IRCITY
Погода

Сейчас+25°C

Сейчас в Иркутске

Погода+25°

небольшая облачность, без осадков

ощущается как +23

4 м/c,

южн.

714мм 30%
Подробнее
USD 89,70
EUR 97,10
Общество «В квартире сыро и плесень!» Мать трех детей из Нижнеудинска борется с мэрией за переезд из аварийного дома

«В квартире сыро и плесень!» Мать трех детей из Нижнеудинска борется с мэрией за переезд из аварийного дома

Она опасается, что дети могут заработать астму, а дом — развалиться

Многодетная мать из Нижнеудинска пытается отсудить деньги у местных властей за аварийное жилье

«Сколько я могу уже ждать? Я живу здесь с тремя детьми. У нас в квартире сырость постоянная, последние два года плесень пошла. Крыша мокрая, у меня вся потолочная плитка отвалилась. Вдруг мои дети получат астму», — такими словами жительница Нижнеудинска Юлия Косачева описывает свое жилье. Дом, квартиру в котором она приобрела после паводка в 2019 году, несколько лет назад признали аварийным. Женщина отсудила у местных властей выплату, которая ей положена за переселение, но получить деньги так и не смогла. Мы попытались разобраться в этой ситуации и выяснили, на что может рассчитывать многодетная мать с тремя детьми.

Проблем больше, чем с затопленным домом

В 2019 году в Иркутской области произошло наводнение, в результате которого пострадали десятки тысяч жителей Приангарья. В их числе оказалась и Юлия Косачева из Нижнеудинска. Ее предыдущий дом попал в зону затопления после подъема уровня воды в реке Уде. Как и многим другим жителям города, ей пришлось обращаться в суд, чтобы доказать свое право на получение жилищного сертификата.

Сильнейшее за последние десятки лет наводнение случилось в Иркутской области летом. Вода зашла в Тулун и Нижнеудинск, а также в населенные пункты Тайшетского, Нижнеудинского, Тулунского и Шелеховского районов, эвакуацию объявляли в Байкальске и Слюдянке. Жертвами паводка 2019 года стали 25 человек, еще шестеро жителей Приангарья пропали без вести, в общей сложности пострадали около 45 тысяч человек. Всю хронологию событий мы собрали в отдельном материале.

Паводок прошел в две волны — в июне и июле 2019-го, а судебное решение в пользу Косачевой суд вынес только в середине ноября того же года. К тому моменту, по словам женщины, всё более или менее нормальное жилье уже разошлось, а на то, что осталось, цены взлетели до небес.

— Квартиру в доме № 47 на улице Советской я приобрела в декабре 2019 года на сертификат, который выдавали пострадавшим от наводнения. Когда я его получила, брать в городе уже, по сути, было нечего. Я подумала, что жить где-то надо, и взяла квартиру в этой двухэтажке, а в итоге с ней проблем оказалось даже больше, — рассказала женщина.

На момент совершения сделки дому уже было 46 лет. Аварийным он не был, но, по словам Косачевой, здание стояло в очереди на капитальный ремонт, как минимум требовалось обновление перекрытий. Но в итоге дело ограничилось покраской подъезда и заливкой новых отмосток.

На момент покупки жилья в 2019 году дом не был аварийным, но требовал капитального ремонта
Его состояние резко ухудшилось спустя некоторое время
В 2022-м двухэтажку признали аварийной

Проблемы начали появляться спустя время. По дому пошли трещины, под крышей со стороны улиц виднелись перекрытия. На доме даже устанавливали маячки, которые однажды просто упали, когда одна из трещин стала расходиться. В 2021–2022 годах муниципальная комиссия обследовала дом и вынесла решение — реконструкции здание не подлежит, его нужно сносить, а жильцов — расселять.

— В прошлом году, когда у нас маяк лопнул, я подумала, что кто-то стакан сбросил со второго этажа. Мы даже не поняли сразу, что случилось, — вспоминала Юлия.

В 2023-м обнаружилась новая напасть — в доме стало очень сыро. Из-за этого в подъезде и квартирах стала появляться черная плесень. Дети стали часто болеть и пропускать занятия в детском саду. По словам женщины, жить в таких условиях становится просто опасно.

«Будете ждать, пока появятся деньги»

Большинство жильцов этого дома расселили по «паводковым» сертификатам: экспертиза установила, что проблемы стали возникать из-за замачивания грунтов после подъема уровня воды в Уде в 2019 году. Юлия Косачева же на выплату претендовать не могла — она стала собственником квартиры в аварийном доме уже после того, как случилось наводнение и был введен режим ЧС.

Посоветовавшись с юристом, женщина обратилась в суд с требованием, чтобы муниципалитет изъял ее имущество и выплатил ей выкупную стоимость. Двухкомнатную квартиру площадью 44,1 квадратных метра оценили почти в 2,3 миллиона рублей.

Из-за постоянной сырости в квартире начала появляться плесень
Жить с маленькими детьми в таких условиях опасно

Суд встал на сторону многодетной матери и вынес решение в ее пользу в сентябре 2023 года. После этого администрация Нижнеудинска решила обжаловать приговор в Иркутском областном суде, но и там оставили его в силе (копии мотивировочной части решения есть в распоряжении редакции «ИрСити»).

Но выиграть суд — это одно дело, а получить деньги — совсем другое. Женщина получила исполнительный лист от приставов 16 января 2024 года. На то, чтобы выплатить деньги, городским властям дали три месяца. В указанный срок они не уложились. В администрации это аргументировали тем, что средства на выкуп квартиры не были заложены в бюджет. Об этом же женщине рассказал глава города Юрий Маскаев (запись разговора с чиновником есть в распоряжении редакции).

— У нас точно денег нет в муниципалитете, чтобы вам выплатить за утраченное жилье. Будете ждать, пока у нас появятся деньги, чтобы исполнить решение суда. Мы ни в коем случае не уклоняемся от решения суда, но если денег в наличии нет, с чего мы вам выплатим? Мы зарплату бюджетникам не выплачиваем. Понятно, это наши проблемы, но я же не могу вперед отдать вам деньги [чем кому-либо другому], — рассказал Маскаев.

По стенам пошли трещины, которые постоянно расходятся
Юлия Косачева живет в опасной квартире с тремя детьми и переживает за их здоровье

Юлия Косачева также добавила, что она уже обращалась и в администрацию президента, и к губернатору Иркутской области Игорю Кобзеву, но ее письма перенаправили на местный уровень, а там всё снова упирается в нехватку денег. Область их не дает, из дефицитного бюджета Нижнеудинска выделить средства в ближайшее время вряд ли получится.

При этом женщине не дают и временное жилье, пока мэрия ищет деньги: маневренный фонд весь распределен. Но глава города заверил ее, что как только какая-нибудь из квартир освободится, многодетную мать обеспечат жильем в приоритетном порядке.

— Я не намерена жить в такой сырости с детьми, где грибок идет. Мало ли, от этого мои дети получат какую-нибудь астму? Мое здоровье и здоровье моих детей никто не вернет, — заметила женщина.

Чиновник на это ответил, что в Нижнеудинске есть еще несколько таких домов, где не могут расселить жильцов из-за отсутствия денег в местном бюджете, так что Косачева в своих проблемах не одинока.

Мы попытались связаться с главой Нижнеудинска Юрием Маскаевым, но он отказался разговаривать по телефону и предложил написать письменный запрос в администрацию.

«Продавали халупы за миллиарды»

Юлия рассчитывает, что ей всё же выплатят положенные деньги. При этом она признает: за 2,3 миллиона даже в Нижнеудинске какое-то нормальное жилье найти будет очень сложно.

— После наводнения у нас такие бешеные цены стали. Я изначально хотела брать дом, чтобы дети могли играть в своей ограде, а не в квартире сидеть. Но мы смотрели, там такие варианты были... Дом на 3 миллиона, туда заходишь — а там потолок на голову может упасть если не сегодня, то завтра. Да за такой дом не то что 3 миллиона, даже материнский капитал не дашь (в 2019 году его размер составлял 453 тысячи рублей, в 2024-м выплаты за второго и последующих детей увеличились до 833 тысяч. — Прим. ред.). Люди увидели, что на них «халявные баксы» от государства стали падать, они и стали свои халупы продавать за миллиарды. Люди тогда вообще ничего не уступали. Мы смотрели один дом, он нам понравился, но не хватало буквально 100 тысяч. Продавец ответил: «Я даже 10 тысяч не уступлю», — посетовала женщина.

По ее словам, после наводнения размер сертификата, который получила женщина, был чуть выше нынешней выкупной цены квартиры (2,4 миллиона). В то же время квартиры в пятиэтажках стоили по 3,5–4 миллиона. Прошло уже 5 лет, но цены так и остаются высокими.

Женщина понимает, что найти подходящий вариант будет непросто, но надежды всё же не теряет. Говорит, что больше никаких квартир покупать не будет. Пока же нужно выбить положенные деньги с администрации и найти дополнительные средства.

— Я больше квартиру не хочу, чтобы постоянно бегать в администрацию, чего-то от них пытаться добиваться. Да и не добьешься от них ничего. Так что только свой дом, — заключила она.

Больше новостей, фотографий и видео событий — в нашем Telegram-канале. Подписывайтесь и узнавайте всё самое интересное и важное из жизни региона первыми.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE1
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Рекомендуем