Р!
27 МАЯ 2020
25 мая 2020
24 мая 2020
Новости Иркутска

Жить одним днём

Четыре недели самоизоляции, объявленной из-за распространения коронавируса, позади. Работать могут единицы, по большей части – это крупные компании. Эксперты сходятся во мнении, что малый и средний бизнес в Иркутской области, как и во всей России, постепенно сжимается: адаптироваться успели немногие, но многим пришлось закрыться. Предприниматели готовятся «расхлёбывать» последствия кризиса годами.

Профильные институты начали снимать первые реакции бизнеса на изменения в экономике из-за кризиса и пандемии во второй половине апреля, когда прошло уже 2 недели нерабочих дней. Результаты исследований появились к концу месяца — и они неутешительные. Всю аналитику, как утверждают авторы, направляют в правительство РФ в качестве предложений для включения в комплекс мер господдержки. Больше цифр

В середине апреля аппарат Уполномоченного по защите прав предпринимателей в РФ запустил опрос предпринимателей, предполагающий четыре волны, последняя из которых начнётся в конце мая. На первом этапе специалисты привлекли тысячу компаний-экспертов, работающих в разных сферах: от услуг до промышленности. Из них 60% отметили падение спроса в своих отраслях в половину, 30% — почти полностью. В основном, это коснулось сферы услуг, общепита и развлечений.

Самыми привлекательными для бизнеса мерами поддержки названы снижение страховых выплат до 15%, освобождение от налогов и деньги на зарплаты. Также предложены прямые субсидии на закупку сырья, пополнение оборотных средств, оплату лизинга и транспорта, отсрочка коммунальных и арендных платежей. Эта ситуация применима и к Иркутской области, от которой в опросе участвует 100 компаний.

Аналогичное исследование проводит Торгово-Промышленная палата Восточной Сибири. Во второй половине месяца она опубликовала итоги первого этапа мониторинга, касающегося конкретно Приангарья. В опросе приняли участие около 300 местных компаний – в основном, малые и микропредприятия. Анализ ситуации показал, что в первые дни самоизоляции почти половине организаций пришлось полностью прекратить работу, для четверти доходы упали на 75%. К середине месяца всех сотрудников уволили 7% фирм, а 44% ещё пытались сохранить персонал.

Предприниматели жаловались на отсутствие денег на арендные платежи, кредиты, налоги и зарплаты, критическое падение спроса, потерю клиентов и невозможность воспользоваться мерами господдержки. При этом больше половины опрошенных заявили, что предложенные меры никак не помогут их компаниям. Исследование также собрало и главные требования бизнес-сообщества: объявление всех отраслей пострадавшими, субсидии на зарплату, арендные каникулы, снижение налогов, в том числе и НДС, и кредитование под низкий процент.

По данным правительства Иркутской области, на сегодня уже введён ряд мер поддержки для малого и среднего бизнеса (МСБ), из-за которых нагрузка на бюджет региона составит примерно 3 миллиарда рублей. Так, до конца года для владельцев торгово-офисной недвижимости в 1,5 раза (с 0,75% до 0,5%) снижена ставка по региональному налогу на имущество. Объём льгот в результате такого решения оценивается в 500 миллионов рублей. С 18 марта до 31 сентября субъекты МСБ освобождены от арендных платежей за пользование объектами недвижимого имущества в областной собственности на сумму 70 миллионов рублей.

Кроме того, утверждён перенос сроков уплаты ряда налогов в бюджет области на 1,3 миллиарда рублей. Недополученные доходы бюджета от видов деятельности, которые правительство РФ в ближайшее время планирует признать пострадавшими, оцениваются в 1,1 миллиарда рублей. К этому нужно добавить выплаты пособий для граждан, признанных временно безработными (12,13 тысячи рублей), дополнительные выплаты по 3 тысяч рублей на каждого ребёнка младше 18 лет и компенсации до 19 тысяч рублей работодателям, которые перевели сотрудников на неполный рабочий день или отправили их в отпуск без содержания.

По сведениям правительства, в регионе действует 37% индивидуальных предпринимателей, 46% малых предприятий и 79% крупных и средних организаций.

«Насос для перекачки денег»

«Спасение утопающих – дело рук самих утопающих», — так охарактеризовал ситуацию руководитель общественной организации «Предприниматели Иркутской области» Ильдус Галяутдинов. По его словам, тяжёлая ситуация с малым бизнесом сложилась не вчера. По данным Росстата, которые приводит эксперт, на долю доходов всех россиян в 2019 году от предпринимательской деятельности приходилось всего 6,1%, а в 2018-м – чуть выше 7,5%. А по сведениям Федеральной налоговой службы, уже в марте 2020-го число индивидуальных предпринимателей, прекративших работу, выросло на 77,2% по сравнению с мартом 2019-го, число зарегистрированных ИП – снизилось на 13%.

Эксперт подчёркивает, что кризис продемонстрировал всем уровням власти слабость и уязвимость малого и среднего бизнеса. «Нет у него никакой ощутимой подушки безопасности, живёт он по большей части, что называется, «с колёс», по сути, выполняя роль насоса для перекачки денег от населения через механизмы продаж товаров или услуг либо крупному бизнесу их производящему, либо в бюджеты различных уровней в виде налогов и квазиналогов», — поясняет эксперт.

Предложенные меры господдержки он характеризует коротко: «Лучше чем ничего, но на перспективу принципиально ничего не меняют».

Так, например, принятое заксобрание Иркутской области решение о заморозке на 2020 год ставки по налогу на имущество до 0,5% ничего не решит, «так как и без коронавирусного удара для малого бизнеса и эта величина была неподъёмной». Эксперт подчёркивает, что «жизненно необходимо отсечь от этого налога помещения площадью менее 2 тысяч квадратных метров». Подобные меры действуют в других регионах России – например, в Москве, Санкт-Петербурге, Новосибирской области «порог отсечения» — 3 тысячи квадратных метров, в Свердловской и Ивановской – 5 тысяч, в Хабаровском крае – 2 тысячи.

Эксперт считает, что меры по спасению малого бизнеса должны быть направлены не только и не столько на решение сиюминутных проблем, сколько на фундаментальные проблемы. «Первейший завал здесь — суммарное налоговое и квазиналоговое давление на малый бизнес, давно перешедший всякие разумные величины», — заключает эксперт.

По его мнению, сложно сейчас представить последствия по итогам пандемии в 2020 году. «Одно очевидно: роста ожидать не приходится», — заявляет Галяутдинов. А чтобы выжить в новых реалиях, считает эксперт, бизнесу «надо крутиться». «Отсюда неизбежен рост теневой экономики, криминализация сферы малого бизнеса», — резюмирует предприниматель.

«Проще было закрыться»

Самая важная и долгожданная мера поддержки, которую предприниматели хотели бы получить, касается выплаты зарплат, рассказывает бизнес-омбудсмен в Иркутской области Андрей Капитонов. Изначально государство определило для этого кредиты под 0% годовых, но, как показала акция «тайный покупатель», которую тут же запустили в регионе, банки были не готовы к такому решению. «В первую неделю вообще ни один банк не предоставлял такие кредиты, в банках объясняли, что нет регламентов», — поясняет Капитонов.

После 17 апреля ситуация изменилась. ВТБ начал заключать первые договоры, а в Сбербанке стартовали первые выплаты. Такую поддержку, по словам бизнес-омбудсмена, могут получить малые и средние предприятия с выручкой в год менее 800 миллионов рублей, численностью сотрудников не более 100 человек, а главное — включённые в реестр наиболее пострадавших отраслей от коронавируса.

Но выдачу кредитов даже президент России Владимир Путин признал недостаточно эффективной, поэтому федеральный центр решил выплачивать бизнесу по 12 тысяч рублей на каждого сохранённого сотрудника. «При первом приближении – мера хорошая, предприниматели её ждут, это прямая адресная помощь каждому предприятию. Но нормативки ещё нет, поэтому неизвестно, как будет реализовываться», — подчёркивает Капитонов.

По его словам, есть примеры, когда компании решили закрыться. Например, турфирмы. «Они просто вернули предоплату клиентам, туры отменили, штат сотрудников, обычно небольшой, распустили и приняли решение о добровольной ликвидации, чтобы, возможно, переждать ситуацию. Им проще было закрыться, чем платить аренду, содержать имущество, платить зарплату», — заявляет бизнес-омбудсмен.

Он замечает, что в аппарат поступает довольно много обращений от предприятий. Например, пострадавшими себя посчитали рекламные компании, которые столкнулись с массовым расторжением договоров на размещение рекламы на билбордах и возвращением предоплаты. Также, рассказывает Капитонов, жаловались автошколы на невозможность обучать клиентов на удалёнке. Эту проблему на региональном уровне недавно сняли.

Но с постепенным возвращением в работу фирм тоже есть свои проблемы, которые касаются жёстких требований по содержанию помещений, включающих, в частности, покупку дорогостоящих и сейчас уже дефицитных бактерицидных ламп. Здесь аппарат бизнес-омбудсмена будет анализировать постановление главного санитарного врача «на предмет избыточности предъявляемых требований».

С торговыми центрами, по словам Капитонова, ситуация оказалась ещё «интереснее». С одной стороны — арендаторы, которые жалуются, что владельцы ТЦ заставляют их работать во время режима самоизоляции и по полной платить за аренду, а с другой — те же собственники, которые заявляют о падении трафика, отсутствии доходов и невозможности расплатиться по кредитам, взятым как раз на строительство ТЦ.

Решение о снижении ставки по налогу на имущество бизнес-омбудсмен называет хорошим для владельцев недвижимости, поможет ли это арендаторам – зависит от ситуации. «Это всё индивидуально, кто-то понимает ситуацию, держится за арендаторов, а кто-то не идёт на контакт. Есть те, кто сами управляют ТЦ, живут на этой территории, а у кого-то – «голова» в Москве – вот с ними, конечно, тяжело разговаривать», — объясняет Капитонов.

По его словам, прогноз, как будут развиваться события, давать крайне затруднительно. «Таким прогнозом обладает, наверно, только небесная канцелярия. Это никто не знает. Сейчас ощущение предпринимателей — не знаем, куда это выведет, живём одним днём. Планы строят краткосрочные, вперёд не смотрят», — подчёркивает бизнес-омбудсмен.

«Дать денег гражданам»

Для некоторых предприятий, действительно, правильнее было закрыться сразу, чтобы какую-то массу денег «не проесть» и сохранить, заявляет председатель Иркутского регионального отделения общероссийской общественной организации «Деловая Россия» Роман Ищенко. «Поскольку в этой ситуации нести издержки просто невозможно», — подчёркивает эксперт.

В первую очередь, по его словам, это коснулось малого бизнеса, связанного с обслуживанием населения. Для других компаний, занятых в производстве и строительстве, «сегодня не стоит вопрос закрытия, но, возможно, он возникнет завтра». Застройщиков ещё поддерживают жёстко определённые по срокам работы по ликвидации последствий прошлогодней ЧС.

«У ряда предприятий процесс инерционный: они продолжают плавно падать. Фирмы сейчас завершают заказы, которые остались с прошлых месяцев, то есть в течение месяца-двух они тоже могут уйти с рынка. Это зависит от ситуации с вирусом. Если, например, население выпустят в мае, кого-то это спасёт. Кроме того, сам по себе кризис никуда не делся, он по спирали будет разгоняться, независимо от вирусного сценария», — поясняет эксперт.

По его словам, все организации пытаются по возможности оперативно адаптироваться, в основном, переходя на онлайн-формы работы с потребителями. Но независимо от этого предприятия фиксируют падение совокупного платёжеспособного спроса. «Можно представить на примере ресторанов. Даже если всех выпустят, из 100% массы, которые ходили в рестораны ещё 2-3 месяца назад, наверно, останется процентов 30%, и эти 30 будут плавно таять. То есть из 100% ресторанов, существующих в городе, 70% закроются. Понятно, что цифры сугубо субъективно, но отражают настроения и ощущения», — подчёркивает Ищенко.

По его мнению, снижение ставки по налогу на имущество – актуальная мера, но это не значит, что она спасёт компании. Кроме того, непонятно, кто будет контролировать владельцев ТЦ, чтобы те, как предполагали власти, снижали арендные платежи для предпринимателей. Тут важно другое: те, кто «понимает ситуацию», предоставил арендаторам «каникулы», чтобы их просто не потерять. «Те, кто этого не понял, встал в позу. Но их меньше», — замечает предприниматель.

С кредитами на зарплату ситуация тоже неоднозначная. С одной стороны, бизнесмены негативно относятся к кредитам, так как это дополнительное ярмо. С другой стороны, есть организации, которые пойдут за кредитами в надежде сохранить персонал и «пересидеть». «Другой вопрос, что у всех складывается ощущение, что пересидеть не получится», — замечает Ищенко.

А к выплатам по 12 тысяч рублей на каждого сохранённого сотрудника, объявленным на федеральном уровне, по словам эксперта, бизнес-сообщество и вовсе относится с сарказмом. «Предприниматель завтра увольняет сотрудника, он встаёт на учёт как безработный и получает пособие в размере 12 тысяч рублей. Власти говорят предпринимателю, если ты его сохранишь, то мы тебе дадим 12 тысяч рублей на этого сотрудника. То есть государство из одного кармана переложило в другой, сделало вид, будто помогло предпринимателю», — объясняет Ищенко.

Когда бизнес сможет восполнить потери, эксперт не даёт прогнозов, по его словам, всё будет зависеть от мировых событий. «Предпринимательское сообщество осознало масштаб, и все готовятся к годам, а не к месяцам», — заявляет он.

По его мнению, сегодня требуется прямое стимулирование платёжеспособного спроса, то есть выдача денег населению. Это, по словам Ищенко, существенно повлияло бы на ситуацию, потому что граждане пошли бы эти деньги тратить, соответственно, какие-то бизнес-процессы смогли запуститься.

Но, скорее всего, как объясняет предприниматель отсутствие сейчас такой меры поддержки, из-за неопределённости правительство старается не расходовать сразу все накопленные резервы: «Как если во время боя вы за 3 минуты расстреляете весь свой боезапас, а бою длиться ещё полдня, понятно, что вы в таком случае просто погибнете».

Добавить отзыв

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Правила