Р!
11 ДЕКАБРЯ 2019
10 декабря 2019
09 декабря 2019

Геннадий Шапошников: В театре не место демократии

В начале октября культурная общественность Иркутска всполошилась – в СМИ появилась новость об уходе главного режиссёра Иркутского драматического театра Геннадия Шапошникова на аналогичное место в московский Театр на Покровке. Он буквально сразу опроверг информацию, пояснив, что речь идёт о совмещении, и свой родной театр не покинет. Портал «ИрСити» в интервью с Геннадием Викторовичем разузнал, что за проекты его держат в Иркутске, каким он видит свой театр и всё современное театральное направление в целом.

Геннадий Шапошников окончил Московский институт культуры и Высшее театральное училище им. Б.Щукина по специальности «Педагог по режиссуре». В иркутском драмтеатре с 2003 года. Работает в антрепризе, сотрудничает с Государственным театром эстрады, Государственным академическим театром им. Евгения Вахтангова, московским театром «Современник», театром «На Покровке», Государственным театром Наций, Московским государственным театром «Новая опера» имени Е.В. Колобова. Поставил около 50 спектаклей в разных театрах страны.

— Иркутск пребывает в ожидании премьеры «Идиота», в кассах уже за месяц до спектакля нет билетов. Расскажите, что вы надеетесь показать зрителю этой постановкой?

— Я хотел бы пробудить в них чувства милосердия и сострадания, о которых много говорится в романе.

— В одном из своих интервью, вы говорили, что хотите снова ставить постановки по произведениям Вампилова? Когда их ждать? Какие это будут произведения?

— В нашем театре в настоящий момент идут два спектакля по драматургии Александра Вампилова: «Прошлым летом в Чулимске» и «Старший сын». Мой коллега Геннадий Гущин (режиссёр и заслуженный артист России-ред. ) планирует приступить к работе над «Прощанием в июне», а я хотел бы поставить «Утиную охоту». Правда, пока по форме ещё не определился: будет это просто кино или кино в театре, а может, театр в кино…

— В 2009 году вы готовили специальный экспериментальный курс для Иркутского драматического театра, расскажите, как идёт работа с этим курсом?

— Эксперимент удался. Это был уникальный совместный проект Иркутского академического театра с институтом Бориса Щукина, также его поддержали министерство образования и министерство культуры и архивов Иркутской области. Этот курс был воспитан не в стенах института для того или иного театра, а выращен в Иркутском драматическом театре, в его среде. За годы учёбы у ребят сформировался свой репертуар, они активно заняты в текущем репертуаре театра.

Эта модель обучения оказалась удачной. Такой же курс хотели создать в Туле, в Пскове, сейчас подобный эксперимент проводят в Калуге. Весной собираюсь туда съездить, посмотреть дипломный курс — это ведь продолжение нашей темы. Если будет такая необходимость, сделаем повторный набор.

— У вас богатый опыт работы с разными театрами, скажите, чем Иркутский драматический театр отличается от других российских театров?

— Все театры различаются. Всякий театр имеет своё лицо, традиции. Несмотря на то, что все театры русские, у всех разные направления. Разные объёмы, задачи, миссии. Театры — они как люди. Сколько людей столько театров.

— Если сравнить иркутский драмтеатр с государством, какая в нём установлена форма правления — авторитарная или демократическая? Чего ему нужно больше — реформ или консерватизма?

— В коллективном творчестве не может быть коллективного управления. Тогда это кружок, в котором мы собрались не для того, чтобы решать художественные задачи, а потому что нам всем вместе хорошо. Театр – это производство. У него много разных составляющих, которые к творчеству никого отношения не имеют, но без них оно просто нереально. Демократия возможна где угодно, но только не в театре.

Многое зависит от творческого лидера, потому что он отвечает за художественное направление работы. Возможен даже художественный совет, хотя он ничего хорошего не приносил в жизнь театра. Там, где театр оставался без творческого лидера, художественный совет доводил его до краха, и возникала необходимость звать к себе кого-то из «варяг». Так, например, было когда-то во МХАТе.

Конечно, в каждом коллективе всё строится по-разному. Случается, что театром руководят одновременно и директор, и художественный руководитель. Очень тяжело найти хорошего партнёра, часто происходят ссоры, недопонимание, хотя что тут делить: один отвечает за финансовую состоятельность театра, другой — за творческую его составляющую. И, слава богу, что у нас с директором Анатолием Стрельцовым в Иркутском академическом театре не возникает выяснений отношений. Потому иркутская драма и является одним из самых жизнеспособных и стремительно развивающихся театров в нашей стране.

— Чего не хватает современному театру в России?

— Сегодняшний театр, желая быть современным, часто уходит от традиций, не понимая, что традиции уже заложены в корневой системе театра. Что это большой потенциал для роста. Современный театр всё время обезьянничает.

Мы склонны к тому, чтобы хвалить что-то чужое. Я помню, как в нашу жизнь хлынул «театр абсурда», когда все занавесы сняли. Эта современная драматургия мне кажется далёкой от решения человеческих проблем, больше нацеленной на эпатаж.

Не хватает театру самостоятельности. Мы всё время хвалим импортное, хотя у нас накоплено своё богатство. Русский театр удивителен по своей структуре: вы сейчас в мире практически нигде не найдёте репертуарного театра. Вот это ценно. А люди, предлагающие заменить репертуарный театр на западную модель, не видят ничего дальше своего носа.

— Не связывалось ли с вами новое правительство Иркутской области во время поиска министра?

— Если бы меня интересовала политика, то я бы давно в ней существовал.

— Как вы оцениваете нынешнее состояние культуры Иркутской области?

— В плане учреждений и мероприятий — хорошо. Мне кажется, Иркутск в этом смысле живёт полноценной жизнью. Но показатель культуры — это не только наличие музеев, выставок и прочего.

Культура – понятие гораздо шире. Это и то, что нас окружает, поэтому пока буду видеть из своего окна два полусгоревших дома напротив, я не буду говорить, что с культурой в Иркутской области всё замечательно. Этот вид и помойка вокруг раздражают меня не только как человека, любящего аккуратность. Меня раздражает, что ничего не меняется, а значит всем всё равно.

— Можете рассказать ваш секрет успешных постановок? Я читала, что к своей каждой постановке вы подходите индивидуально.

— У меня есть профессия, у профессии есть свои законы. Законы, как ключи. Я стараюсь использовать в своей работе над произведением ключи, а не отмычки. Вот и весь секрет. Можно использовать отмычки, а иногда берут просто лом и вскрывают, как это делают мои коллеги в Москве. Они называют произведение «Борис Годунов» или «Идиот», потом берут монтировку, начинают «вскрывать» произведение, сыпать в него собственный мусор и выдавать за классику. Ну, напиши тогда своё, назови «Идиот-2». Но при чём здесь Достоевский? При чём здесь Пушкин?

По отношению к автору я стараюсь аккуратно и вежливо работать. Заниматься собою, показывать зрителям свои фантазии мне давно не интересно. Мне интересно искать автора и следовать за ним. Так меня учили, и, кажется, в этом смысле я способный ученик.

Добавить отзыв

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Правила