СЕЙЧАС -12°С
Все новости
Все новости

«Гроб хозяйского сына долго стоял на чердаке». Легенды доходного дома Желейщикова на Пролетарской

Жильцы уже несколько лет пытаются добиться капитального ремонта

«Гроб хозяйского сына долго стоял на чердаке». Легенды доходного дома Желейщикова на Пролетарской

Поделиться

НАСТОЯЩИЙ МАТЕРИАЛ ИЛИ ИНФОРМАЦИЯ ПРОИЗВЕДЕН, РАСПРОСТРАНЕН И (ИЛИ) НАПРАВЛЕН ИНОСТРАННЫМ АГЕНТОМ ПЕТРОВЫМ АЛЕКСЕЕМ ВИКТОРОВИЧЕМ ЛИБО КАСАЕТСЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА ПЕТРОВА АЛЕКСЕЯ ВИКТОРОВИЧА

Улица Пролетарская тянется из вечно тесного и суетливого центра Иркутска к тихой и спокойной набережной Ангары. После цирка, туда, дальше к воде, она превращается в узкую непривлекательную улочку, заляпанную иркутским снегом и заставленную вразброд машинами. Среди больших и маленьких зданий на Пролетарской — двухэтажный доходный дом Желейщикова. Не самый приметный, но удивительным образом связавший судьбу беглых поляков с иркутским революционным движением. Что помнят его жильцы сегодня? Об этом в новой серии «Исчезающего Иркутска».

В проекте «Исчезающий Иркутск» журналисты портала «ИрСити» и историк Алексей Петров (по решению Минюста России от 29 сентября 2021 года внесен в реестр иностранных средств массовой информации, выполняющих функции иностранного агента) рассказывают историю о деревянных домах нашего города. Проект начался в 2014 году, и с тех пор написано более 100 историй о заброшенных, полуразрушенных памятниках архитектуры и просто знаковых для города зданиях. Некоторые из них уже исчезли с карты Иркутска.

Вид на дом с улицы Рабочей

Вид на дом с улицы Рабочей

Поделиться

Большой и маленький чиновник

Доходный дом Желейщикова стоит на углу улиц Пролетарская и Рабочая — бывшая Ивановская и Дворянская. Это двухэтажное деревянное строение, в котором сохранился темный подвал, таинственный чердак, большая крепкая лестница на второй этаж и даже балкончик — вообще редкое явление для старинных домов.

С 2020 года здание внесено в единый государственный реестр объектов культурного наследия. Как следует из перечня, построено оно в конце XIX — начале XX веков. Располагалось в примечательном месте, потому что улица Ивановская связывала «острожную» часть города с одним из первых иркутских рынков — мелочным базаром, подчеркивается в акте государственно историко-культурной экспертизы. Усадьба характеризуется как «постройка с некоторыми чертами модерна». Установлено, что с середины XIX века территория усадьбы практически не менялась.

Балкон — нечастая деталь у старинных домов

Балкон — нечастая деталь у старинных домов

Поделиться

Строителем и первым владельцем усадьбы был Иннокентий Кириллович Желейщиков. Он работал титулярным советником и, судя по историческим данным, умер до 1897 года, так как его жена Евдокия Федотовна уже тогда значилась в архивных справочниках как вдова Желейщикова, рассказывает иркутский историк Алексей Петров.

У Иннокентия Кирилловича были братья — Иван (умер после 1901-го) и Иосиф (годы жизни — 1856–1907-й). Последний был капитаном. В 1881 году значился младшим офицером Верхоленской, а в 1887–1907-м — начальником Балаганской местной команды.

Есть еще сведения об Иване Ивановиче Желейщикове. Он родился в Иркутске, был белогвардейским подполковником, служил на Восточном фронте. До июля 1920 года содержался в Кожуховском концлагере Москвы, затем его передали Рабоче-крестьянской красной армии. Возможно, он был племянником Иннокентия Кирилловича.

Вдова Желейщикова Евдокия Федотовна владела усадьбой на углу Ивановской и Дворянской до 1909 года, затем собственником стал гласный городской думы Вацлав Робертович Сельвинский.

В доме — четыре квартиры, две на первом этаже, две — на втором

В доме — четыре квартиры, две на первом этаже, две — на втором

Поделиться

Кроме того, как писал иркутский блогер-краевед Василий Татарников, в этом доме жил Николай Петрович Ераков — сенатор, прокурор, а затем старший председатель Иркутской судебной палаты.

После установления советской власти Ераков лишился свои высоких титулов. Потом его трижды арестовывали, причем каждый раз выпускали без предъявления обвинений. 13 октября 1923-го его убили на улице Рабочей, недалеко от своего дома. Он умер на 70-м году жизни. Известно, что у сенатора было восемь детей. По некоторым сведениям, внучка Еракова жила в доме на Пролетарской и умерла несколько лет назад.

Квартиры, которые выходили на Дворянскую (сейчас — Рабочая), сдавались в аренду

Квартиры, которые выходили на Дворянскую (сейчас — Рабочая), сдавались в аренду

Поделиться

Хозяева занимали второй этаж

Хозяева занимали второй этаж

Поделиться

Первым владельцем дома был Иннокентий Кириллович Желейщиков. Ему также может принадлежать усадьба на бульваре Гагарина

Первым владельцем дома был Иннокентий Кириллович Желейщиков. Ему также может принадлежать усадьба на бульваре Гагарина

Поделиться

До 1917 года Ераков считался крупнейшим коллекционером в Иркутске.

— Он владел живописными произведениями известных русских, итальянских и голландских художников, гравюрами великих мастеров. У него была богатая коллекция фарфора: сервизы Императорского фарфорового завода, изделия фабрик Никитина, Попова, Гарднера и Перевалова, кроме этого — фарфор датский, английский, финский, итальянский и стран Дальнего Востока, а также замечательные восточные изделия из бронзы, камня и других материалов, — говорится на сайте «Иркипедии». Его коллекция по числу предметов превосходила даже собрание Владимира Сукачева.

Беглые поляки и страшный чердак

Посреди дня угловой дом на Пролетарской спокоен и тих. В рядах окон не видно света. Прямо на дорогу выходит две входные двери. Одна ведет на первый этаж. На звонки никто не отвечает. Вторая открывает перед нами высокую стройную лестницу со столбиками и протертыми ступенями.

Двери, которые выходят на Пролетарскую, открыты

Двери, которые выходят на Пролетарскую, открыты

Поделиться

Они старые, на них сохранились крючки для сумок

Они старые, на них сохранились крючки для сумок

Поделиться

Но старина удивительно сочетается с современностью

Но старина удивительно сочетается с современностью

Поделиться

Засохшие цветы придают дому особый шарм

Засохшие цветы придают дому особый шарм

Поделиться

На втором этаже, как и внизу, две квартиры, к ним звонки. Карточка над левым призывает: «Позвони!» Поддавшись призыву, нажимаем на кнопку. Резкое жужжание и такой же резкий голос за дверью: «Не буду с вами разговаривать».

За одной из дверей

За одной из дверей

Поделиться

Лестница поднимается на второй этаж

Лестница поднимается на второй этаж

Поделиться

Крепкие, но слегка вытоптанные уже ступени и целые столбики

Крепкие, но слегка вытоптанные уже ступени и целые столбики

Поделиться

Правый звонок рассказывает о семье, что здесь когда-то жила. Каллиграфическим почерком выведена фамилия «Чернышовы» и список газет, которые здесь выписывали. Когда мы собираемся уже звонить, парадная дверь распахивается и по ступенькам взбираются две девушки. Одна из них — Виктория — рассказывает, что снимает здесь квартиру, и, улыбаясь, делится номером телефона своей хозяйки.

Звонок одной из квартир призывает, но жильцы оказываются не такими приветливыми

Звонок одной из квартир призывает, но жильцы оказываются не такими приветливыми

Поделиться

Подъезд тихий и аккуратный

Подъезд тихий и аккуратный

Поделиться

Поделиться

Табличка у квартиры Чернышовых

Табличка у квартиры Чернышовых

Поделиться

Девушка дает нам номер телефона хозяйки квартиры

Девушка дает нам номер телефона хозяйки квартиры

Поделиться

Чтобы поговорить, мы располагаемся на длинной площадке на втором этаже, прямо перед открытым балконом, припорошенным снегом. Но двустворчатая дверь, скривившись, не дает на него выйти. На площадке чисто, с нее поднимается ровная лесенка на чердак, на ступеньках — высохшие цветы. Стоя у окна, звоним хозяйке — Светлане.

— Балкон рабочий, летом на нем цветочки стоят, но он в грустном состоянии. Гулять по нему, конечно, можно, но осторожно, — звонко объясняет нам женщина.

«Балкон рабочий, летом на нем цветочки стоят, но он в грустном состоянии», — говорит нам Светлана

«Балкон рабочий, летом на нем цветочки стоят, но он в грустном состоянии», — говорит нам Светлана

Поделиться

Летом на нем цветут цветы

Летом на нем цветут цветы

Поделиться

О доме она знает много — в ее квартире жили бабушка и дедушка, и она, будучи совсем девчушкой, часто бывала у них в гостях. По ее данным, дом построен в 1911 году, рядом стоял одноэтажный флигель, в котором жила прислуга. А хозяйка усадьбы занимала шесть комнат на втором этаже основного здания, остальные квартиры сдавались внаем. После революции здесь сделали коммуналки.

Шестикомнатную хозяйскую квартиру поделили на три. В одной жили геологи. Во время Великой Отечественной войны сюда вселили эвакуированную москвичку. В другой — семья, здесь отец и сын были профессорами Иркутского госуниверситета, а мать работала врачом-гинекологом и в военные годы принимала пациентов на дому. В третьей — как раз те самые Чернышовы, бабушка и дедушка Светланы.

— Семья была большая. Все собирались по праздникам, и у бабушки всегда был накрыт стол. На Новый год делали холодец, заливное, выпечка была разная, интересная: пироги, безе, хворост. На Пасху… Дедушка был коммунистом, он не признавал, ему было не положено. Но всё равно отмечали. Бабушка пекла куличи, называли их просто кексами. Делали хворост, красили яйца, — вспоминает женщина.

Мы разговариваем с хозяйкой по телефону

Мы разговариваем с хозяйкой по телефону

Поделиться

Квартиру в доме на Пролетарской получил дедушка, Георгий Иванович Чернышов, от завода имени Куйбышева (сейчас Иркутский завод тяжелого машиностроения). На предприятии он был ценным сотрудником — инженером, парторгом. Преподавал в ремесленном училище, готовя кадры для завода. «Семья его практически не видела», — подчеркивает Светлана.

Бабушка — Ирина Кирилловна — работала нянечкой в детском доме. У них было трое детей — дочери Тамара и Наталья и сын Дмитрий. У Георгия Ивановича еще был сын от первого брака, который погиб во время войны под Смоленском.

Оба — и Георгий Иванович, и Ирина Кирилловна — были из непростых семей.

Георгий Иванович родился в 1895 году в многодетной семье: кроме него, было еще четверо. Во время Первой мировой войны семья бежала из Польши. Отец вскоре умер. И мать осталась одна. «Кто как устраивался, им было трудно, очень», — замечает Светлана.

Во время революции Георгий участвовал в протесте против памятника Александру III и был арестован, но его освободили, потому что он был еще совсем молодой и не имел прямого отношения к организации протестов. После этого он активно участвовал в подпольных революционных кружках и даже, подчеркнула Светлана, носил записки Сергею Кирову.

Родственники Светланы — переселенцы из Польши и Украины

Родственники Светланы — переселенцы из Польши и Украины

Поделиться

Родители Ирины Кирилловны — тоже переселенцы, они бежали из Украины, познакомились в поезде, сошли в Куйтуне и решили жить вместе. У них родилось трое дочерей. Через некоторое время мать умерла, а отца забрали на военную службу, несмотря на то что он один воспитывал детей. Девочек отдали в сиротские дома — бабушка Светлана осталась в Иркутске, а двух ее сестер отправили в Самару. Они всегда поддерживали связь друг с другом.

Ирина и Георгий прожили в квартире на Пролетарской всю жизнь. Георгий Иванович умер в 1978-м, а Ирина Кирилловна — в 1991-м.

— Я родилась в 1967 году и часто бывала у бабушки с дедушкой. Помню, что дом был полностью благоустроенным. В подвале находилась кочегарка, то есть здание было на автономном отоплении. И кочегаркой, и вообще всеми хозяйственными вопросами занимался мой дедушка, он был старшим по дому. Еще он был краснодеревщиком, и вся мебель в квартире сделана его руками, до сих пор сохранился буфет, — говорит Светлана.

Детей было много, поэтому все играли в просторном дворе, где после революции сохранились исторические постройки, в том числе ледник, где жильцы хранили продукты. Примерно 10 лет назад его убрали. А лет пять назад снесли и другие постройки, когда землю выкупили и начали возводить новое здание.

Детям рассказывали легенду о гробе на чердаке, поэтому они туда не лазили

Детям рассказывали легенду о гробе на чердаке, поэтому они туда не лазили

Поделиться

— На чердаке я никогда не была, я его очень сильно боялась. Рассказывали у нас такую историю, что во время революционных движений в городе у хозяйки дома убили сына. Была зима, и невозможно было его похоронить. Поэтому какое-то время там стоял гроб с телом убитого сына. До сих пор нет желания подниматься на чердак. Может, это легенда, чтобы мы туда не лазили, но мне кажется, что что-то такое было в революционные годы, — делится с нами Светлана.

Жильцы дома ожидают капремонт

Жильцы дома ожидают капремонт

Поделиться

«На наши запросы — одни отписки», — говорит Светлана

«На наши запросы — одни отписки», — говорит Светлана

Поделиться

Сегодня жильцы дома на Пролетарской ждут капитального ремонта.

— Дом в аварийном состоянии, нам обещают капремонт с 2019 года, — тяжело вздыхает Светлана. — На наши запросы — одни отписки. Буквально две недели назад узнавала, когда же начнутся работы. Мне сказали, что дом стоит в плане на 2023 год, но средств нету. И так каждый год.

Больше новостей, фотографий и видео с места событий — в нашем Telegram-канале. Подписывайтесь и узнавайте всё самое интересное и важное из жизни региона первыми.

  • ЛАЙК7
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ1
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter