Р!
21 АПРЕЛЯ 2019
Р!
Р!
20 апреля 2019
Р!
Р!
Р!
Р!
19 апреля 2019
Р!
Р!
Р!
Р!
Р!
Р!
Р!
Р!
Р!
Р!
Р!
Р!
Р!
18 апреля 2019
Р!
Р!
Р!
Р!
Р!
Р!
Р!
Р!

Исчезающий Иркутск: Поэзия усадьбы Метелёва

На тихом перекрестье улицы Грязнова и узенького Пионерского переулка стоят в ряд несколько деревянных зданий, запомнивших старый Иркутск. Среди них есть розоватый дом, небольшой, добротный, с разномастными дверями. Своим боком он прикрывает простенький одноэтажный флигель. Эти двое – усадьба нижнеудинского купца Метелёва.

Портал «ИрСити» и руководитель Клуба молодых учёных «Альянс» Алексей Петров запустили совместный проект о деревянных домах «Исчезающий Иркутск» в октябре 2014 года. С тех пор рассказано более 70 историй о заброшенных, полуразрушенных памятниках архитектуры и просто знаковых для города зданиях. Некоторые из них уже исчезли с карты Иркутска.

Семейное дело

Прежний адрес усадьбы – улица 3-я Солдатская, дом 11, нынешний – Грязнова, 7. Она огорожена простым деревянным забором лишь со стороны соседнего углового дома Горемыкиной, поэтому нашу розовую усадьбу можно обойти справа. По главному фасаду, смотрящему на Грязнова, в два ряда идут спокойные окошечки, под крышей тянется тонкое кружево, с правой стороны пристройка с галереей арочных окон. Она скрывает крепкую лестницу, ведущую на второй этаж. С задней стороны дома по-деревенски уютно, есть деревянный закуток, из которого калитка ведёт на закрытый от глаз участок. Основной дом близко подходит к одноэтажному флигелю с наряженными в синие наличники окнами.

Как рассказывает Алексей Петров, усадьба связана с именем нижнеудинских купцов Метелёвых. Известно два брата — Яков и Ефрем. Они вместе с мелким торговцем Карпом Щелкуновым организовали фирму «Торговый дом Щелкунова и Метелёва». В Иркутске им принадлежало несколько зданий, в которых располагались фирменные магазины. Например, они купили дом на углу Большой и Тихвинской, в котором на первом этаже открылся «Варшавский магазин», а верхние этажи занимала гостиница «Центральное Деко», где ещё в 1873-м находились «единственные в Иркутске тихие семейные номера».

По данным Иркипедии, в 1898 году газеты как редкостное явление отмечали, что магазин «Щелкунова и Метелева» имел электрическое освещение.

Яков умер в 1901 году, и делами стали управлять Ефрем и его сын Яков Ефремович.

В 1911 году, поясняет историк, торговый дом имел отделения в Тулуне (здесь находились мельница, кирпичные и лесопильный заводы, конфетно-пряничное заведение), Нижнеудинске, Киренске, Балаганске, Верхоленске, в селе Кимильтей и Черемхово. А в 1913-м фирма выкупила Хайтинскую фарфорофаянсовую фабрику. Контора торгового дома располагалась на улице 5-й Солдатской (ныне — Богдана Хмельницкого), дом №3. Известно, что в 1897-м ТД на благотворительном базаре передал 500 рублей в пользу нуждающихся. А в 1916 году пожертвовал 25 тысяч рублей на создание Иркутского университета.

По сведениям Алексея Петрова, Ефрем Иванович жил в Иркутске с 1908 года, на улице Тихвинской (ныне — Сухэ-Батора). С 1914-го был членом военной комиссии, в июне 1915-го был избран в Военно-промышленный комитет. Был женат. По данным Иркипедии, у него было семеро детей: сыновья Яков, Иван и Александр, дочери Марина, Зоя, Мария, Миронея. Его сын Яков Ефремович также участвовал в деятельности торгового дома. В Иркутске владел магазином и каменным одноэтажным домом, в селе Кимильтей – кожевенным заводом.

