СЕЙЧАС -15°С
Все новости
Все новости

«Раз вам тяжело, может, вас расстрелять?» Как жильцам дома-памятника в Иркутске отказали в воде и тепле

Новая история «Исчезающего Иркутска»

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

Как сегодня без воды и тепла выживают жильцы старинного дома в самом центре Иркутска?

Как сегодня без воды и тепла выживают жильцы старинного дома в самом центре Иркутска?

Поделиться

Высокий крепкий двухэтажный дом с темными стенами, мелким кружевом и истерто-голубыми наличниками стоит прямо напротив трамвайной остановки «Ленина». Хотя улица, на которой вагоны выпускают пассажиров и забирают новых, — Тимирязева. А адрес у здания, смотрящего во все окна на пешеходов, — Красноармейская, 25а. У дома шикарно выделанный козырек над главным входом и необычно большие для сибирского города окна. Но при этом нет отопления, воды и канализации. Как сегодня выживают жильцы старинного памятника в самом центре Иркутска?

В проекте «Исчезающий Иркутск» журналисты портала «ИрСити» и историк Алексей Петров (по решению Минюста России от 29 сентября 2021 года внесен в реестр иностранных средств массовой информации, выполняющих функции иностранного агента) рассказывают историю о деревянных домах нашего города. Проект начался в 2014 году, и с тех пор написано более 100 историй о заброшенных, полуразрушенных памятниках архитектуры и просто знаковых для города зданиях. Некоторые из них уже исчезли с карты Иркутска.

На доме висит табличка «улица Тимирязева», но на самом деле адрес у дома — <nobr class="_">Красноармейская, 25а</nobr>

На доме висит табличка «улица Тимирязева», но на самом деле адрес у дома — Красноармейская, 25а

Поделиться

Есть и старая ржавая табличка, что дом — памятник архитектуры

Есть и старая ржавая табличка, что дом — памятник архитектуры

Поделиться

Хотя дом пока имеет статус выявленного объекта культурного наследия, в государственном реестре памятников его нет

Хотя дом пока имеет статус выявленного объекта культурного наследия, в государственном реестре памятников его нет

Поделиться

Дом жилой, но на первом этаже ставни выкрашены в яркий синий цвет — здесь обретается швейное ателье. Одно из двух окон превращено в дверь. Заходишь внутрь, а там — крохотная квадратная комната с торчащим печным боком в углу. На потолке, вокруг люстры, и по краям — простая гладкая лепнина. Сама комнатка намного ниже входной двери, и, чтобы не смотреть на мастера сверху вниз, надо спуститься по нескольким ступенькам.

Двухэтажный дом очень крепкий, красивый

Двухэтажный дом очень крепкий, красивый

Поделиться

Под крышей есть чердак с отдельным аккуратным окном

Под крышей есть чердак с отдельным аккуратным окном

Поделиться

Одно из окон на первом этаже превратили в дверь — там сейчас находится швейное ателье

Одно из окон на первом этаже превратили в дверь — там сейчас находится швейное ателье

Поделиться

Ателье занимает крохотную комнатку

Ателье занимает крохотную комнатку

Поделиться

Швею мы застаем за завтраком, рядом на полке что-то бормочет телефон, вокруг женщины — катушки с нитками самых разных расцветок, лоскуты тканей, швейные машинки. Настроена мастер скептически.

— Скажите, пожалуйста, а как давно здесь работает ателье?

— Год. А вы думали, вечно? Сегодня — ателье, завтра — мусорка какая-нибудь, — хмыкает женщина.

— А до этого что здесь было?

— Секонд-хенд «Новая коллекция», а до этого чай какой-то продавали. Это мне клиенты рассказывают.

Швею застаем за скромным завтраком

Швею застаем за скромным завтраком

Поделиться

«Сегодня — ателье, завтра — мусорка какая-нибудь», — говорит мастерица

«Сегодня — ателье, завтра — мусорка какая-нибудь», — говорит мастерица

Поделиться

По потолку тянется лепнина

По потолку тянется лепнина

Поделиться

Скромная гладкая лепнина есть и вокруг люстры

Скромная гладкая лепнина есть и вокруг люстры

Поделиться

Окна в этом доме необыкновенно большие для сибирского города

Окна в этом доме необыкновенно большие для сибирского города

Поделиться

— Печка какая красивая, — замечаю я.

