НОВОСТИ
25 СЕНТЯБРЯ
23 сентября
22 сентября
21 сентября

Юрий Каньков: Сегодня китайцы скупают наш лес, а завтра - мы их колония

Фото: Facebook Юрия Канькова

Иркутский одномандатный округ №93 уже вошёл в историю выборов тем, что среди кандидатов там оказались два родных брата Олег и Юрий Каньковы. В рамках своего проекта с кандидатами-одномандатниками журналист портала «ИрСити» пообщался с Юрием Каньковым, и тот рассказал о своём пути в политику, о невидимой аннексии России Китаем и жизни в Крыму.

— Расскажите о вашем пути в политику.

— Мне 46 лет, из них около 10 лет я стучусь в двери этой самой политики, но к сожалению, до сих пор достучаться пока так и не смог. Я пытался прийти в политику не раз, но все время меня туда не пускают. Думаю, причиной тому, моя принципиальная позиция по многим вопросам. Дважды я пытался участвовать в выборах в моём родном Боханском районе. Например, в 2009 году я хотел пойти на выборы мэра района, но меня не пустили. До этого были выборы в законодательное собрание, куда избрался по Усть-Ордынскому округу Олег Каньков, его поддерживал действующий в то время мэр Боханского района Петров. Когда я решил участвовать в выборах, я подошёл к брату и попросил его о помощи в моём продвижении, на что мне было сказано: «Ты что, Петров меня поддерживал на выборах в законодательное собрание, теперь я должен поддержать его». Логика, конечно, в этом была, но на мои аргументы по поводу плачевного состояния района реакции не последовало. Я был уверен, что действующий глава проиграет выборы, не станет даже вторым, так оно и получилось.

В начале 2000-х годов, в течение нескольких лет я работал в Чунском районе, у меня там было своё предприятие, занимающееся лесозаготовкой, переработкой и реализацией древесины. Район очень сложный и криминальный, я достаточно хорошо его знал, а самое главное, чётко представлял себе, как можно и нужно вывести район из кризиса. В 2010 году принял решение участвовать в выборах мэра Чунского района. Пойти на эти выборы от «Единой России» у меня не было ни единого шанса.

— А было желание?

— Было, конечно. Я никогда не воспринимал и не выставлял себя оппозиционером. Тогда я обратился к Владимиру Александровичу Матиенко, который в то время был заместителем секретаря регионального отделения «Справедливой России». Благодаря ему я пошёл на выборы в Чунском районе от «Справедливой России». Скажу больше, по моим данным и по данным наших наблюдателей, я выиграл эти выборы. Однако на утро следующего дня, я чудесным образом оказался на втором месте. Так повторялось ещё дважды и результат, к сожалению для меня, остался неизменным.

Поэтому я принял решение участвовать в думских выборах. Сразу хочу сказать, что чётко отдаю себе отчёт в том, что шансы на победу у меня практически отсутствуют. Многие кандидаты идут на выборы при поддержке политических партий. Я тоже иду на выборы при поддержке «Гражданской платформы», при этом не являюсь членом партии. «Гражданская платформа» пошла мне навстречу, исходя из моей активной гражданской позиции, за что я, конечно, благодарен её руководству и лично Владимиру Александровичу Матиенко. Здесь уместно, наверно, ещё сказать о том, что при поддержке политической партии, кандидат автоматически освобождается от сбора подписей, что существенно облегчает его регистрацию.

— Решение идти по одному округу с братом было осознанным?

— Если честно, я очень долго думал, это решение мне далось очень нелегко, оно, можно сказать, выстраданное, но я его всё-таки принял и не жалею об этом. Хотя, конечно, у меня обострились отношения с родственниками, но так сложилась ситуация.

— Почему всё-таки выбрали Госдуму, а не региональные или муниципальные выборы?

— Это прежде всего шанс заявить о себе, как о человеке, который неравнодушен к происходящему, хочется, чтобы люди меня узнали, и я надеюсь, что у меня ещё будет шанс принести пользу обществу.