В августе 1913 года на него было совершено покушение. В 1914 году Окружной суд рассматривал дело, на скамье подсудимых были сыновья Якова Ефремовича. Их оправдали.

Дом на 3-й Солдатской (Грязнова), скорее всего, был доходным. Как следует из научно-исследовательской документации, разработанной в 2014 году, до пожара в 1879 году на этом участке уже была усадьба, после происшествия её восстановили. На плане города в 1899 году представлен дом по красной линии 3-й Солдатской, а на плане 1929 года уже появился и одноэтажный флигель. В 1920-е годы постройки муниципализировали, в 1930-е они принадлежали Комжилтресту, а затем Управлению жилищного хозяйства.

«Хорошее было вино»

У двухэтажного дома есть несколько одностворных дверей, четыре из них вроде как ведут в дом, одна – в кирпичный подвал. На углу галереи с арочными окошками вызывающе выглядит белая дверь, она оказывается открытой, изнутри намёрз снег. За ней на верх поднимается крепкая деревянная лестница с исхоженными посередине ступенями. В сенях обычная домашняя утварь. Мы не решаемся беспокоить хозяев, когда видим объявление: «В доме маленький ребёнок». Вход рядом с белой дверью наглухо закрыт.

Поскрипев снегом, обходим дом. Здесь две рыжие двери. На одной из них написано «кв. 7». В деревянном закуточке Алексей Петров натыкается на плакаты, которые сам же и печатал 20 лет назад: «А чего они тут делают?»

На звонки двери не открывают. Идём к открытой форточке, из которой доносятся голоса. В окне появляется женщина в очках, которая радостно улыбается и приглашает зайти в гости. В это время на втором этаже разносится отчаянный детский плач – разбудили.

Рыжую дверь с надписью «кв. 7» отворяет худой пожилой мужчина, из глубины доносится звонкий лай малютки-собачонки.

По маленькому коридорчику попадаем сразу на небольшую кухоньку, мужчина убирает со стола посуду. У него худое смуглое лицо, вытянутый нос, на лбу – добрые морщины, на руках – старые татуировки. После уборки он скрывается в другой комнате. В тот же момент входит женщина в очках, у неё короткие седые волосы, широкая улыбка, одета в простое домашнее платье.

— А документик покажите, пожалуйста.

— Вот моё удостоверение, мы журналисты, — говорю я.

— А мы поэты Иркутской областной писательской организации, — улыбается женщина.

Хозяева квартиры — баснописец Владимир Артемьевич Седых и поэтесса Нина Анатольевна Кригер. На столе тут же появляется несколько аккуратных книг в мягких переплётах. По воздуху громко разносятся звуки радиопередачи о творческом союзе двух поэтов.

Владимиру Артемьевичу 79 лет, он родился в селе Манзурка Качугского района, жил в деревне Зуева, где учился в школе-семилетке, «там и началось стихоплётство». С бумагой было трудно, поэтому первые стихи да с крепкими словечками писал мелом на заборе. А в четвёртом классе он написал первое стихотворение без бранных выражений. Оно посвящалось встрече с полевой мышью. В Иркутске он живёт с 1954 года.

«Я работал инженером в домуправлении. Пятьдесят лет назад пришёл ремонтировать печку. У женщины было три маленьких комнатки, с ней сошлись, и вот 46 лет проремонтировал», — смеётся Владимир Артемьевич.

Он занимался и строительством отдельного входа на второй этаж. До 80-х годов, говорит баснописец, веранда была застеклена цветными витражами, примерно в 86-м в дом провели канализацию.

— Встречалось ли вам что-то такое, что напоминало бы о возрасте дома, что он старинный?

— Ничего не напоминало. Единственное, когда разбирали полы, находили кое-какие детали старинные, картинки. Чеканка. Однажды нашли две бутылки вина, целых. У них дно было поднято до середины – такие бутылки раньше делали. Что с ними сделали? Да мужики выпили, хорошее было вино.

«Воздуха больше»

В 2014 году Владимир Артемьевич стал вдовцом, а через некоторое время привёл в этот дом Нину Анатольевну, которая тоже потеряла мужа. Этой роскошной женщине 67 лет, она руководит ансамблем ветеранов «Лейся песня». Нина Анатольевна коренная иркутянка, выросла в Рабочем, стихами увлекается с 2011 года.

— Я и химик, и кондитер, — просто говорит о себе женщина.

— А главное – женщина, — с улыбкой вставляет Владимир Артемьевич.

Она вспомнила, как ездили с отцом в парк Парижской коммуны. Раньше туда нельзя было попасть просто так, вход был строго по билетам: «Папа ещё рассказывал, что раньше – а он 23-го года рождения – у этого парка висело объявление: «Собакам и солдатам вход воспрещён».

— Мы знакомы с Владимиром Артемьевичем по союзу писателей. Я раньше жила в обычной квартире. А потом он сюда меня привёл, сказав, что жена должна жить с мужем. Сложно было такую перемену делать, я же не думала замуж выходить. Но я так скажу — нас связало творчество, — рассказала Нина Анатольевна.

Поэтесса с уверенностью говорит, что рада жить в деревянном доме – в нём воздуха больше. Тем более стоит он в центре – а значит, всё, что нужно для поэтов, поблизости. «…И где бы я по свету не бродил, сюда я возвращаться буду снова, я знаю, что в Иркутске меня ждёт, мой домик, что на улице Грязнова», — продекламировл Владимир Артемьевич.

Домик любят горожане – воспитанники художественного училища каждый год сидят в ограде и рисуют усадьбу. А совсем недавно на сайте областной службы по охране объектов культурного наследия опубликовали акт экспертизы, по которой рекомендовано включить этот дом в государственный реестр памятников.

Больше и жёстче в нашем Telegram-канале
2 отзыва

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Все таки я не понимаю, зачем держать такое старье, если его состояние в должном виде не поддерживается

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

вы даже не понимаете, какую сейчас глупость высказали. дом ЖИВОЙ. я тоже живу в доме 1893 года постройки - когда-то он считался памятником истории, потом с учета сняли. удобства во дворе, водопровод только летний,но дом - это нужно в нем пожить, чтобы понять, что он дышит, взаимодействует с жильцами.Это вам не бетонные коробки.  А самое интересное, что туристы почему-то предпочитают вот такие старые дома потрогать, посмотреть, а не "парадный" стилизованный 130-квартал в Иркутске.

В некоторых случаях у редакции могут появиться вопросы для дальнейшего освещения темы. Укажите свой телефон или email, если это возможно. Данные не публикуются.

Если вы даёте согласие на изменение модератором вашего комментария, в случае, если он не соблюдает нижеописанные правила, то модераторы постараются исправить комментарий так, чтобы его было можно опубликовать. В противном случае комментарий не соответствующий правилам будет удалён.

Мы не пропускаем оскорбления героев публикации, авторов текста, комментаторов, просто третьих лиц. Удаляются обвинения в преступлениях и правонарушениях, подробности личной жизни героев публикации, личной жизни журналиста-автора, комментарии, которые не относятся к теме текста, маты, капс, обильные многоточия, истерики, бессвязная речь, любая реклама.

Комментарий отклонят, если в нём есть призывы к нарушению законов, свержению власти, революции, массовым беспорядкам, нарушению территориальной целостности государства, разжиганию национальной розни, содержат признаки религиозного или языкового превосходства, содержит персональные данные или может нанести ущерб деловой репутации.

Не публикуются комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты, не гарантирующие достоверность публикуемой информации, просьбы о переводе денег героям публикации (если ситуация того требует, эта информация есть в редакции и её можно получить по телефону 400-890). И мы оставляем за собой право не пропускать оценку работы модераторов и редакции.

ПОПУЛЯРНОЕ
ПОПУЛЯРНОЕ
ПОПУЛЯРНОЕ
ПОПУЛЯРНОЕ