Р!
18 ОКТЯБРЯ 2021
17 октября 2021
16 октября 2021
15 октября 2021
Прогулки по городу

Грязнова – улица с характером

Утренняя предосенняя хмарь – лучшее время, чтобы гулять по улице Грязнова, такой странной, дикой и уютной одновременно. Как такое может быть? Да очень просто. Эта улица своим непостоянством похожа на людей. Она может сначала радостно впустить в себя, одарив тихим листопадом, неожиданным солнечным лучом и золотыми подсолнухами, а потом оттолкнуть подальше, напустив злых собак и ледяной ветер.

«ИрСити» в июне 2021 года запустил новый проект — «Прогулки по городу». В первом, летнем, сезоне, мы расскажем про семь улиц в центре Иркутска, материалы будут публиковаться раз в две недели. Проект не предполагает создание энциклопедических статей об улицах Иркутска. Журналисты нашего сайта опишут их такими, какими увидят сами. Где-то неуютными, не обустроенными, небрежными, но любимыми и по-своему особенными.

Старое название улицы Грязнова – 3-я Солдатская. Это одна из шести улиц, образованных перед палисадом (сейчас на его месте Карла Маркса). Здесь размещался полк, прибывший в первой половине XVIII века во главе с неким Сомовым для обороны города. Позже улицы стали Красноармейскими, а затем приобрели современные названия. Грязнова носит имя командира 30-й иркутской дивизии 5-й Армии Ивана Кенсориновича Грязнова.

Начинается улица от Карла Маркса и прямой линией постепенно поднимается в гору до улицы Коммунаров, в прошлом – Главной Иерусалимской, Кладбищенской (она примыкает к Иерусалимскому кладбищу, где сейчас обустроен парк).

Сегодня Грязнова – одна из самых очаровательных и одновременно самых мрачных улиц в центре Иркутска. До 10-х годов она изо всех сил сохраняла свой слегка диковатый сельский облик. К 20-му – стала чище и благоустроеннее. Но, если перестать спешить, то можно заметить, что это всего лишь фасад, нужный только для прикрытия. Во дворах течёт та же тихая жизнь с разноцветными заборчиками, бельевыми верёвками, бочками, грядками и почтовыми ящиками всех размеров и мастей. За всем этим следят собаки: грозные охранники хозяйских домов и банды обыкновенных дворняг, перетекающие из одного квартала в другой.

Первые адреса на Грязнова – это два угловых каменных дома, выходящих на Карла Маркса и смотрящих на бывшую «Стратосферу» — сейчас это здание передано иркутскому театральному училищу, но, когда там что-то заработает, точно неизвестно, — сроки открытия уже один раз перенесли.

На одной стороне Грязнова высится белое пошарпанное строение, фасад которого облюбовали кондиционеры. В нём располагаются рестораны, офисы, чуть дальше — минспорта и его подведомственные структуры. Напротив — кинотеатр «Дон Отелло», несколько ресторанов, а также примыкающее к ним офисное здание, в котором «сидит» областной фонд капремонта.

Дома поставлены так, что образуют «колодец». Проход в него узкий и тёмный. А двор – мрачная изнанка общепита: куча дверей в служебные и хозяйственные помещения, толстые металлические трубы, змеями выползающие из недр зданий и упирающиеся в небо. Непарадные стены сохраняют намёк на историю – аккуратная кладка, кирпичик к кирпичику. А парадные, наоборот, плотно отштукатурены, открашены в нежно-жёлтый цвет с белыми акцентами на деталях. Это несоответствие режет глаза.

Но потом становится легче – через проезд от здания ФКР стоит рыжая четырёхэтажка, к ней «прилеплен» магазин с выпученными балконами. За ними скрывается нескладный двор с таинственными старыми качелями, неожиданной тарзанкой и капремонтом: под окнами валяются доски, на крышах перекрикиваются строители. Из привычного — традиционная детская площадка и обкусанные деревья. Проходишь через двор вдоль четырёхэтажки и «встречаешь» два деревянных дома, между ними узкий проезд и выход на переулок Пионерский.

