НОВОСТИ
23 ОКТЯБРЯ
22 октября
21 октября
20 октября
19 октября

«Исчезающий Иркутск»: История дома, полного боли

Фото: Яна Ушакова

Журналисты ИА «БайкалПост» и клуб молодых учёных «Альянс» вновь отправились на поиски ещё живой, но очень хрупкой истории Иркутска, которая спряталась в неприметных и полуразрушенных деревянных памятниках архитектуры. На этот раз на улицах города был обнаружен загадочный дом с туманной историей рождения и полной людской боли жизнью.

Скрытый и скрывающий от всех сад с высокими деревьями и ручьём, стоит на Рабочего Штаба, 4, деревянный, местами горелый одноэтажный дом – памятник регионального значения. Со стороны автодороги его не заметишь – ограждён бело-зелёным профлистом. Увидеть здание во всей «красе» – горелое, с обвалившимися стенами и горами мусора внутри – можно войдя на территорию городской клинической больницы №9.

Дом Цейдлера. Рабочего штаба, 4.
Фото: Яна Ушакова

«А ведь какое это примечательное место – территория сада Ивана Цейдлера. Он был назначен комендантом Иркутска в 1819 году, и позже, в 1823-м – иркутским гражданским губернатором. Цейдлер уделял большое внимание своему саду – здесь были высажены деревья, построен через небольшой ручей мостик. В его доме в разные годы жили семьи декабристов Трубецких, Поджио», — рассказывает председатель клуба «Альянс» Алексей Петров.

Исторические справки подсказали, что после того, как Цейдлер уехал из Иркутска, его дом с садом купила семья Трубецких. В 1866 году за 6 тысяч рублей его приобрёл купец Пётр Катышевцев, а потом – в 60-70-х годах XIX века – купцы Трапезниковы, которые открыли в доме ремесленное училище. Учебное заведение разрасталось, возле него появлялись другие постройки. В какой-то момент вырос и наш загадочный деревянный дом, неизвестного назначения и года рождения.

Фото: Яна Ушакова

«В 1885 году иркутским архитектором был составлен проект, по которому к зданию училища и флигелю, должно было добавиться одноэтажное здание больницы. Кто знает, может быть это оно и есть. Точно можно утверждать, что в 1908 году дом уже был. Видно на фотографиях тех лет, что здания создали длинный-длинный архитектурный ансамбль. Дом Цейдлера сгорел в том же 1908 году, а вот этот из всего длинного ансамбля остался», — пояснил историк, действительно показывая этот самый дом на старинной фотографии.

Фото: фото предоставлено Алексеем Петровым

А скоро и этого не будет, подумалось отчего-то, глядя на его современное состояние. С виду небольшой, внутри он когда-то вмещал много комнат. Прогуливаясь по развалинам, мы обнаружили старые ободранные обои, вкрученные в патроны лампочки Ильича, множество надписей в стиле «Здесь был Вася». Одна из комнат – очень просторная – отделана потрескавшейся плиткой. Чем это здание служило в советские времена – детским садом, столовой, больницей? Мы вышли из затенённых комнат в свет, чтобы поискать местных жителей, которые могут знать историю этого дома в советскую и постсоветскую эпохи.

Фото: Яна Ушакова

Нам попалось немало людей с разными историческими версиями. Были варианты, что дом этот был аптекой в 50-х годах ХХ века, токсикологией на протяжении десятилетий, отделением скорой помощи. Большинство называло именно слово «токсикология», склоняя к уверенности в том, что на протяжении десятилетий здесь лечили людей именно с отравлениями.

Логично было выяснить и то, когда дом сгорел. Кто-то рассказывал, что он горел в советское-предзакатное время, кто-то – что три года назад. Опросив с десяток прохожих, сошлись на том, что пожаров могло быть и несколько, но совершенно точно то, что в начале-середине 2000-х годов здание было окончательно повреждено, а токсикология переехала в другое место.

Поиски истины привели нас в городскую клиническую больницу №9. Может быть это здание принадлежало когда-то ей?

Фото: Яна Ушакова

Местный завхоз Игорь Журавлёв рассказал, что сейчас дом им не принадлежит, знает о нём он мало: «В каком-то году его забрало «Агентство развития памятников», и вот он в каком состоянии. Никто его не оградил, окна открыты – бичьё лазит, медработников пугает. Мне дом уже оскомину набил. Хоть заколотили б, если денег нет на реконструкцию».

Грустные мы вышли из больницы и ещё раз прошлись по территории бывшего сада Цейдлера, окинув взглядом покосившуюся токсикологию. Может показаться, что история дома, в котором некогда промывали желудки отравившимся иркутянам, закончилась. Но не тут-то было.

«Больной дом» стал причиной мигреней и у нынешнего его владельца Александра Шафира, который несколько лет назад на аукционе приобрёл здание с намерением его отреставрировать.

Фото: Яна Ушакова

В телефонном разговоре, Александр признался, что уже три года не может добиться хоть каких-то подвижек в деле с реконструкцией дома: «Не могу его отреставрировать, потому что там будут строить новую Маратовскую развязку, а дом частично вошёл на её территорию. Мы хотели его маленько вглубь сдвинуть, взять маленький участок у больницы, а больница панику подняла, «ни пяди родной земли» сказали. Так что сделать с ним теперь ничего нельзя. Что с домом станет – не знаю, спросите об этом у мэра. Видимо будет всё, как в пословице: «пока гром не грянет, мужик не перекрестится», сейчас их эта проблема не очень волнует, соответственно никто ничего и не делает».

Добавить отзыв
Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить