Р!
22 ОКТЯБРЯ 2020
20 октября 2020

Левченко: Я хотел защитить людей

Сергей Левченко уволился с поста губернатора Иркутской области 12 декабря. Спустя четыре дня на пресс-конференции экс-глава региона объяснил свой поступок желанием защитить людей, которые работали рядом с ним. А ещё он рассказал, чего удалось добиться за 4 года, и пообещал «достаточно много удивительных событий» в 2020 году.

Довольно просторный пресс-центр едва уместил всех – на пресс-конференцию пришли не только журналисты, но и общественники и сторонники Левченко. Между рядами теснились операторы с камерами, некоторым гостям пришлось стоять все 2 часа, что говорил экс-глава. Среди них – руководитель фракции КПРФ в заксобрании Андрей Левченко, его зам Андрей Андреев, глава комитета по законодательству о сельском хозяйстве, экологии и природопользовании Роман Габов. Секунда в секунду входит Сергей Георгиевич, и стоящие рядом со входом его товарищи встречают бывшего губернатора аплодисментами.

Первый час – традиционный отчёт о том, чего удалось достичь. На этот раз – за 4 года. Эта часть пресс-конференции мало отличалась от предыдущих, которые давал Сергей Левченко. Много цифр, говорящих про рост, рекорды, многомиллиардные суммы и сотни объектов. Порой казалось, что он всё ещё губернатор. Хотя в это же время шло совещание у врио главы Игоря Кобзева.

Говорил Левченко, как всегда, ровно, но в этот раз всё получилось тише и проникновеннее. И особенно – когда речь заходила про отставку и работу в зоне летнего паводка.

— Я собирал моих коллег в субботу, позавчера, говорил им слова благодарности, хотел бы, чтобы через вас, нормальных простых людей, которые эту поддержку чувствовали, получали, чтобы они поняли, что у меня к ним большая благодарность. Многим-многим работникам правительства, руководителям министерств. Я видел, они действительно героически вели работу, сражались.

Я рассчитываю на вас, что вы максимально объективно будете и этот период времени освещать, потому что всё познаётся в сравнении. Но и учитывая, что первая задача выполнена, вал негатива закончен, эта вакханалия прекратилась, надеюсь, что в дальнейшем никто из местных в этом участвовать не будет.

О причинах отставки

— Задают вопросы: почему ушли? Несколько причин тому было, целей. Я должен вам доложить, что одна из целей уже выполнена. Как вы все заметили, про Иркутскую область стали говорить хорошо. По большому счёту ничего не изменилось (чуть усмехнулся), но уже всё хорошо. И жители Иркутской области перестали быть перед прессом, когда навязывали всей стране, что здесь живут какие-то плохие люди, здесь плохие всех уровней чиновники, плохие врачи, плохие учителя.

Это же началось не летом, а гораздо раньше, и я столько получал от обычных, нормальных, простых людей вот таких вопросов: «Что происходит? Что, мы хуже, чем другие в России?» Да мы лучше! По многим направлениям лучше.

«Защитите нас». Я защитил.

Вторая цель, которую я ставил. Я, наверно, сегодня подробно об этом говорить не буду. Знаете, есть такая поговорка: не говори гоп, пока не перепрыгнешь. Я надеюсь, что она тоже осуществится, после этого я вам скажу.

По крайней мере, я думаю, что и те люди, которые вместе со мной работали 4 года, и те, кто вместе со мной жил на подтопленных территориях, я там 3 месяца жил, встречался с десятками людей, бывало, что я дорогу переходил 4 часа. Выходишь из помещения, где мне обустроили кабинет, видят, что вышел губернатор, и собиралось такое количество людей, все спрашивали, до десятка помощников стояли, чтобы фиксировать все обращения.

И все те, кто работали, и на местах в основном, и местные руководители, и правительства, у нас же там 200-300 человек в постоянном режиме, как говорится, и день и ночь, первое наводнение, второе наводнение, когда люди в таком состоянии. Они через свой ум, через своё сердце пропускали всю беду людскую, и конечно, я их должен был защитить. Потому что их ругали. Пауза.

Я думаю, что второй цели добьюсь, а за ней третья, четвёртая и пятая.

В конце речи Левченко поблагодарил всех, кто работал на ликвидации последствий, правкомиссию с её председателем вице-премьером Виталием Мутко.

О будущем

Что вы планируете делать дальше?

— Работать на благо Иркутской области. Никуда не собираюсь уезжать, я думаю — я умею это делать, не зря меня 10 раз избирали депутатом разного уровня, начиная с районного, городского, областного и в Госдуме — что я смогу и сегодня помогать очень многим. Поэтому я здесь. Приходите.

То есть то, что вы покинете область, это слухи?

— Не хочу. Предложений было много, разных. Каких только ни было. Не дождутся.

О законах

Наверняка, были у вас провалы?

— Провалов не было. Наверно, решения, по происшествии нескольких лет, месяцев, можно было принять более эффективные. Но это не провалы. Я думаю, что исходя из сегодняшней системы власти, очень многое из того, что лучше не добивались, находится в решении на уровне Федерации.

Например. У нас объявлена чрезвычайная ситуация. И с начала июля мы работали в чрезвычайных условиях, когда нужно было принимать решения в совсем другом темпе. 8 июля. Когда я увидел тот объём, который требуется, чтобы Тулун сделать совсем новым, это было воскресенье, я собрал людей, мэра, представителей правительства, архитекторов, человек 20 и весь день ездил по городу, чтобы выбрать места. Микрорайон Угольщиков выбрал 8 июля, микрорайон Берёзовая роща — в тот же день.

Руководя рабочей группой, я принял решение защитить центральную часть города Нижнеудинска, она вся старая, она вся затопленная. Но город старинный, про него Дюма писал, он старше, чем Иркутск. Несмотря на то, что требуются большие деньги, чтобы сделать защитные сооружения, я это решение принял. Это было воплощены в наши средства, в федеральные средства.

Но существует федеральное законодательство. Нужно выбрать территорию, нужно сделать генплан, проект застройки, после того, как он будет сделан, объявляешь публичные слушания не ранее чем 30 суток, после публичных слушаний, ты имеешь право тратить средства, чтобы делать проекты самих микрорайонов, проектировать дороги, коммуникации. Скажите, пожалуйста, это чрезвычайная ситуация? Конечно, нет, и закон о чрезвычайной ситуации не отменяет всего того, что делается в обычном темпе.

Я думаю, что во многом мы должны ремонтировать федеральное законодательство, в том числе законодательство по отношению к муниципалитетам, тот самый 131-й закон, пакет законов, его нужно менять. И я знаю, что уже после нашей чрезвычайной ситуации федеральное законодательство начало заниматься тем, чтобы его отремонтировать.

Ещё один момент, мы единственные в РФ до конца декабря сделаем все проекты зоны затопления во всех 135 муниципальных образованиях, которые подверглись наводнению первому и второму, это надо было делать параллельно, потому что нет затверждённой зоны затопления, соответственно, ты не можешь тратить государственные средства, чтобы проектировать те или иные объекты.

Об Игоре Кобзеве

Как оцениваете врио Игоря Кобзева?

— Как в медицине говорят: вскрытие покажет. Я думаю, что, наверно, у каждого из людей какие-то надежды в любом случае есть. Оценивать сегодня действительно рано. Я бы на этот вопрос ответил так: скорее всего, оценивать работу ваши коллеги (журналисты — ред.), в первую очередь, федеральные, будут позитивно, я надеюсь, что это будет не только с точки зрения освещения в СМИ, но и будет позитивная работа и в реальности. Как вы понимаете, освещение и реальность в последнее время в нашей стране очень далеки друг от друга. Я надеюсь на хорошую позитивную работу, на результаты.

Я всегда с этого начинаю. Всё познаётся в сравнении.

Вы уже встречались с врио?

— Я встречался с Игорем Ивановичем. Мы втроём беседовали: он, полпред в СФО Сергей Иванович Меняйло, и я, мы обсуждали многие принципиальные вопросы.

О пятилетке

Что будет дальше с планами, которые приняли власти региона?

— Я могу выразить надежду, что радикальных в ближайшее время изменений не будет. Потому что это всё-таки мягко говоря большая смелость, когда взять и полностью, большинство заменить в период зимы нашей сибирской, в период начала года, когда многие вопросы нужно профессионально запустить на целый год, с точки зрения строительства и всей бюджетной сферы. Мы же приняли бюджет на следующий год, он достаточно серьёзный, он социальный, он и с точки зрения развития хороший.

Но это голосование произошло. Я благодарен депутатам заксобрания, что они все эти 4 года единогласно утверждали бюджеты, которые я им говорил. Такого результат в РФ больше нет, чтобы 4 с лишним единогласно принимались предложения губернаторов. И на уровне федеральном нет такого опыта.

Но это принятие в общих цифрах должно быть перелито в конкретные решения на уровне правительства, министерств, так называемых ГРБСов (главных распорядителей бюджетных средств — ред.), которые непосредственно расходуют средства, плюс потом ещё проведены конкурсы, а для того, чтобы появились подрядчики.

Планы есть, я много раз об этом говорил. Я думаю, мы довольно основательно составили планы на пятилетку, которая с этого года начала работать.

Я надеюсь, что мы продолжим всю ту работу, которая была сделана всем правительством, всеми министерствами, всеми территориями, мэрами, которые участвовали в создании этого 5-летнего плана. Взять и сказать, что то, что тысячи людей наработали, это всё неправильно, а я буду какие-то другие планы строить, это неразумно. Надеюсь, что всё это будет осуществляться.

Новый врио рассчитывает на вашу поддержку и сотрудничество. О чём идёт речь?

— Я готов рассказать, прокомментировать, объяснить, как шла подготовка к планированию в области, какими целями мы руководствовались, чтобы эти планы составить, на кого опираться. Если такого рода поддержка будет нужна, я всегда буду готов её оказать, потому что я считаю, что если ломать с точки зрения целеполагания и планирования, надо сначала предложить что-то другое, сказать, что давайте мы это разрушим, а потом будем думать, что делать – у нас слишком часто в России за последние десятилетия было, ни к чему хорошему это не приводит.

О том, кому выгодна отставка

— Есть такое выражение: ищите, кому это выгодно. Вот пример на одном лесном комплексе. 3 миллиарда рублей платили те, кто зарабатывает на лесном ресурсе, сейчас – 10 с лишним.

Кто заинтересован в том, чтобы вернуться к прежней ситуации, к мутной воде? Криминал — компании, которые добывали ресурсы, не были зарегистрированы в качестве налогоплательщиков и по карманам своим деньги прятали. «Единая Россия» заинтересована в том, чтобы вернуть? Заинтересована. Это вторая сила. Заинтересованы те, кто не платил налогов, олигархи, вертикально-интегрированные структуры, вернуться к вольнице? Заинтересованы.

С точки зрения внутренних сил, это точно нет, 100%-но нет, сложно, чтобы твои подчинённые тебя выдавили, ну по крайней мере меня, я не отношусь к такому кругу лиц, которых могут выдавить подчинённые.

Об уголовных делах

Давление было не только в СМИ?

Мне кажется, что и вас всех, и любого жителя Иркутской области эта вакханалия всегда трогала. Когда любой репортаж в федеральных органах, ваши коллеги им подмагивали, начинается с того, что в Иркутской области всё плохо. На меня, как на губернатора, главное лицо в области, это оказывало очень большое давление. Это очень серьёзное давление. Я действительно не нашёл варианта, как людей защитить.

Второе я уже говорил о том, что я должен был защитить всех тех, кто самоотверженно работал сегодня.

Что касается других вариантов давления. Ну я действительно видел, как работают не жалея сил.

Например, работа в бюджетной сфере. Если завод миллион деталей в год производит, а на следующий год сделал 2 миллиона таким же количеством людей, согласитесь, что увеличился темп, люди стали работать больше. И если бюджет увеличился более чем в 2 раза, а каждый бюджетный рубль проходит через многие руки. Тот же состав правительства, но мы стали работать в 2 раза больше. Это тоже несправедливая оценка: люди стали в 2 раза больше работать, а их стали хуже оценивать, чем 2-3 года назад. Это тоже давление. Я должен был их защитить.

Я говорю и об уголовных делах. Та же самая лесная сфера. Ну не было результатов никогда таких ни в РФ, ни в Иркутской области в последние десятилетия!

Это цифры, которые в претензии с точки зрения преследования. То 50 миллиардов, то 200, то 300, то 900 миллиардов. Пропал пыл, начали говорить, что Шеверда организовал санитарные рубки, хотя он ничего не организовывает, у него должность другая. Потом уже сменили точку зрения — что он не воспрепятствовал этим делам. Ну сколько можно?