Через дорогу от четырёхэтажного дома – отреставрированная «Усадьба Егорова», в 2020 году признанная объектом культурного наследия регионального значения. В доме работает гостиничный комплекс. Выкрашен дом в праздничный тёмно-красный цвет, кружева и ромбы на фасаде отмечены белым. Но этот локальный праздник портит общий лёгкий беспорядок.

Отдельное удовольствие на улице Грязнова – смотреть на никакущую ливневую канализацию, которая вроде бы есть, но вообще-то её нет.

После усадьбы — светлое здание страховой компании с глухим забором. На месте забора раньше находилась деревянная усадьба казака Южакова, но весной 2018 года её снесли. За ней стояла деревянная заброшка, не раз горевшая и захламлённая, здесь обретались лица без определённого места жительства и бездомные собаки. Сегодня на территории идут активные реставрационные работы. Подсмотреть за ними можно только лишь поднявшись на цыпочки и вытянув руки с камерой как можно выше.

Рядом с этим высится пятиэтажка на подпорках. Двор довольно аккуратный и уютный. Через него можно попасть на улицу Лапина.

Соседний проезд ведёт в уютнейший двор гигантской усадьбы Харченко. Сначала море цветов, кружевные окна и старинные двери, а в глубине заросшие мхом развалины хозпостроек, старая лестница и всякий хлам под неизвестно откуда взявшейся здесь вывеской «Магазин». Здесь очень тихо, хотя Грязнова – это центр Иркутска.

Напротив пятиэтажки деревянные дома – зеленоватый доходный дом Горемыкиной, стоящий на углу Грязнова и Пионерского, затем усадьба Метелёва с ярким двориком и парочкой старых столбов, кружевной двухэтажный дом, где сейчас размещается частная клиника, и отреставрированное деревянное здание с тяжёлыми воротами и оформлением из каменной кладки.

К Дзержинского (бывшая Арсенальская, Графа Кутайсова) улица Грязнова подходит заставленная машинами и подстриженными деревьями. По правую руку — светлый деревянный памятник федерального значения, где сейчас находится «рюмочная», а по левую – страшное офисное здание, в котором, кажется, никто не работает. Рядом с ним сохранилась водоразборная колонка, поэтому смотрится эта громадина по меньшей мере комично.

После Дзержинского характер Грязнова резко меняется. Здесь застройка поспокойнее, подряд – деревянные дома с довольно большими и прибранными дворами. Но атмосфера прохладнее – чужакам здесь явно не рады.

Хотя вот открытая дверь, в неё проскользнуть — и можно немного полюбоваться остатками старой лестницы с резными столбиками и исхоженными ступенями.

Или задворки усадьбы Орлова, где вывороченные ставни, перекрытая чёрная лестница и истёртая кирпичная кладка. А рядом останки полусгнившего-полусгоревшего деревянного памятника с тайнами, прикрытыми дурацким зелёным забором.

Или откровенные до дикости жёлтые трубы, огибающие отреставрированную усадьбу Усенко, не тронутую страшным пожаром 1879 года. А за ней кусок просторного двора – с сонной собакой и злой кошкой, качелями и детскими рисунками по деревянному фасаду.

Или один из самых прекрасных дворов, который встретился мне на улице Грязнова – усадьба Чернигиной. На «красной линии» — великолепный двухэтажный дом с двумя линиями богато украшенных окон и цветочным кругом под крышей. За ним – отсыпанная гравием дорожка, заборчики, пара машин, одна из которых – старенькая «Волга», и, если посмотреть под определённым углом, кажется, будто время искажается, и ты одновременно существуешь в нескольких эпохах.

Или притягательный своим кошмарным обликом жилой дом-памятник, покрытый толстым слоем облупившейся зарыженной штукатурки.

Только в один двор мне не удалось войти – тишину разорвал лай двух мелких собачонок – чёрной и жёлтой. Они вылетели откуда-то из глубины двора и облаяли меня с ног до головы. Чёрная оказалась противнее и цапнула меня под коленку. Осталась мелкая царапина, но болит до сих пор.

После этого – странный перекрёсток Тимирязева-Подгорная-Грязнова. Здесь всё невнятно. И парковка перед длинным высоким зданием с «короной», и обрезанная территория вокруг отреставрированного доходного дома, принадлежавшего еврейскому обществу, и движение машин, и пешеходные переходы. Мусорка, трансформаторная станция с бардаком из проводов, жутчайшая усадьба Ковалёвой, в которой, кажется, водятся призраки.

Не знаю, то ли эта невнятица влияет, то ли так сложилось исторически, но после Подгорной улица Грязнова снова меняется «в лице» — дорога уходит наверх, дворы закрыты, фасады спрятаны за деревьями. Глухо.

Пятнадцать лет назад здесь была настоящая деревня – деревянные дома, заросли, ухабистая грунтовка. Но со временем всё изменилось – часть домов просто исчезла, на их месте пустыри или очередные никому не нужные офисные здания, которые с огромным усердием пытаются либо продают, либо сдать в аренду. Дорогу заасфальтировали, деревья подстригли, из-за чего стали видны старинные подрорные стенки, по одной стороне улицы выстроили пологую лестницу. Раньше деревянные лестницы тянулись с двух сторон, одна из них даже попала на киноплёнку – в 80-х годах именно здесь Евгений Евтушенко снимал свой «Детский сад».

Сплошные заборы – за ними простенькие дворы. Один пустырь превратили в проезд, по которому можно добраться до высокого домика, его жильцы, видимо, ласковы с историей города, поэтому украсили свои ворота резьбой, старинным фонарём и номером со старым названием улицы.

В улицу Коммунаров упирается самая некрасивая часть Грязнова. На одной стороне – оштукатуренный белый домик с синими ставнями. А на другой — настоящие руины. Ещё в 2017 году здесь жили люди. Сейчас – хлам, вывороченные доски, сгоревшие перекрытия и «цветущие» сгнившие крыши. Двор широкий, поросший какой-то трын-травой. И так хочется спросить: какого чёрта меня сюда занесло?

Вдруг из тишины завалов выплывает худой смуглый мужчина. Руки — тонкие, на голове – седой «ёжик», лицо — в мелких морщинках. Он смеётся мне вслед и танцующей походкой исчезает на другой стороне улицы Коммунаров.

— Покажите, чего вы там нашли? – через мгновение слышу его голос за спиной.

— Ничего, я журналист.

— Аааа, у нас тут просто «нарки» лазят, закладки делают, — заплетающимся языком объясняет он, — Дом интересный, да? Пойдёмте покажу — вон видите белый дом (показывает вглубь двора на белое строение). Кто там жил? Не знаете? Охрана кладбища – оно было огромным, это сейчас часть осталась. Так вот, этому белому дому 182-183 года. А этот дом (машет на развалюху) вообще двухэтажный был, у меня документы есть – построен в 1837 году. Хотите я подполье покажу? Вы просто ох…извините…обалдеете!

— Конечно, хочу.

— Ну, в данную секунду я не могу, сейчас у меня просто гости, и мы (щёлкает себя по горлу) – квасим.

— Долго в этом доме живёте?

— Год. Но я очень люблю Иркутск, хорошо знаю его историю. И знаете, что я хочу сказать, Иркутск – самый обалденный город, хотя я объездил полмира, потому что я артист балета… — как бы между прочим роняет этот странный дядька.

— Вы артист балета? – удержаться от изумления не получается.

Оказалось, что Димитрий – так зовут жильца руин – закончил хореографическое училище в Ташкенте и даже два года танцевал в музыкальном театре.

— Ничего себе, — выдыхаю.

— Нет, ничего такого в этом нет, – отмахивается дядька, — А вы, если хотите про историю Иркутска что-то узнать, сходите в Иерусалимскую церковь, там много документов сохранилось.

Димитрий улыбается на прощание и пружинистой походкой ускользает в глубь заросшего двора.

Пока мы с ним болтали, у «театрального квартала» собралась банда бездомных собак – они мирно распластались на асфальте и не особо реагировали на прохожих. А потом поднялся ветер, растрепал мне волосы, обсыпал их подхваченной пылью и унёсся шуршать деревьями.

НазадВперёд
Добавить отзыв
После нажатия на кнопку «Добавить», на E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Правила