— Эта печка на две комнаты, — тут же отвечает мне швея. — Это же доходный дом. Коридорная система. Тут нетрадиционно большие окна. Обычно же окна маленькие делали, потому что холод от них идет, а здесь — большие, но всегда тепло. Вообще дом теплый, это же листвяк. Мне кажется, во всей России есть такие дома, — пожимает она плечами.

— Но деревянных домов всё меньше и меньше… — замечает Алексей Петров.

— Проблема старых памятников в том, что здесь не дают ни воду, ни канализацию. А люди бы и жили, не бросали свои дома. Поэтому так много деревянных домов горит, — объясняет нам мастер и предлагает постучать в окна к жильцам на первом этаже — вдруг что-то и расскажут.

Главный вход ниже проезжей части — чтобы попасть на крыльцо, нужно спуститься по ступенькам

Главный вход ниже проезжей части — чтобы попасть на крыльцо, нужно спуститься по ступенькам

Поделиться

Красивое оформление козырька над крыльцом

Красивое оформление козырька над крыльцом

Поделиться

Главное крыльцо у этого дома выглядит очень странно. Чтобы на него зайти, нужно спуститься — так сильно деревянную постройку закатали в асфальт. Получается, что мы со своими зонтами нависаем над женщиной, которая выходит к нам на стук, гигантскими жуткими фигурами.

На стук выходит Наталья Константиновна, которая живет в доме уже 45 лет

На стук выходит Наталья Константиновна, которая живет в доме уже 45 лет

Поделиться

Просимся войти внутрь — в темный широкий коридор, из которого наверх поднимается деревянная лестница с несколькими сохранившимися резными столбиками и исхоженными ступенями.

— Ну-ка быстро в дом зашли, — чуть повысив голос, командует женщина двум парам любопытных глаз, и дверь в квартиру тут же захлопывается.

Все 45 лет жильцы пытаются добиться от властей канализации и холодного водоснабжения

Все 45 лет жильцы пытаются добиться от властей канализации и холодного водоснабжения

Поделиться

Дом крепкий, но требует ремонта

Дом крепкий, но требует ремонта

Поделиться

За 25 лет здание пережило два пожара

За 25 лет здание пережило два пожара

Поделиться

После первого, который случился зимой 1999 года, власти помогли отремонтировать пострадавшую квартиру, остальное жильцы делали сами

После первого, который случился зимой 1999 года, власти помогли отремонтировать пострадавшую квартиру, остальное жильцы делали сами

Поделиться

Дом с коммуналками — в четырех квартирах живет семь семей

Дом с коммуналками — в четырех квартирах живет семь семей

Поделиться

Из старожилов — только Наталья Константиновна. Есть еще бабулечка, но она уже не встает с постели

Из старожилов — только Наталья Константиновна. Есть еще бабулечка, но она уже не встает с постели

Поделиться

Наталья Константиновна живет в доме 45 лет, и за эти годы ничего не меняется: воды нет, только колонка через дорогу, вместо туалета — выгребная яма во дворе. Не меняется и то, что в доме до сих пор коммуналки: в четырех квартирах живут семь семей.

— Мама моего мужа здесь жила. Она работала в столовой на Волжской, на остановке, там общежитие раньше было, а на первом этаже столовая находилась, — рассказывает женщина.

Сама она на пенсии, а раньше работала техником на телефонной станции. Когда всё закрылось, пришлось браться за любую работу, чтобы помогать мужу, который «и так тянул» семью с тремя детьми.

— А что за люди здесь жили раньше?

— Разные люди, обычные рабочие. Кто-то менялись, кому-то давали жилье в благоустроенных домах в других районах — в Первомайском, в Университетском, например. Ни отопления здесь, ничего нет. Холодно. Где-то печки топим, где-то — обогреватели, — рассказывает Наталья Константиновна.

За последние 25 лет дом пережил два пожара.