— Оцените работу шестого созыва Госдумы, какие законопроекты вы считаете провальными, а какие – удачными?

— Законопроектов, которые были бы приняты для большинства населения, что называется, для народа, очень мало, а вот, например, законопроект о капитальном ремонте – отвратительный. Непродуманный закон, направленный на то, чтобы собирать деньги с населения и затыкать дыры в бюджете.

На протяжении нескольких лет «Справедливая Россия» и коммунисты предлагают закон о прогрессивном налоге, но он не принимается. А подразумевает он более высокие налоги с тех лиц, чьи доходы свыше миллиона рублей.

Закон Яровой: создавая его, у наших законотворцев просто не хватило ума просчитать, какими огромными затратами этот самый закон ляжет на плечи налогоплательщику.

— Президент Владимир Путин назвал главным событием для Госдумы присоединение Крыма. Как вы оцениваете это событие?

— Я этим летом специально побывал в Крыму, ведь одно дело то, что мы видим по телевидению, а другое – то, что есть на самом деле. Когда я приехал туда и пообщался с людьми, то у меня возникли сомнения, правильно ли было всё сделано. Люди крайне недовольны, я общался и с простыми людьми, и с органами власти. Уровень жизни у них резко упал. Они говорят: «Россия нам предложила 8 тысяч рублей пенсию и подняла цены в десятки раз». Единственный плюс для них, что нет войны. Крымчане говорят о том, что было у них при Украине и что они имеют сейчас – земля и небо. Да, при Украине тоже были низкие зарплаты, но цены были доступные.

Крым – это на 90% туристическая деятельность. Сегодня у них сезон, им нужно заработать столько денег, чтобы растянуть их до следующего. Соответственно, они для приезжающих поднимают цены. В магазине килограмм колбасы стоит 750 рублей, это ужасно. Крым требует очень больших вложений, сейчас там 80-е годы прошлого века. Пока они принадлежали Украине, там ничего не строилось, всё осталось со времён советской власти. Например, в Ялте даже посмотреть не на что, грязь, мусор, ухожена только набережная.

— Присоединение Крыма сказалось как на внутренней, так и на внешней политике России, как оцениваете эти последствия?

— Тут я негативно отношусь и к тому, что происходит на Украине, и к тому, что творится в Сирии. Вы же помните войну в Афганистане, она длилась много лет и закончилась ничем, мы только погубили тысячи молодых парней. То же самое будет здесь. Бессмысленно навязывать свою волю в мусульманской стране. Здесь я категорически не согласен с внешней политикой государства. Я считаю странным объяснение, что мы должны защитить себя от террористов. Если не лезть туда, то никакие террористы не полезут к нам.

Хотелось бы несколько слов сказать о Донбассе и Луганске. Да, мне по своему тоже очень жаль их, но ещё больше мне жалко 23 миллиона россиян, проживающих за чертой бедности, а точнее, пытающихся сегодня выживать. Вы посмотрите, какие колоссальные средства мы вбухиваем в Украину и Сирию, при этом заявляя своему народу, что денег нет, потерпите.

Бедность – одна из главных проблем в стране. Я не вижу, чтобы в правительстве работал экономический блок. Чем занимаются Силуанов, Улюкаев, Дворкович, Шувалов? У нас в стране не развивается промышленность, загибается малый и средний бизнес. На самом деле загибается, в большей степени от различных проверок и поборов со стороны разных надзорных органов.

Ещё хотелось бы отметить такой факт, что «Единая Россия» в агитационной кампании активно использует президента. Ну неужели из числа членов партии власти, её руководства не нашлось ни одного человека, который был бы лидером предвыборной компании, лицом агитационного процесса? Оно и понятно, что высказывания премьер-министра (председателя партии) про «денег нет, но вы держитесь»» — в качестве цитат на агитационных баннерах подходили бы меньше. Но и получение парламентского большинства на авторитете президента – не члена партии — это же нонсенс! Все кандидаты и избирательные объединения в большинстве декларируют программы и выдвигают здравые идеи, которые наверняка разделяет и Путин. Получается, я тоже мог бы повесить баннер, прикрыться президентом и идти в Думу, но оказывается «эксклюзив» на цитаты беспартийного президента есть только у партии власти. Да и совесть мне это не позволит сделать.

— Может ли вообще быть президент приверженцем той или иной партии, по-вашему?

— Нет, конечно. Да и потом, сегодня они сами утверждают законодательно, что кандидаты не могут идти на выборы с каким-то медийным лицом, его изображением, фото. А сами что делают? Во всяком случае, равенства кандидатам и здоровой конкуренции предвыборному процессу это не добавляет.

— Как вы считаете, когда Россия выйдет из кризиса, и что должна делать законодательная власть, чтобы ускорить этот процесс?

— Кризис есть, но он не такой страшный, как нам его рисуют. Всё, что нужно — поменять председателя правительства и экономический блок. Плюс к этому отпустить малый и средний бизнес. Те деньги, которые сегодня уходят в карманы чиновников, пошли бы в налоги, и этого было бы достаточно. Также принять закон о прогрессивном налоге, это были бы огромные средства в бюджете. Тогда бы экономика развивалась, но этого не делается.

Посмотрите, сколько у нас китайцев. Лес у нас под ними, они здесь, в наших лесах, занимаются заготовкой, переработкой. И ни один чиновник об этом не говорит, потому что это большие деньги, от которых не хочется отказываться. Происходит невидимая аннексия: сегодня они захватили наши леса, скупают земли, имущество вокруг Байкала, а завтра они начнут покупать сельскохозяйственные земли, и мы окажемся китайской колонией, а это очень страшно.

— А на региональном уровне, как вы считаете, дела обстоят также?

— Нет, я считаю, что год назад в регионе кардинально поменялась ситуация. Сегодня со времён Юрия Ножикова у нас первый губернатор, который по-настоящему болеет за область. Ему очень тяжело, мне кажется, он за этот год постарел лет на 10.

Год назад у меня спрашивали, за кого голосовать. Я говорил, что если мы проголосуем за Ерощенко, то будет продолжаться воровство и разбазаривание бюджетных средств. Если проголосуем за Левченко, то наступит кризис власти, ведь в законодательном собрании у нас большинство — единороссы, они просто не дадут ему работать, федеральный центр тоже. Сегодня уже думают, как его убрать и протащить сюда единоросса, даже готовы для этого объединить нас с Забайкальским краем.

Сегодня собираются подписи за отставку губернатора, который якобы не выполняет своих предвыборных обещаний. Ребята, он не проработал ещё года. Да и потом, вы 15 лет создавали эти проблемы, а хотите, чтобы за год Левченко всё решил? Дайте человеку спокойно отработать, а через 5 лет посмотрим, правильный мы сделали выбор или нет.

Взять даже недавний демарш мэров. Когда Левченко пришёл к власти, он всех глав муниципалитетов собрал и сказал им: «Я ничего от вас не требую, просто выполняйте свои должностные обязанности. Выполняйте майские указы президента, делайте свою работу, больше ничего не нужно». Они оказались к этому не готовы, ведь столько лет сидели и ничего не делали, а тут губернатор заставляет работать. Такие вещи делаются специально перед выборами, чтобы мы не дай бог, не выбрали в Госдуму коммунистов или ещё кого-нибудь, потому что тогда им в регионе будет ещё сложнее. Его будут душить до тех пор, пока не снимут.

— А есть в Иркутской области оппозиция?

— В законодательном собрании, я считаю, оппозиция — это только Владимир Матиенко, только он выступает и с трибун, и в СМИ. Кто ещё? Коммунисты, мне кажется, немного вялые.

— Как вы считаете, за год работы нового губернатора что-то существенно поменялось в регионе?

— Я думаю, что Левченко – это тот человек, который сейчас нужен области. Да, возможно, было бы лучше, если был бы кто-то помоложе и покрепче, но таких не было. Ещё, конечно, неоспоримо то, что год назад люди больше голосовали не за Левченко, а против Ерощенко.

— Чего не хватает Иркутской области для развития?

— Ей не даёт развиваться законодательное собрание и федеральный центр. В первую очередь нужно поменять заксобрание и найти компромисс с федеральным центром, не противопоставлять себя, а сесть и договориться. Думаю, это привело бы к положительным итогам.

Сегодня основные направления в развитии региона – это лес, газ и нефть, Ковыкта, например. И повторюсь, нужно отпустить малый и средний бизнес, чтобы пополнить налогами бюджет, бизнес создаёт рабочие места.

Что касается леса, то одну проблему я уже озвучил – китайцы. МВД должно просто собирать их в лесах и депортировать. Ещё одна проблема – новый Лесной кодекс, который погубил лес. Сегодня власти пытаются вести борьбу с ворованным лесом, но, на мой взгляд, начали не с того. Те, кто сегодня идут в лес, чтобы воровать, делают это от безысходности, им просто иначе не выжить, это наши люди, им нужно кормить семьи.

Нужно отменить аукционы, когда дяденька с толстым кошельком за 100 рублей покупает лес, а потом продаёт за тысячу. Нужно на федеральном уровне принять новый Лесной кодекс, отменить аукционы и вернуть конкурсы. Что такое конкурс – это когда участки лесного фонда в первую очередь отдавались тем людям, которые живут в таёжных посёлках. Лесные посёлки вернутся к жизни, улучшится социальная обстановка, прекратятся пожары и бардак в лесу, потому что люди не дадут грабить их лес. А сегодня у них его отобрали дяденьки с толстым кошельком.

Ещё хотел бы остановиться на Ковыктинском газоконденсатном месторождении, которое открыто уже много лет назад. Сегодня государство думает, как бы провести оттуда трубу в Китай и опять собирать нефтедоллары, а никто не думает о том, как провести трубу в города и посёлки области, на Саянскхимпласт, чтобы прекратить зависимость от Ангарска. Если это сделать, это обеспечит увеличение объёмов производства, организуются новые рабочие места, а значит и пополнится бюджет.

То же самое с нефтью, у нас стоит свой комбинат в Ангарске. Несмотря на это, у нас одни из самых высоких цен на топливо.

— Какие проблемы есть в Иркутском округе, и как их может решить Госдума?

— Проблемная зона у нас вокруг Байкала – Ольхонский и Слюдянский район, там особая проблема – Байкальск. Никто же не может подумать даже на шаг вперёд. Все, начиная от Гринписа, начали поднимать волну против БЦБК, ну закрыли мы его, а проблема-то не решилась. Люди ведь там сидят в нищете, без работы.

Не развивается туристический бизнес, здесь должны работать региональные власти. Недавно был на Ольхоне, это же ужас, людям приходится драться за место на пароме. Люди выстраиваются в длинную очередь, ночуют в ней. Иностранцы смотрят на этот бардак и больше не хотят к нам возвращаться.

Построили же мост на Русский остров во Владивостоке. Я несколько раз поднимал вопрос строительства моста на Ольхон, мне говорили, что остров загадят, если будет мост. Если исходить из этой логики, то можно вообще ничего не делать. Если будут нормальные законы, и эти законы будут соблюдаться, будет порядок везде и во всём.

Ранее в рамках серии бесплатных интервью портал «ИрСити» побеседовал с другими кандидатами, баллотирующимися по Иркутскому одномандатному округу: Ларисой Егоровой от «Справедливой России», Максимом Евдокимовым от «Родины», Михаилом Щаповым от КПРФ и Сергеем Беспаловым от ПАРНАСа.

Добавить отзыв
Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить