Р!
22 ИЮНЯ 2021
21 июня 2021
20 июня 2021

Роман Орноев: Хочу, чтобы в центре Иркутска не было ни машин, ни пробок

В зону ответственности комитета городского обустройства входит почти вся городская инфраструктура. Чаще всего иркутяне обращают внимание на его работу во время ремонта дорог летом и уборки от снега зимой. Глава КГО Роман Орноев, назначённый на этот пост в феврале 2021 года, рассказал в интервью «ИрСити», почему от пробок во время ремонта в Иркутске избавиться нельзя, что главнее — сети или дороги, а также что мешает создать сеть велодорожек и выделенные полосы.

— Какие три главные задачи, которые поставил перед вами мэр, когда вы пришли на эту должность?

— Первая — организовать работу комитета, чтобы мы всё делали заблаговременно, не оттягивали на последний момент. Например, если это подготовка БКАДовских мероприятий, мы должны заранее их отконтрактовать. По поручению мэра Руслана Болотова, проекты, которые включены в план БКАД на 2022 год, готовятся уже сейчас, в этом году мы должны отыграть эти объекты, чтобы в следующем, при наступлении положительных температур — условно с 1 апреля — подрядчики уже приступили к работе.

Вторая задача — качественное выполнение работ. В первую очередь это относится к дорогам и благоустройству. Поскольку у Иркутска был печальный опыт, и не только в прошлом году.

Третья задача — чтобы в городе что-то сдвинулось с мёртвой точки, речь идёт в принципе про развитие города, а не про отдельные дороги, парковки и скверы. Нам нужны новые идеи, новые предложения о том, как и в какую сторону развивать Иркутск. Причём нужно делать что-то уже сейчас, чтобы люди увидели, что мы не стоим на месте.

— Какие приоритеты для себя ставите?

— Я считаю, что приоритетно развитие инженерной инфраструктуры, потом уже нужно рассматривать вопрос, как взаимоувязывать инженерные сети с дорогами. Сейчас мы почему-то идём от обратного — сначала строим объекты, а потом начинаем думать, как к ним протянуть сети, и перекапываем скверы, парки, дороги. Нужна общая конкретная позиция по развитию города: Иркутск постоянно растёт и развивается, в том числе за счёт строительства многоквартирных домов, и никто не задумывается и не смотрит на развитие инженерной инфраструктуры, а это основные артерии города.

На сегодня мы совместно с руководством профильных комитетов обсуждаем потенциальные территории, которые будут застраиваться в будущем, чтобы понимать, какие сети мы туда будем строить и когда.

Одно из направлений, которое стоит задача развивать, и это действительно крайне важно, — сети ливневой канализации. Ни ливнёвкой, ни инженерной инфраструктурой никто никогда системно не занимался.

Есть очень хороший опыт у других городов, где определена эксплуатирующая организация, которая эти сети содержит и обслуживает, развивает и строит. Это раз.

Во-вторых, при работах по БКАД — по ремонту, капремонтам, реконструкции — зачастую упускаются вопросы по прокладке инженерных сетей. Очень часто задают вопрос, почему делается дорога, а в проекте не заложена ливневая канализация. Потому что нет общей единой концепции. Если разделена инженерная и дорожная инфраструктуры, каким образом строить ливнёвку? Конечно же, проще закатать в асфальт дорогу, это самый быстрый вариант, а потом по этой дороге в сезон дождей все будут плыть, и со временем начнёт разрушаться асфальт.

Объём средств, закладываемых бюджетом на строительство сетей водоснабжения, водоотведения и прочих, мизерно мал. Я буду доказывать необходимость увеличения финансирования этих мероприятий.

Другое направление, которое мы также рассматриваем на перспективу, — передача профильной организации сетей, которые значатся на балансе муниципалитета — свет, вода, канализация, тепло. Содержание сетей не совсем профильный вид деятельности для муниципалитета. На сегодня мы рассматриваем целесообразность передачи сетей специализированным организациям.

Это один из вопросов, который я бы хотел обсудить с депутатами думы. Я не говорю, что надо всё распродать, вариантов много, в том числе концессия, аренда. Таким образом, у сетей появятся профильные эксплуатирующие организации, соответственно, мы минимизируем число аварий, сократим затраты бюджета на их ликвидацию, а также содержание.

Мы уже проводили встречу по этому вопросу с Сергеем Викторовичем Кладовым (глава комитета по управлению муниципальным имуществом мэрии — ред.). У нас есть ряд объектов, закреплённых за МУП ТЭСИ, в том числе электрические сети. Я не комментирую когда, кем и почему принято решение закрепить их за тем, кто должен содержать котельные, это тоже не профиль.

Для эффективной эксплуатации, содержания и ремонта их необходимо передать специализированной организации. Тогда бюджет муниципалитета мы сможем направлять на действительно необходимое. Например, в Зелёном «богатство», которое досталось от Министерства обороны, требует скорейших работ. И мы сейчас будем закладывать средства именно на это.

— Если говорить о ливневой канализации, сколько денег нужно, чтобы сделать её в городе, в какой срок это реально и как вы будете это делать?

— То, сколько денег нужно на эти мероприятия, определяется только проектами, после проведения всех изысканий. На примере Боково, где ливневая канализация обсуждалась последний раз в думе: там нужно как минимум пять-шесть изысканий, чтобы определить, как ливневая канализация будет проходить и сколько это будет стоить — может, миллион, может, миллиард.

В этом году по Боково мы будем планировать — только планировать — проектирование, потому что в бюджете на это не заложены средства. Там необходимо от 10 до 15 миллионов, планируем вынести этот вопрос на июньскую корректировку бюджета. Если говорить о стоимости строительства, как правило, усреднённо проектирование — это около 10% от суммы на выполнение самих работ.

— Где ещё будет планироваться ливнёвка, кроме Боково?

— Необходимо начать работы в микрорайоне Славный — одновременно с проектированием сетей водоснабжения посмотреть и ливнёвку, и дороги, и инженерку. Это нельзя отделять. Оптимальным вариантом было бы, чтобы инженерные сети проходили, грубо говоря, по дорогам.

Мы с коллегами также обсуждали вопрос о строительстве ливневой канализации с выходом в ЛОСы в районе Лисихи. В этом году у нас заложено 10 миллионов на проектирование ливневой канализации по улице 30-й Дивизии с очистными сооружениями в микрорайоне Нижняя Лисиха. Строительство объекта планируется ориентировочно на 2025—2026 год.

В рамках БКАД в этом году мы ремонтируем улицу Карбышева, там запланировано обустройство пруда-приёмника для сбора сточных вод. Также заканчивается проектирование ливневой канализации по улицам Лызина и Красноярская.

В ближайшем будущем пока стоит вопрос по финансированию проектирования ливнёвки по Горной, Мельничной, Канской, Мухина, Академической, Костычева. Из проблемных участков — частный сектор. Но нужно брать не конкретную какую-то дорогу, а смотреть системно.

— Вы чиновником стали чтобы что?

— Чтобы какую-то пользу принести.

— Какую?

— Какая будет.

— Для чего вы пришли в администрацию Иркутска?

— Хотелось бы организовать полноценную работу. Совершить подвиг для города, назовём это так.

— Какой подвиг?

— У меня в приоритете стоит, ещё раз говорю: увеличение финансирования по дорогам, чтобы уйти на новый формат работы, чтобы через год — два дороги не приходили в ненормативное состояние, посмотреть схему по ливневой канализации. Тот опыт, которым со мной поделились коллеги из других городов, хотелось бы реализовать в городе Иркутске.

— Почему вы перешли из министерства жилищной политики?

— Меня Руслан Николаевич позвал к себе в команду.

— Это я понимаю, но это не причина. Почему не остались в министерстве? Сомневались в этом решении?

— Почему не причина? Причина.

Нисколько не сомневался в этом решении. Областное правительство задаёт вектор работы, даёт направление, показывает, что можно сделать.

После трёхмесячной работы в Тулуне, куда я был откомандирован Игорем Ивановичем для подготовки и реализации мероприятий по конкурсу малых городов, погрузившись в практическую работу, захотелось поработать в муниципалитете. Я тогда думал, что если бы такое предложение было, я бы на него согласился.

— Если бы в городе можно было что-то поменять по щелчку пальцев, не затрачивая время, усилия, деньги, вы бы что поменяли?

— Вы знаете, я задавал себе этот вопрос неоднократно, и каждый раз решение было разным.

Хотелось бы, чтобы город был зелёный, чтобы здесь — хотя бы в центре — не было транспорта, чтобы люди либо ездили на велосипедах, либо ходили пешком. И не было бы ни машин, ни пробок.

Моё личное мнение — нужно запретить парковки в центре города, отдать приоритет общественному транспорту, преимущественно электротранспорту, и сделать улицы в центре полностью пешеходными.

Сейчас почему-то вырвали из контекста про платные парковки, но никто не говорит про развитие транспорта. Платные парковки ничего отдельно не дадут. На сегодня — к сожалению или к счастью, не знаю, — транспортный блок передали в комитет по экономике, мне было бы интересно в этом плане тоже поработать, потому что дороги и транспорт взаимосвязаны.

Мне бы хотелось, чтобы в Иркутске максимально осталось «зелёнки». Я против концепции вырубить деревья и закатать всё в асфальт. Больше асфальта — больше луж и больше грязи, как это ни странно звучит. Дорожники, наоборот, говорят, чем больше асфальта, тем меньше проблем в городе — да ничего подобного!

На Сахалине я общался с одним человеком, который высаживал там кедровые аллеи и парки, но эту инициативу никто не поддержал. На самом деле это очень классная идея, я бы хотел, чтобы мы сделали кедровый парк в Иркутске. Представляете, в центре города «шишка» бы росла? Классно же! Вот я что-то такое хочу сделать.

Мечта о МУПе, ремонтирующем дороги

— В прошлом году очень много критиковали подрядчиков, которые делали ремонт. Я посмотрела конкурсы этого года, в победителях — те же компании: «Союзстрой», «Союзград», «Курдсибстрой».

— У нас в городе не так много желающих ремонтировать дороги, кроме тех, кого вы называли. Пока у нас сложилась такая ситуация, хотя мы рассылали приглашения для участия в конкурсах. Ни одна из тех крупных организаций, которые работают на федеральных трассах, в город не заходит.

Конечно, мы бы хотели, чтобы у нас работы полностью и самостоятельно проводил «Иркутскавтодор», но материально-техническая база предприятия не позволяет ему забирать все контракты 100%, и плюс это, наверное, будет ограничение конкуренции. Хотя такая мечта, чтобы у нас было полноценное муниципальное предприятие, которое проводило бы качественные ремонтные работы по всему городу, есть. Это была бы и экономия бюджета, и, наверное, более организованные работы.

— Руслан Николаевич в отчёте грозился тем, что нерадивых подрядчиков будут включать в чёрный список.

— Это да, но есть сложности. Мы попытались уже включить в реестр недобросовестных организаций компанию «Зорстрой», однако антимонопольная служба, рассмотрев документы, отказала. Она отметила, что организация не совсем бездействовала, какой-то объём сделала, значит это не недобросовестный подрядчик, просто плохо поработали. Хотя, на мой взгляд, если ты не выполнил контракт, то ты уже недобросовестный, какой бы ты объём ни сделал.

Даже когда я работал в областном правительстве, мы сталкивались с такими подрядными организациями в Култуке и в Балаганске, и их также не смогли включить в реестр недобросовестных, потому что какой-то объём работы они сделали.

— А насколько вообще тогда реальна эта угроза?

— Мы со своей стороны будем актировать подрядчиков по всем замечаниям. Мало того, мы будем в конкурсной документации уже на будущие годы прописывать — сейчас мы не успели посмотреть, каким образом можно сделать, — выполнение 100% объёмов. Если они не будут выполнены, соответственно, такие подрядчики не будут допущены на конкурсы в будущем.

Но я ещё раз говорю — нужен качественный строительный контроль. Когда он выполнен качественно, все замечания устраняются на месте подрядчиком, а не когда на место поехали общественники, депутаты или журналисты.

— Я посмотрела аукционы, которые выиграл «Автодор». По трём из них компания уже объявила по четыре аукциона на подготовительные работы, общестроительные работы, на освещение и озеленение.

— У нас есть определённые обязательства — часть объектов необходимо передать субъектам малого предпринимательства. Какие-то работы «Иркутскавтодор» должен отдать на субподряд.

— По улице Шмидта «Автодор» выиграл аукцион на 29 миллионов рублей, субподряды объявил на 28 миллионов. По Профсоюзной — на 28 миллионов и на 14 миллионов, по Баррикад — на 173 миллиона и на 130 миллионов. В чём смысл Автодора?

— Смысл в контроле. Контролировать качество ремонта, отвечать за результат будет «Иркутскавтодор». Переданные на субподряд работы – небольшой объём.

Ещё раз говорю: нам хотелось бы, по крайней мере мне лично точно, чтобы это предприятие было максимально технически оснащено и максимально бы проводило работы самостоятельно, но материально-техническая база предприятия сейчас не позволяет так сделать.

«Автодору» необходимо получать прибыль для того, чтобы существовать и обновляться. Он одними субсидиями из бюджета жить не должен. Со временем, когда на предприятии будет обновлена в том числе ремонтная база, я бы хотел, чтобы оно брало на себя львиную долю по объёмам. Сейчас пока ситуация такова.

— Просто немножко непонятен смысл существования Автодора. Почему нельзя обойтись без него?

— Можно вообще без всех МУПов обойтись. Вообще без всех. И всё отдавать кому-то и куда-то. Но когда в городе есть муниципальное предприятие, то все городские проблемы решаются намного быстрее. И есть контроль за проведением работ есть.

В случае каких-то непредвиденных работ, если у нас не будет таких предприятий, как «Водоканал», «Автодор», ТЭСИ, никакие вопросы оперативно решаться не будут. Всё будет упираться в конкурсные процедуры. Пока мы отыграем конкурсные процедуры, уйдёт 2 месяца.

Мало того, у «Автодора» на сегодняшний день один из самых современных асфальтобетонных заводов. Да, у нас есть определённые сложности — в десятый раз говорю — с материально-технической базой, износ техники очень большой. Но уже к концу года — такую задачу поставил Руслан Болотов — предприятие пополнит более 30 единиц техники.

Готов уступить своё место

— На Трактовой в этом году планируют создавать выделенную полосу для общественного транспорта. А какой план дальше?

— Вторая планируется на объездной Первомайского — Университетского. Также смотрим, как по Лермонтова и Академической организовать выделенные полосы.

Было бы классно сделать выделенную полосу по дороге, которая идёт по Маяковского, мимо курорта Ангара. Если бы можно было соединить Ленинский округ со Свердловским сразу напрямую или через центр, было бы очень круто. Всё упирается в проекты.

— Пока выделенные полосы немножко как велодорожки — из ниоткуда в никуда.

— Абсолютно верно. Пока так.

— А когда поменяется эта история?

— Хотелось бы в ближайшее время. Вы тоже поймите, критиковать очень удобно. Очень много людей, которые критикуют. Очень мало тех, кто готов прийти и сделать. Я готов этим местом поделиться с тем человеком, который придёт и скажет — я вам за три года вот так (щёлкает пальцами — ред.) всё сделаю, нарисую все проекты.

Если бы у нас в бюджете Иркутска были предусмотрены такие суммы, чтобы мы могли бы, не задумываясь, проектировать кучу разных объектов, которые между собой можно соединить, вопросов бы не было. Но мы ограничены вот таким (крошечным — ред.) бюджетом. И в рамках этого бюджета нам нужно что-то спланировать, спроектировать, а вы меня ещё просите назвать сроки и суммы.

Я никогда не говорю неточные сроки. Даже приблизительные не называю, чтобы не быть потом голословным, если вдруг не будет утверждено или предусмотрено финансирование. Потому что вы потом будете спрашивать: а вот в 2021 году в интервью вы называли такие и такие сроки. Этого не будет.

— Какое финансирование вам нужно, чтобы не задумываясь проектировать?

— Какое финансирование по дорогам сейчас стоит, вы в курсе? На Иркутск по БКАД выделено за счёт средств местного бюджета порядка 400 миллионов, плюс федеральный и областной бюджеты, общая сумма — 1,3 миллиарда.

Мы делаем 22 километра дорог по БКАД. В Иркутске почти тысяча километров дорог. Из них в ненормативном состоянии более 60%. Чтобы ежегодно выходить на прирост по нормативным дорогам, нам нужно делать около 100 километров. 22 километра — округлённо 1,5 миллиарда, просто на 5 умножайте. Это только по БКАДовским дорогам.

По дорогам в частном секторе у нас сумма на этот год, по-моему, около 130 миллионов. Чтобы хотя бы весь частный сектор просто отсыпать и отгрейдеровать, эту сумму необходимо в 2-3 раза увеличивать. Тогда будет возможно что-то сделать, чтобы люди меньше жаловались, хотя бы ходили не по лужам, не по грязи, а по нормально отгрейдированным дорогам.

Вы меня спрашиваете про проектирование инженерных сетей. Да у нас на проекты заложена в этом году такая мизерная сумма, что я даже не знаю, что можно на эту сумму сделать. И это из года в год.

Мы вкладываем грандиозные суммы в социальное строительство, при этом мы не должны забывать про обеспечение инженерной, дорожной инфраструктурой, освещение, благоустройство. Почему нельзя делать всё комплексно?

Снова будем «умирать» в пробках?

— Руслан Николаевич упоминал о необходимости реконструкции трёх развязок в Иркутске — Лермонтовской, Байкальской и Маратовской.

— У нас было совещание под руководством Игоря Ивановича Кобзева, на котором он попросил определить приоритеты по реконструкции и строительству развязок с учётом большей пользы для горожан. Понятно, что нужно делать всё, но одновременно все объекты городской и областной бюджеты не потянут.

Сейчас в первоочередном порядке идёт объездная из Шелехова в сторону Старокузьмихинской развязки с упором в магазин «БУМ», так называемый южный обход. Параллельно мы смотрим сразу же реконструкцию путепровода на Кае, потому что двухполосное движение там не справится с транспортной нагрузкой. На реализацию он стоит, по-моему, на 2023—2024 годы, в будущем году приступаем к проектированию. Там будет расширение путепровода, из-за чего возникнут определённые сложности, так как его необходимо будет полностью закрывать.

На Маратовском кольце изменение схемы движения значительно развело потоки, сейчас пробки там стали значительно меньше. Поэтому сегодня оно стоит то ли в третьей, то ли в четвёртой очереди по приоритетам: грубо говоря, обходы с Каей параллельно, Лермонтовская развязка, потом только Маратовское. У нас есть разработанный ИркутскгипродорНИИ проект, но необходимо провести его актуализацию.

— Я пытаюсь по срокам определиться — примерно уходит за 25-й год?

— Да.

— А Байкальское кольцо? Пока никак не обсуждается?

— Байкальское кольцо тоже обсуждается. Есть поручение мэра с этого года приступить к проектированию этой развязки. Там есть определённые сложности — наличие магистральных сетей, тело дамбы, которое упирается на повороте в саму плотину. Это будет непростой объект.

Плюс мы там устанавливаем стелу «Город трудовой доблести». Эти процессы нужно провести параллельно, чтобы не было разговоров, что мы сначала лечим, потом калечим, то есть ставим стелу, а потом под неё проектируем развязку. В бюджете на 2021 год средства на проектирование Байкальского кольца не были предусмотрены, мы будем заявляться с этим на июньскую корректировку.

— В прошлом году одна из претензий у иркутян была в том, что все дороги ремонтируют одновременно, поэтому все стоят. В этом году будет точно так же и мы снова будем «умирать» в пробках?

— Определённые сложности по дорогам, к сожалению, никуда не денутся. У нас «артерии» города сделаны так, что при ремонте любой дороги образуются пробки. Количество транспорта увеличивается, а организация улично-дорожной сети остаётся на прежнем уровне.

По пяти объектам работы уже начаты. По ряду из них срок окончания будет в июле. По другим дорогам работы начинаются в июне, то есть такого, что на всех объектах одновременно начнётся ремонт и всё встанет колом, не будет. График ремонта разнесён так, чтобы не создавать коллапса в районах.

Основные сложности будут связаны с ремонтами Трактовой и Баррикад. По Трактовой мы спланировали объезды по Главной Кировской и Олега Кошевого. По Баррикад движение будет затруднено, но закрывать улицу мы не будем, плюс основные работы будут проводиться ночью.

— Руслан Николаевич в прошлом году критиковал проекты, по которым делались дороги. Что изменилось в этом году? Какие-то меры приняты, чтобы улучшить ситуацию и получить адекватные проекты?

— Риски, что не все они будут идеальны, в этом году есть. Качество проектов всегда оставляет желать лучшего, всегда всплывают какие-то нюансы. Всегда. Нет ни одного проекта, по которому в процессе работ не было каких-то замечаний.

В этом году проекты делает другая организация, заодно и посмотрим, насколько качественно в процессе исполнения. Я бы хотел, чтобы у нас уже со следующего года проектами занимались нормальные профессиональные квалифицированные люди, тот же Политех. Чтобы они участвовали в конкурсе.

— А сейчас занимаются не «нормальные профессиональные квалифицированные люди»?

— У нас очень много частных проектных бюро. Кто-то из них при проведении конкурсных процедур на очень большой процент скидывает цену, что, я считаю, не совсем корректно. Минус цена — минус качество. Поэтому хотелось бы, повторюсь, чтобы на конкурс выходил наш технический университет, их подведомственные организации. Чтобы специализированные компании нам разрабатывали качественные проекты по дорогам.

Кроме того, на проекты следующего года мы будем проводить не аукционы, а конкурсы, в которых, кроме цены, будем смотреть и другие критерии, в том числе опыт проектных компаний, их профессионализм.

— В прошлом году критика была и к тому, что сама организация работ была не на должном уровне, в том числе сотрудниками КГО. Что изменилось в этом году?

— Я никогда не сравниваю и не буду говорить о том, что было в прошлом году, расскажу, что мы сделаем в этом. Мы доукомплектовали штат сотрудников и определили куратора за каждым направлением работы, есть новые сотрудники, новые руководители, которые будут курировать непосредственно ход ремонта. Мы с каждого подрядчика будем требовать план производства и культуры работы, в более жёсткой манере контролировать ход исполнения работ. Я планирую еженедельные выезды по объектам, которые делаются по БКАД.

По поручению мэра к контролю за ходом работ будет максимально привлечена общественность. У нас очень активные горожане. И здесь они оказывают большую помощь.

Есть определённые сложности, в том числе с компанией, которая сейчас победила в аукционе на проведение строительного контроля. Это та же фирма, которая выиграла в прошлом году. И тогда, и сейчас было очень большое падение в цене (по этому году — больше 30%), соответственно, требовать с неё качественный строительный контроль, наверное, нет смысла. Мало того, мы сейчас проводим проверку, есть ли у неё соответствующие сертификаты, лицензии, лаборатория, потому что есть основания подозревать, что их нет. Если такой факт будет, мы с ними будем расторгаться и заключать контракт с новой организацией.

Как это ни прискорбно говорить, планируем дополнительно отыграть ещё один небольшой контракт на контроль за ними. Это только единожды и именно в отношении этой организации, учитывая опыт прошлого года, когда она приняла улицу Баумана без замечаний. Только таким образом можно законно на неё воздействовать.

В этом году мы заменили ряд объектов и ремонтируем Академический мост, Украинскую, Ярослава Гашека, Постышева, чтобы синхронизироваться с теплоснабжающей организацией, у которой также запланированы свои работы на этих улицах.

Вспомните улицу Красноказачья в прошлом году. Почему её долго делали? Все говорили, что дорожников нет. Потому что там Ново-Иркутская ТЭЦ месяц меняла свои сети. После того, как они закончили, администрация проводила уже свои работы по дорожному полотну.

— Хотите уехать из Иркутска?

— Нет.

— Почему?

— Где родился, там и пригодился. Здесь моя родина, здесь мои корни, здесь моя родня, мой род. У меня живы мои дедушка, бабушка. Я не хочу отсюда никуда уезжать.

Моему отцу предлагали неоднократно перейти в областное правительство и другие должности, другие территории. Он говорит: вот мой город, я его развиваю, стараюсь сделать его лучше. И у него получается. Я бы хотел, чтобы у меня так же в Иркутске получалось. Он для меня большой пример, к чему можно стремиться и чего можно добиваться.

НазадВперёд
Добавить отзыв
После нажатия на кнопку «Добавить», на E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Правила