— У нас просто в одной квартире жили люди, которые очень любили выпить, ну и вот. Но никто не пострадал, дом потом отремонтировали, мэрия с этим помогла. Нормально сделали. А потом эти товарищи умерли, и их дети поселились. Не знаю, что они делали, но опять случился пожар, опять в той же квартире. Со второго этажа к нам пришла вода, и отклеилось всё, что можно. Раньше и лепнина была по пололку и вокруг люстры, а после пожара ничего этого, конечно, не осталось, — качает головой женщина.

В 1999 году жильцам с Красноармейской сказали, что их дом снесли, его нет на карте

В 1999 году жильцам с Красноармейской сказали, что их дом снесли, его нет на карте

Поделиться

После того как жильцы подняли шум, дому присвоили литеру «а»

После того как жильцы подняли шум, дому присвоили литеру «а»

Поделиться

Сети проводить в дом отказались. «Дом только тронь, он тут же развалится», — объяснили людям

Сети проводить в дом отказались. «Дом только тронь, он тут же развалится», — объяснили людям

Поделиться

Первый пожар произошел 25 января 1999 года. Наталья Константиновна хорошо его запомнила: холодно, света нет, жилье сырое, за окном — зима, а на руках — маленькие дети. Печки — старинные голландки — и выручили.

— Когда в 99-м году пожар случился, целую комиссию создали. В нее вошло человек семь. Был там Степанов такой, имя-отчество не запомнила. Мы попросили: сделайте нам канализацию, отопление проведите и хотя бы холодную воду, и люди бы жили. Потому что движение усиливается, а колонка стоит на распутье, очень сложно переходить дорогу: надо либо рано утром, либо поздно вечером. И этот товарищ сразу сказал: «Ну раз вам тяжело, то, может, вас надо расстреливать?» Меня это последнее так дернуло, — вспоминает женщина.

«Раз вам так тяжело, может, вас расстрелять?» — сказал жильцам один чиновник

«Раз вам так тяжело, может, вас расстрелять?» — сказал жильцам один чиновник

Поделиться

Люди ходят за водой на колонку, которая находится через дорогу

Люди ходят за водой на колонку, которая находится через дорогу

Поделиться

Так как движение на Тимирязева очень плотное, приходится ходить за водой либо рано утром, либо поздно вечером

Так как движение на Тимирязева очень плотное, приходится ходить за водой либо рано утром, либо поздно вечером

Поделиться

Ремонт после пожара сделали только в той квартире, где горело. Остальных это не коснулось. Причина простая: слишком дорого. После второго пожара — четыре года назад — обрушилась одна печная труба. И ремонт в пострадавших от воды комнатах делали своими силами. Помощи от властей никакой не было. Но два года назад покрасили фасад и окошки, а в 2024-м вроде бы обещают переселить людей.

Двор находится за домом, скрыт от посторонних глаз, раньше, говорит Наталья Константиновна, там была песочница, в которой играли ребятишки, сейчас — гаражи и кладовки с дровами.

— Иногда обогреватели не спасают, и всё равно приходится топить печь. А с ними проблема — печи ранешные, голландки, специалистов нет вообще. Раньше, помню, приходил к нам дядя Вася, старый такой мужчина, вот он всё понимал, говорил: «Вот тут кирпич тронешь, и тепло сверху придет». Сейчас печку, которая обвалилась, отремонтировать невозможно, потому что люди просто не знают. Печи же у нас высокие. У нас высота потолков — четыре десять, — замечает собеседница.

— Ого. А окна как моете? — удивляется Алексей Петров.

— Ну как, — улыбается Наталья Константиновна, — на стремяночке.

Отапливают дом обогревателями и печками-голландками

Отапливают дом обогревателями и печками-голландками

Поделиться

Жильцам обещают, что в 2024 году их переселят

Жильцам обещают, что в 2024 году их переселят

Поделиться

Но жильцы реагируют на эти обещания с иронией

Но жильцы реагируют на эти обещания с иронией

Поделиться

В 90-х годах городской «Водоканал» перекладывал водопровод, и жильцы просили подключить их дом, но им отказали, объяснив: «Дом старый, его только тронь — и он развалится». Позже — когда реставрировали соседнюю усадьбу (сейчас там «Фабрика здоровой еды») — жильцы снова обращались в «Водоканал». В службе им назвали цену подключения — 700 тысяч рублей. «Ну откуда у нас такие деньги?» — пожимает плечами женщина.

По документам Красноармейская, 25а — это в прошлом доходный дом Николая Алексеевича Алексеева. Информации о прежнем владельце совсем немного. Он родился то ли в 1862-м, то ли в 1863 году. Учился в Московском частном реальном училище, но курса не окончил. В течение 27 лет работал на Московско-Курской и Забайкальской железных дорогах в должности счетовода и бухгалтера. В Иркутск приехал в 1900-м. Трижды становился гласным городской думы, причем в 1912-м его лишали этого звания. Причины — неизвестны.

С 1910-го Николай Алексеевич входил в состав нескольких думских комиссий: по ревизии деятельности городской управы, по ревизии городского ломбарда за 1908–1909 годы, а также по постройке постоянного моста через Ангару.

В 1910–1917-х был распорядителем городского ломбарда. С 16 мая 1917-го — член городского санитарного совета. Входил в дирекцию городского театра. В 1917 году избрался в думу по списку «Партии народной свободы» и вошел в финансово-бюджетную комиссию. Еще известно, что у Николая Алексеевича была жена Анна Ивановна и пятеро детей.

— Говорили, что дому 180 лет, хотя мне кажется, что больше. И он еще 200 лет простоит, — добавляет Наталья Константиновна.

Сейчас двухэтажное деревянное здание на Красноармейской входит в перечень выявленных объектов культурного наследия. Дата постройки — начало XX века.

— Самое интересное, когда мы в 1999 году после пожара пришли на комиссию, нам сказали: «Как Красноармейская, 25? Вас же давно снесли?» — «Как снесли?» — «Да вас на карте нет». — «Да как нет-то, мы же живем!» — «Да вы уже все квартиры получили». Мы тогда шум подняли, и нам присвоили литеру «а», — встряхивает волосами Наталья Константиновна и тихонько смеется.

«Говорили, что дому 180 лет, хотя мне кажется, что еще больше. И еще 200 лет простоит», — говорит Наталья Константиновна

«Говорили, что дому 180 лет, хотя мне кажется, что еще больше. И еще 200 лет простоит», — говорит Наталья Константиновна

Поделиться

Женщина пускает журналистов во двор — жильцы попадают сюда через черный ход, а гостям приходится открывать калитку

Женщина пускает журналистов во двор — жильцы попадают сюда через черный ход, а гостям приходится открывать калитку

Поделиться

Во дворе деревца и кусты, гаражи и кладовки

Во дворе деревца и кусты, гаражи и кладовки

Поделиться

Часть двора заняли соседи, когда реставрировали усадьбу под «Фабрику здоровой еды»

Часть двора заняли соседи, когда реставрировали усадьбу под «Фабрику здоровой еды»

Поделиться

Люди ко всему привыкают: и на колонку ходить, и дрова закупать. Женщина говорит, раньше трамвай идет — всё подпрыгивает, а сейчас уже никто и не замечает. Единственное — когда пробки, нечем дышать. Машины так коптят, что над улицей поднимается смог и пыль.

— То, что неподалеку от нас была «шанхайка», никак на жизни не отражалось. Раньше просто ходили китайцы, фотографировали дом. А наш кот — мейн-кун — то боком повернется, то на стенку лапами встанет. Позировал, наглец! А сейчас старый стал, просто лежит, — вспоминает смеясь Наталья Константиновна.

Со двора дом кажется еще крепче

Со двора дом кажется еще крепче

Поделиться

В разные части дома ведут разные входы и лестницы

В разные части дома ведут разные входы и лестницы

Поделиться

В одном из пристроев также сохранилась старая лестница

В одном из пристроев также сохранилась старая лестница

Поделиться

Во дворе тихо, машин, которые снуют по Тимирязева, здесь практически не слышно

Во дворе тихо, машин, которые снуют по Тимирязева, здесь практически не слышно

Поделиться

Она соглашается пустить нас во двор — по углам сидят деревца, часть территории заняли гаражи с разноцветными дверками, часть — превратилась в проезд между старым домом Алексеева и новым домом соседней фабрики. Но здесь тихо — только дождь шуршит листьями.

Бревенчатые стены двухэтажного дома сложены крепко, плотно — и вправду простоит еще 200 лет. Если немного помочь.

  • ЛАЙК2
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter