Все новости
Все новости

Тихий крестьянский двор на Бабушкина, спасённый после пожара жильцами

За кирпичной пятиэтажкой притаились сразу пять деревянных домов, в одном из которых живёт первый мастер спорта по футболу в Иркутской области.

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

Крайне колоритный околоток. За кирпичной пятиэтажкой на углу Бабушкина и Дзержинского притаились сразу пять деревянных домов, которые когда-то, вероятно, были частью одной усадьбы. Ни один из них сейчас не выглядит заброшенным, хотя даже внешне видно, что время их не пощадило.

Портал «ИрСити» и историк Алексей Петров (по решению Минюста России от 29 сентября внесён в реестр иностранных средств массовой информации, выполняющих функции иностранного агента) запустили совместный проект о деревянных домах «Исчезающий Иркутск» в октябре 2014 года. С тех пор рассказано более 100 историй о заброшенных, полуразрушенных памятниках архитектуры и просто знаковых для города зданиях. Некоторые из них уже исчезли с карты Иркутска.

По словам историка Алексея Петрова, когда-то дом на Бабушкина (старое название – Зверевская улица) принадлежал зажиточному крестьянину Константину Николаевичу Карповскому. Неизвестно, на чём он разбогател, но у него было несколько больших участков на улице.

Поделиться

«Строительство зданий относится к 1895-1899 году. В газетах встречалась информация о пожаре в доме Карповского на Зверевской 28 апреля 1907 года, однако в каком из домов, история умалчивает. Тогда сгорели два дома и надворные постройки. Пламя перешло на соседний дом Власова (улица Бабушкина, 17)», – отметил Петров.

Во дворе нас встречает лишь беспородный пёс, который одновременно отвечает и за охрану, и за сигнализацию. В какой-то момент его даже стало жалко: мы ему не понравились, и он всем видом это показывал, но стоило нам подойти чуть ближе – и он тут же отбегал на почтительное расстояние. И после этого продолжал истошно лаять. Ну и охранник…

Поделиться

Поочерёдно мы постучались во все двери и окна, пытаясь поговорить хоть с кем-нибудь. Увы, но на беседу никто не был настроен. Кто-то не открывал дверь, кто-то, услышав, что мы журналисты, молча её закрывал, а кто-то сразу же отвечал: «Я не здешний, ничего не знаю». Мы уже собирались уходить, но на наше счастье из одного из домов вышел мужчина средних лет.

«Это вы ко мне стучались? Извините, что не открыл, мылся» – обратился он к нам, извиняюще улыбаясь. Как выяснилось, только он нам и мог бы помочь – Эдуард родился здесь и прожил большую часть жизни.

Поделиться

Он не смог точно рассказать о дореволюционной истории этого места. По его словам, когда-то здесь жил «то ли поп, то ли купец». А вот уже в советские годы дома приспособили под жильё для работников завода тяжёлого машиностроения имени Куйбышева. В их числе была бабушка Эдуарда – от неё квартира досталась сначала родителям, а теперь и самому мужчине.

В доме на Бабушкина, 19Б, где живёт наш собеседник, есть ещё несколько комнат-квартир, но значительная часть постройки сгорела 4 года назад. Стоял вопрос о сносе дома, но его сохранили усилиями самих жильцов, которые отремонтировали сгоревшую часть.

«Считается, что дом – памятник, но после пожара никто [из властей] ничего не хотел делать. Никакой комиссии не было, ничего. Государство должно помогать, но вы видите сами, что никто не помогает. И город – тоже», – рассказал мужчина.

О старинном происхождении дома сейчас напоминает только внешний фасад, внутри всё поменялось. Лепнину давным-давно сняли, высоченные потолки – почти 3,7 метра – затянули, чтобы не нужно было постоянно пользоваться стремянкой при побелке.

«Из старожилов никого уже и не осталось, я один только. Была одна бабушка – но она всю жизнь была не в себе, с ней почти никто не общался. Наверное, лет 6-7 назад она умерла. Остальные – молодёжь. Кому достались квартиры от родственников, кто сюда переехал из других мест», – сказал собеседник.

По воспоминаниям мужчины, когда-то здесь был весёлый двор. Дети гоняли шайбу во дворе и на дороге, клюшки делали из еловых веток. Эдуард рассказал, что в его детстве хоккеем с шайбой занимались даже в школе, он профилировался в 65-й, которая находится неподалёку отсюда.

Условия по нынешним временам спартанские – на весь дом одна общая кухня и никаких коммунальных удобств. Туалет – на улице, отопление – бойлерное. Воду нужно носить из колонки неподалёку. Централизованное холодное снабжение сюда никто вести не будет – дорого, да и дома будто бы уже доживают свой век.

Но мужчина не унывает. Место худо-бедно обжитое, жильцы своими небольшими силами стараются поддерживать дома в порядке. Эдуард надеется, что когда-нибудь им удастся законно провести хотя бы холодную воду – жить после этого станет полегче.

А ещё у Эдуарда есть знаменитые соседи. В доме напротив живёт известный – на локальном сибирском уровне – спортсмен Валерий Степанович Выборов. Летом 2021-го ему исполнился 81 год. В разные годы он играл за иркутские «Ангару» и «Аэрофлот», улан-удэнский клуб «Армеец», а также за читинский СКА. Выборов стал первым мастером спорта по футболу из Иркутской области.

После завершения игровой карьеры уроженец Свирска Выборов стал тренером и работал со «Звездой», но в 1990-х резко поменял специализацию и ушёл в хоккей с мячом. Под его руководством женская команда «Рекорд» стала одной из лучших в России, его успехи заметили и пригласили в национальную сборную помощником главного тренера в 1994 году.

«Жена его, тётя Нина, сейчас болеет сильно. У Валерия Степановича пару лет назад случился инсульт, до телевизора только доходит», – заметил Эдуард и добавил, что его не забывают – периодически к нему приезжают журналисты из Свирска, поздравляют с праздниками.

  • ЛАЙК1
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter