Перейти к мобильной версииПерейти к версии для ПК
НОВОСТИ
20 СЕНТЯБРЯ
18 сентября

Китайские инвестиции в Байкал как троянский конь

Компания «Гранд Байкал» 24 октября сообщила о подписании меморандума с китайской компанией «Чжунцзинсинь», в котором декларируется намерение инвесторов из КНР вложить 11 миллиардов долларов в развитие туристической инфраструктуры на Байкале. Эколог, бывший соучредитель ликвидированной общественной организации «Байкальская волна» Виталий Рябцев в своём блоге на портале Activatica анализирует развитие заповедных территорий в КНР и предупреждает о катастрофических последствия для Байкала, к которым может привести активное развитие туристической отрасли совместно с Китаем.

Иркутск всколыхнула новость об ожидаемых китайских инвестициях в развитие туризма на Байкале. В рамках только что подписанного меморандума планируется строительство туристических объектов, а также «создание сопутствующей, основанной на современных технологиях, транспортной и другой разветвлённой логистической инфраструктуры в районах озера Байкал и прилегающих территорий, которая призвана качественно обеспечить масштабный туристический поток в регион».

На пару месяцев раньше появилась информация о программе «Байкал — великое озеро великой страны». Её целью является «построение единой системы управления озером Байкал для эколого — ориентированного экономического развития Байкальской природной территории». Как «стыкуются» между собой меморандум и эта программа? На резкое увеличение туристического потока ориентируются оба документа. Но при этом авторы программы предупреждают «о рисках доминирования инвестиций исключительно китайского происхождения».

Между тем: по оценкам китайских экспертов, объем инвестиций в рамках меморандума составит около 11 миллиардов долларов. Таким образом, тема рисков вышеупомянутого доминирования становится очень актуальной. Не знаю, чего именно опасаются экономисты. Но представляю, какие риски для байкальской природы несёт приход китайского туристического бизнеса. Побывав в 2013 году примерно в полутора десятке китайских природоохранных резерватов (там нет привычных нам категорий ООПТ (особо охраняемых природных территориях – ред.) – заповедников и национальных парков), я был поражён масштабами и разветвленностью тамошней «логистической инфраструктуры». Буквально в каждый горный распадок, вдоль каждого ручейка ответвлялись гравийные, нередко и асфальтированные, дороги. Речь шла об уникальной в природном отношении провинции Юньнань (юго-запад Китая). По количеству резерватов она занимает одно из первых мест в стране, на них приходится около 8% площади. Но и эти 8% оказались покрытыми почти столь же густой сеткой дорог, как и остальные 92%. Ну а на «охраняемых» озёрах, где зимуют наши птицы, туристов катают на многочисленных лодках и катерах. Как следствие — повсеместный фактор беспокойства, губительно сказывающийся на животном мире. Да и мусора хватает.

Фото: Фото из блога Виталия Рябцева

Один из итогов этого «развития туризма на ООПТ» – диких копытных животных и крупных хищников в этих резерватах практически нет, хотя ещё лет 20-30 назад их было немало. Лишь в самых глухих уголках провинции еще сохранились в небольшом числе различные виды оленей (включая кабаргу), горные бараны, кабаны, единичные снежные барсы, леопарды и рыси.

Зато в живописных уголках резерватов построено множество дорожек, беседок, разнообразных павильонов и прочей инфраструктуры. На мой взгляд, природной красоте этим был нанесён немалый урон. А главное – обустроенные территории сократили и без того крохотные участки дикой природы, которые нужно было сохранять.

Резерват «Каменный Лес»
Фото: Фото из блога Виталия Рябцева

Этот резерват имеет, как и Байкал, статус участка Всемирного природного наследия ЮНЕСКО.

Фото: Фото из блога Виталия Рябцева

Характерно, что турист (на фото — справа внизу) на природной территории носит респиратор.

Посещение китайских резерватов стоит немалых денег, сбором которых занимаются частные фирмы. Они оставляют себе львиную долю прибыли, а охраняемые природные территории, несущие от туристов всё больший экологический ущерб, из них получают гроши. Такое вот «частно-государственное партнёрство».

Создание подобной туристической инфраструктуры на ООПТ Байкала считаю недопустимым!

Некоторый оптимизм в отношении меморандума вселяет вот этот момент: «В качестве базовой площадки проекта рассматривается территория бывшего Байкальского целлюлозно-бумажного комбината в городе Байкальске». Для природы Байкала такой сценарий означает наименьший ущерб, по сравнению с любым другим участком.

Но, увы, сосредоточить на себе основной удар китайского турпотока Байкальск не сможет. Ни при каких условиях. Полагаю, такая задача и не ставится. Ещё в мае 2016 года на иркутской стороне Байкала побывала делегация китайских чиновников и представителей турбизнеса. Они «посетили все главные места отдыха туристов в регионе: остров Ольхон, посёлок Листвянка, бухты Песчаная, Бабушка и др.». И пообещали, что через некоторое время Байкал будет посещать около 1 миллиона китайских туристов в год.

Утверждается, что «обязательным условием реализации проекта является строгое соблюдение экологических норм и требований законодательства по охране озера Байкал». Между тем каждый наблюдательный человек, посещая Байкал, приходит к выводу, что нынешнее законодательство вовсе не гарантирует сохранение природы.

Два национальных парка (Прибайкальский и Забайкальский) и два заповедника (Байкало-Ленский и Баргузинский) охватывают примерно половину байкальских берегов. Казалось бы – сделано все возможное для сохранения дикой природы Байкала. Однако в Иркутской области большая часть байкальского турпотока проходит именно через Прибайкальский национальный парк (ПНП). Последствия массового туризма – основная причина деградации природы на наиболее посещаемых участках этой ООПТ.

По федеральному закону «Об ООПТ» среди задач национальных парков на первом месте стоит охрана природы. Что вовсе не мешает в интересах турбизнеса жертвовать все новыми территориями ПНП. Самый яркий пример: изъятия из этого национального парка дельты реки Голоустной – с целью создания особой экономической зоны туристско-рекреационного типа «Ворота Байкала».

Впрочем, и само природоохранное законодательство все более адаптируется под интересы бизнеса. Например, упомянутый ФЗ «Об ООПТ» претерпел кардинальные изменения за считанные годы. Кажется, в 2011 году в число задач заповедников был включён «экологический туризм». И буквально вся деятельность этой категории ООПТ завертелась вокруг необходимости привлечения посетителей. В конце 2013 года национальные парки и заповедники обязали взимать с туристов плату за посещение. Заодно внесли и поправку, позволяющую переводить заповедники в статус национальных парков. В июне 2016 года по заповедной системе нанесён новый удар. Теперь участки заповедника можно превращать в «биосферные полигоны». На них уже не будет распространяться заповедный режим, никто не помешает строить там гостиницы и другие туристические объекты, включая «логистическую инфраструктуру».

Фото: Фото из блога Виталия Рябцева

Китайские инвестиции – нечто вроде троянского коня, появление которого предшествует победоносной экспансии китайского бизнеса на берега Байкала. Неизбежный итог такой экспансии – деградация обширных уникальных природных территорий. При отсутствии реальной выгоды от «освоения байкальских земель» как для РФ в целом, так и для жителей Прибайкалья в частности. Основным нашим приобретением окажется «букет» огромных экологических издержек.

P.S. Знаю, что от меморандума до реальных шагов – дистанция огромного масштаба. Вполне возможно, что китайские миллиарды останутся лишь чьей-то несбывшейся мечтой. Дай Бог, чтобы так и произошло.

Добавить отзыв
Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда