Р!
28 НОЯБРЯ 2020
27 ноября 2020
26 ноября 2020
Исчезающий Иркутск

Дом Цукасовой, в котором выступал Троцкий

Напротив здания Налоговой службы на улице Декабрьских Событий есть одноэтажный зелёный дом с огромными окнами, голубыми ставнями, резными кронштейнами под крышей и массивными дверьми на крыльце, которое уже давно не используется и забрано решёткой. Сейчас здесь располагается райпотребсоюз, а в начале XX века мог выступать Лев Троцкий.

Портал «ИрСити» и руководитель Клуба молодых учёных «Альянс», историк Алексей Петров запустили совместный проект о деревянных домах «Исчезающий Иркутск» в октябре 2014 года. С тех пор рассказано более 100 историй о заброшенных, полуразрушенных памятниках архитектуры и просто знаковых для города зданиях. Некоторые из них уже исчезли с карты Иркутска.

С домом №52 по улице Декабрьских Событий с самого начала возникла путаница. Как сообщается на сайте службы по охране объектов культурного наследия по Иркутской области, это деревянная усадьба Цукасовой 1880 годов постройки, памятник федерального значения.

На сайте Минкультуры России в карточке здания размещена фотография соседнего двухэтажного каменного дома (№50). Кроме того, у 52-го дома есть второе название – усадьба Дьяконова. В некоторых источниках домом Цукасовой называют деревянное двухэтажное здание №54.

Как рассказывает Алексей Петров, Алексей Михайлович Дьяконов был иркутским купцом, который дважды избирался в городскую думу, был гласным. Дьяконов заведовал отдельными отраслями городского хозяйства, был председателем комиссии по ревизии отчётов банка Медведниковой, членом ревизионной комиссии. Из думы он ушёл в 1917 году по болезни, хотя ему было всего 40 лет.

«Дьяконов известен тем, что удачно женился», — шутит Петров. Его супругой была Александра Самсонова, дочь известного иркутского предпринимателя Диомида Самсонова. Про их дом мы писали в «Исчезающем Иркутске» в 2017 году – он находится за гостиницей «Сибирь». В начале XX века в нём размещалась подпольная типография большевистской организации «Союз типографских рабочих».

Мария Абрамовна Цукасова (Новомейская), которой также мог принадлежать дом, была родом из купеческой семьи из Баргузина и всю жизнь проработала в народном образовании, являлась членом РСДРП. Её муж Моисей Минеевич Цукасов владел «Магазином элегантной обуви», в котором продавались, в частности, галоши. Он располагался на улице Большой (Карла Маркса). Кроме того, он помогал больнице для слепых в Иркутске и владел Свято-Иннокентьевским рудником. Моисей Цукасов входил в правление синагоги, был членом общества взаимного кредита, а в 1909 году входил в комиссию по устройству иркутской биржи.

«В 80-90 годы XIX века дом был что-то вроде штаба Навального в Иркутске, потому что сюда приходили политические ссыльные и здесь проводили дискуссии, читали лекции», — замечает Петров. Если 52-й дом принадлежал Цукасовым, то именно в нём 3 марта 1902 года выступал с докладом Лев Троцкий, сбежавший их верхнеленской ссылки.

В газетных заметках начала XX века дом Цукасовых, их магазин и дача часто упоминаются в связи с обысками, которые проводила у них полиция. В 1911 году Мария Цукасова была арестована и отправлена в Москву, где несколько месяцев просидела в Бутырках.

Вопрос о принадлежности дома Цукасовым связан с воспоминаниями редактора иркутской губернской газеты «Восточное обозрение» Ивана Попова, в которых он описывает здание как

«Очень много делала для ссылки и особенно для социал-демократов М.А. Цукасова (урождённая Новомейская из Баргузина), не раз ссыльные находили приют у неё, или она устраивала их на квартирах знакомых. Её квартира была явочной, беглецы из провинции иногда являлись к Марье Абрамовне в то время, когда у неё бывали гости. Помню, как-то раз, по случаю ли рожденья её сына или по другому поводу, собралось у Цукасовых много народа.

Были здесь и судейские, и, между прочим, товарищ прокурор судебной палаты Тунгусов, в самый разгар собрания приехал ссыльный, бежавший из Якутска (фамилию не помню). Он заявился к Цукасовым. Марья Абрамовна выдала его за своего двоюродного брата, приехавшего из Баргузина. Так он сошёл за кузена, и я поддерживал эту мистификацию, приходя на помощь, когда приезжего расспрашивали о Баргузине», — писал Попов.

По его воспоминаниям, Цукасова была арестована, когда у неё ночевали двое бежавших из ссылки, считая, что её квартира после недавнего обыска была застрахована от повторного визита полиции.

«Но жандармы проследили беглецов. Муж её, Моисей Минеевич, успел отобрать у ночевавших револьверы и снёс их к прокурору Тунгусову, который жил во втором этаже того же дома, где жили и Цукасовы. На квартире и в амбарах у Цукасовых постоянно хранились вещи для беглецов и ссылки, а когда бежали из александровской тюрьмы «романовцы», то тулупы, одежда, упряжь и другие вещи были свезены к Цукасовым», — вспоминал Попов.

По мнению Петрова, Дьяконов мог стать владельцем дома после того, как из него съехали Цукасовы.

Кроме политической деятельности, Мария Цукасова до революции была волонтёром в сиротском доме, учительствовала, входила в совет народных библиотекарей имени Александры Викторовны Потаниной. Кроме того, она была избрана в городскую думу. Петров предполагает, что Цукасова была одной из первых женщин, которые входили в гордуму досоветского периода. Мария Абрамовна входила в Русское географическое общество, в советское время была инициатором группы по открытию милицейского клуба и заведовала милицейскими курсами. «Скорее всего, первых иркутских милиционеров она учила грамоте», — отмечает Петров.

«В моём понимании Мария Цукасова сделала ещё и большое дело для книжного издательства в Иркутске, поскольку в 1907 году она стала представителем книжного издательства «Молот» в Иркутске, соответственно, через неё поступали книги из Москвы и Петербурга», — отмечает Петров.

У Цукасовых было двое детей —

На форуме «Еврейские корни» есть отрывок из воспоминаний её племянницы Эли Каминер. Она рассказывает, что Хаим был убит во время Великой Отечественной войны под Москвой. «Тётя Маня (Мария Цукасова – ред.), будучи в состоянии страшного душевного состояния после смерти (пропажи без вести) её сына Вити, отправилась в путь искать его по всем фронтам, но заболела и умерла неизвестно где», — писала Каминер.

После её смерти в 1943 году семья Каминер пригласила Моисея Цукасова к себе в Израиль. Там он прожил несколько лет, пока у него не было обнаружено онкологическое заболевание. Цукасов ездил на консультации к врачу в Берлин, где потом и умер. У Виталия Цукасова был сын Сергей, который работал журналистом в Москве в газете «Правда», журнале «Проблемы мира и социализма», умер в 1989 году в Праге.

Давид Цукасов около 25 лет жил в Китае, в 1957 году уехал в Сидней. По воспоминаниям Эли Каминер, родственники предлагали ему переехать к ним в Израиль, но он отказался, так как против была его жена («русская девушка, коммунистка»). «Мы очень сожалели, потому что Дезя был бухгалтером, знающим досконально английский язык, и мог с лёгкостью найти работу. Также для них была готова квартира (покойного брата Миши) в Иерусалимском районе Рехавия», — писала Каминер.

Сын Давида – Рене – стал химиком, окончил Шанхайский университет, вместе с отцом переехал в Австралию. У него родилось двое детей – Виталий и Марк.

Последние как минимум 40 лет в доме Цукасовых располагается райпотребсоюз. По словам Натальи, которая живёт с рождения в этом дворе, он использовал старый амбар, который уцелел с дореволюционных времён: на первом этаже хранили непродовольственные товары, на втором – продукты. В советское время, говорит она, даже сторож райпотребсоюза был блатным – через него можно было достать дефицитные вещи. Так, например, её отец достал для неё японское платье на выпускной.

В начале 90-х во дворе жила бабушка, которая работала сторожем у купца, построившего усадьбу. К сожалению, ни её имени, ни фамилии купца Наталья назвать не смогла. По воспоминаниям этой бабушки, в амбар, которые занял райпотребсоюз, раньше заводили лошадей. Наталья рассказывает, что в 90-е во дворе ещё были остатки деревянных ворот, которые позднее заменили на металлические. Соседний каменный двухэтажный дом, по её словам, был колбасным цехом, который переделали под квартиры.

В сам дом Цукасовых нам попасть не удалось — на закрытых дверях райпотребсоюза висело объявление, что организация не принимает посетителей из-за ситуации с распространением коронавируса.

Служба по охране объектов культурного наследия Иркутской области в июне 2020 года проводила техническое обследование усадьбы, в котором общее состояние дома оценивается как удовлетворительное. Согласно документам до 1 июля 2023 года планируется провести научно-исследовательские и проектные работы по сохранению объекта культурного наследия, ремонт здания — до 1 июля 2025-го.

Добавить отзыв

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Правила
ПОПУЛЯРНОЕ
ПОПУЛЯРНОЕ
ПОПУЛЯРНОЕ
ПОПУЛЯРНОЕ