Или с этими лифтами. Я недавно, буквально, — честно говоря, надоела эта вакханалия, — я неделю назад дал поручение службам, министерствам, проверить не с точки зрения юридической, а с точки зрения реальной, фактической деятельности. Цифры назвали, какие-то 185 миллионов где-то пропало. Вот докладывает министерство жилищно-коммунального хозяйства, из-за какого-то коэффициента, который применялся, посчитали, этот коэффициент увеличил стоимость производства лифтов не на 185 млн, а на 990 тысяч. Есть разница?

Давайте сравним стоимость лифтов с теми, которые рядом с нами, в Сибири, на Дальнем востоке. Вот цифры, которые мне дало министерство. Стоимость кабины лифта в Иркутске 1,052 миллиона, в Красноярске — 1,053. Это что надо красноярцев посадить всех? В Хабаровске — 1,132 миллиона. Ещё дороже. Стоимость в сборе оборудования в Ангарске — 2,164, в Томске — 2,076, в Хабаровске —2,131. Абсолютно цифры соответствуют тем, которые во всех сибирских и дальневосточных регионах. Если уж вы пытаетесь найти при средних цифрах, значит тогда вы и в других посмотрите. А если в других всё нормально, то почему у нас при тех же цифрах есть проблемы?

Ещё один момент. Я очень дружу с руководством Белоруссии, очень ценю Александр Григорьевича как президента, я вам просто советую, те, кто не был, приедьте в Белоруссию, посмотрите, каково там, пройдитесь по улицам, по деревням. И когда я увидел, как в Белоруссии эти лифты делают, когда мне специалисты сказали, сколько это будет стоить, я попросил правительство: давайте вы будете их сюда возить. Я увидел, что они действительно дешёвые. По сравнению с теми, которые есть в Москве.

Я повторяю — средняя цена. И за что людей морочить?

Вот что я защищал.

Уголовные дела сейчас прекращены будут?

— Наши результаты выше, чем в среднем по России. Я считаю, что многие вопросы просто несправедливы по отношению ко многим работникам правительства и министерств Иркутской области, поэтому надеюсь, что после того, как политическая составляющая уйдёт, отношение к этим делам будет объективное. Это защита с моей стороны.

Об участии в выборах 2020 года

Будет ли КПРФ участвовать в выборах губернатора в 2020 году?

— Участвовать будет. Не было ещё ни разу, чтобы КПРФ не участвовала во всех значимых выборах, начиная с муниципального уровня, заканчивая выборами президента. Насчёт конкурентности, надеюсь, что они будут конкурентными.

У КПРФ есть кандидат?

— И не один. Всё-таки партия отличается от всех остальных партий. Есть кандидаты на все посты – от самых небольших, до самых высоких, в отличие от многих других партий, которые пользуются услугами варягов.

Будете ли вы участвовать в выборах губернатора?

— Жизнь покажет. Я думаю, что вы всё это чувствуете, она у нас такая турбулентная, жизнь и политика. Если судить по вашим коллегами, СМИ, с утра хорошо, с обеда плохо. Всё может произойти… Даже не о сентябре сейчас речь, а даже в июне, когда будут приниматься эти решения. Я думаю, что вы можете ожидать достаточно много за это время разных интересных, удивительных событий. Я вот так бы сказал. В условиях турбулентности, все такие предсказания неразумны.

С точки зрения законодательства это в принципе возможно?

— Я не юрист сам, и в этом случае должен основываться на мнении правовиков. Но в этой ситуации, почему я и говорю о турбулентности, я услышал два достаточно обоснованных мнения: что можно и что нельзя. Поэтому давайте подождём немного.

О сити-менеджере

— Принимать решение будет городская дума. Чтобы сити-менеджера избрать, необходимо не менее чем 24 голоса из 35, и ни одна из политических партий, групп, которые там представлены, такого количества не имеет. Поэтому я думаю, что кандидатура, на которой могут сойтись интересы как минимум 24 депутатов, скорее всего, будет компромиссной. Сегодня не очень разумно объявлять кандидатуры людей, которые пойдут или не пойдут. Это процесс договорённости между разными политическими силами, его предвосхищать или авансировать, наверно, не разумно.

Добавить отзыв

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Правила
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