СЕЙЧАС -21°С
Все новости
Все новости

«Хочу, чтобы его вернули отбывать свой срок». Отец из Приангарья ищет сына, который якобы ушел в «Вагнер»

На связь парень не выходит с 1 декабря

Отец из Приангарья ищет сына, который ушел в ЧВК «Вагнер»

Поделиться

Житель Аларского района Александр Белов вот уже почти два месяца ищет своего сына — 20-летнего парня в ноябре из колонии, где он отбывал наказание, якобы завербовала ЧВК «Вагнер» для участия в спецоперации на Украине. На связь Сергей в последний раз выходил 1 декабря. О том, как развивались события, Александр рассказал корреспонденту «ИрСити».

Мечтал стать фермером

Сергей — старший сын 40-летнего Александра, у которого 11 детей. Судьбу парня легкой не назовешь. Когда ему было три года, а его младшему брату Максиму — полтора, ребята фактически лишились матери. Как рассказывает Александр, женщина начала пить. Чтобы мальчишки жили в здоровой атмосфере, отец их забрал и ушел от жены. Больше ими она не интересовалась.

— Был в нашей жизни сложный момент. Сыновьям по 8–10 лет, я остался без работы. Мне пришлось их отдать временно в социально-реабилитационный центр в Тельме. Но перед этим я через знакомых связался с их матерью, чтобы она взяла ребят пока к себе. На что она ответила: «Я их знать не знаю, мне они не нужны», — рассказывает Александр.

Мальчишек отец забрал из учреждения через три месяца — как только нашел работу, встал на ноги. Всё остальное время они всегда были с ним. Вторая жена мужчины приняла их как родных, воспитывала, они называли ее мамой. В этом браке родились еще четверо детей, но семья, к сожалению, распалась.

Сергей окончил девять классов, сменив три школы — в Усолье-Сибирском, в поселке Тайтурка Усольского района и в поселке Кутулик Аларского района, где семья и проживает сейчас. Парень собирался поступить в училище, чтобы освоить профессию тракториста. В планах у него было заняться фермерством в Кутулике, где у его семьи есть дом и большой участок. Но что-то не срослось, он не поступил. И связался не с лучшей компанией.

— У него была девушка, они даже жили вместе. Но ее отцом был бывший начальник полиции Кутулика. Он им запрещал встречаться и в конце концов добился своего. Сережа начал выпивать, — делится отец парня.

Так с одним из приятелей он попал в переделку и получил первый — еще условный — срок. Александр рассказывает, что вместе с другом Сергей отправился в магазин за пивом. Товарищ парня начал с продавца требовать спиртное и деньги. Сергей его пытался оттащить. Тем не менее его признали соучастником преступления и дали три года условно.

После этого Сергей уехал в Ангарск, устроился работать на склад. Спустя несколько месяцев отправился с приятелем и несовершеннолетним знакомым отдохнуть после получения зарплаты. Компания находилась в сауне, когда начали разворачиваться события, которые привели уже к реальному сроку для Сергея.

— Со слов Сережи, тот его приятель начал домогаться ребенка. Сергей его осадил, у них началась потасовка. Тот парень выскочил и побежал к заправке. Там были камеры установлены. Парень этот кинул в Сережу камень, он этот камень подобрал, подошел к нему, за грудки взял, а у того наушники слетели, оказались у Сережи в руках. Он их просто в карман убрал и начал замахиваться на этого парня, ударил его по лицу. Потом тот убежал и всё, — рассказывает Александр.

Сергея задержали, осудили за вооруженный грабеж по статье 161 УК РФ и дали три года.

«В декабре должен был выйти по УДО»

Отбывать наказание Сергея направили в ИК-14 в Ангарске. Срок у него заканчивается в декабре 2023 года, но в декабре 2022 года он мог выйти по УДО. Уже получил для заявления копию приговора от Ангарского суда, ждал документы из Аларского суда.

— Когда мы созванивались в середине ноября, он говорил, что может выйти уже через неделю. И тогда же сообщил о том, что приедет ЧВК «Вагнер», сказал, что, поскольку ему нет 22 лет, с меня должны взять согласие на контракт. Но он не высказывал намерений завербоваться, просто поставил в известность. А я, поскольку читал про них, сразу ему сказал: «Не вздумай, не надо идти туда, не стоит туда ехать, это очень опасно и вряд ли ты оттуда вернешься». Он отметил, что тогда не будет ничего подписывать, — рассказывает Александр.

Мужчина был спокоен. Сергею только 18 января должен был исполниться 21 год, а, как следует из информации в пабликах и на сайте, освещающих деятельность ЧВК «Вагнер», контракты заключают с людьми старше 22 лет среди тех, кто служил, или с 24 лет с неслужившими. Сергей армейскую службу не нес. Согласия у Александра на контракт сына с ЧВК «Вагнер» никто не брал.

В колонии телефоны запрещены. Заключенные имеют их нелегально, и телефонный номер у них один на всех. Потому, когда 28 ноября на мобильный Александра поступил звонок со знакомым набором цифр, он ожидал услышать сына. Вместо этого его спросили: «Как там Серега?»

— Я спрашиваю: «В смысле, как Серега? Он же с вами там в одной колонии находится». Вот тут мне и сказали, что его 18 ноября с ЧВК в армию забрали. Всего около ста человек уехали, — рассказывает Александр. — Сокамерники Сережи рассказывают, что якобы с ними психологи по этому поводу разговаривали, видео показывали какие-то, что хорошо служить. Также рассказали, что один парень почитал договор и отказался. Якобы эти контракты, которые им предлагали на подпись, с каким-то магазином заключали, будто они грузчиками едут работать.

Вербовщики, по словам заключенных, обещали, что срок службы составит шесть месяцев, будут получать зарплату по 240 тысяч рублей, а после окончания службы с контрактников снимут судимость.

О том, куда парней забирают, тоже якобы сообщили.

— Тот же парень, с которым я разговаривал, сказал, что их должны были отправить в зону боевых действий, на передовую, — говорит Александр.

«Нам никаких денег не нужно, пусть просто вернется»

В первый день зимы, 1 декабря, на телефон Александра поступил вызов с незнакомого телефона. Это был Сергей. Он подтвердил, что уже находится на Украине, попросил паспортные данные отца для перевода денег.

— Я ему говорю: «Какие деньги, что за деньги, ты где находишься?» Он ответил: «Я уже на Украине, на самом месте, на передовой». На вопрос, где именно он находится, сказал, что запрещено говорить, какой город. Поговорить мы успели буквально минуту. Быстро-быстро всё, потому что там кто-то его торопил. Я ему говорю: «Сложи оружие, пиши рапорт, что отказываешься». И всё, у него то ли телефон забрали, то ли что. С того момента он не звонит мне вообще, — говорит Александр.

Никаких денег за это время мужчина тоже не получал — по его словам, как и родные других парней из Иркутской области, завербованных ЧВК. Уже после нашего разговора Александру удалось связаться с человеком, который называет себя бухгалтером «Вагнера». Он сообщил, что пока денег на Иркутскую область не предусмотрено, но Сергею за ноябрь-декабрь начислено 160 тысяч рублей, они должны поступить Александру в конце января или в феврале. Деньги в итоге поступили 20 января: Александр получил их «в каком-то ломбарде в Иркутске, молча заполнив какие-то бумаги, по каким-то непонятным номерам начисления».

— У меня супруге 25 лет, они ровесники почти. Когда тут Сергей еще был, они друг друга недолюбливали. Но она сейчас день и ночь плачет, новости пытается искать, как он, как связаться с ним, с ЧВК. Максим (младший брат Сергея. — Прим. ред.) тоже сильно переживает, видео смотрит оттуда и плачет, каждый день плачет. Я, конечно, против, чтобы он там находился. Во-первых, он никакого опыта не имеет, во-вторых, ему 21 год всего, — говорит Александр. — А те, кого пытались завербовать, говорят, что зарплата 240 тысяч, плюс награды, а в случае гибели — 5 миллионов. Нам деньги не нужны, нам лишь бы пусть он вернется обратно, в эту ИК. Я хочу, чтобы его вернули отбывать свой срок, чтобы он потом спокойно вышел и всё.

«Говорят, что туда только одна дорога»

Мужчина не скрывает: у семьи есть финансовые сложности — впрочем, как и у многих. Он и его жена работают таксистами. Александр помогает всем своим детям, есть кредиты, посылал деньги и Сергею в колонию, нужны расходы на дрова и поддержание дома. Сам парень был в курсе этих затруднений. Тем не менее отец думает, что это не могло стать причиной, по которой его сын добровольно отправился бы на Украину.

— Я считаю, что по его характеру он бы смог туда пойти. Я лично так думаю. Он бы просто побоялся, мне кажется, всё равно. Люди пишут, что туда только одна дорога, обратно ее нет. Люди просто пропадают без вести, — делится мужчина.

После звонка от сына он пытался выяснить, с чьего номера тот звонил — обычными доступными способами это сделать не удалось. Определить получилось только то, что телефон не российский. Дозвониться на него не вышло — он вне зоны действия сети.

— Потом скачал приложение для связи, так получилось дозвониться. На том конце ответила бабушка вообще. Она сказала, что у нее сын тоже там, а она сама в больнице в Нижнем Новгороде уже два месяца лежала на тот момент. Видимо, сим-карта у ее сына, а у нее просто приложение стоит. Полицейские потом выяснили, что номер зарегистрирован в ЛНР, — рассказывает Александр.

В полицию мужчина написал заявление об исчезновении сына 25 декабря. Помимо этого, он просил привлечь предпринимателя Евгения Пригожина, которого называют основателем ЧВК «Вагнер», к уголовной ответственности — «за то, что забрали сына на Украину для участия в боевых действиях». Кутуликская полиция перед Новым годом отправила материал в Москву, каковы результаты этих действий — неизвестно.

— Я везде написал. На имя президента, в генеральную, в военную прокуратуру. Спрашивал, на каком основании забрали и почему. Мне дают ответ, что сделали запрос в ФСИН, там ответили, что не имеют права разглашать персональные данные. Вы мне не имеете права разглашать данные моего сына? — недоумевает Александр. — Я пытался и с колонией связаться, но там вообще никакую информацию не дают. С ЧВК тоже невозможно связаться. Им звонишь, они говорят только, что только принимают людей на работу, никакую информацию о личном составе не предоставляют. В пресс-службу Пригожина делал запрос, никаких ответов не получил, ничего. Просто умалчивают и всё. Никаких ответов не дают, я по сегодняшний день не знаю, где мой сын и что с ним вообще.

Александр не перестает искать сына — делает это практически в ежедневном режиме. Отмечает, что Сергей — находчивый по жизни, и если в колонии находил возможность регулярно звонить домой, то, уверен он, и с территории Украины мог бы это делать. Мужчине сообщили, что сын ранен, но информация эта не подтверждена официально. Недавно удалось найти контакты, по которым в ЧВК можно узнать, есть ли человек в списке погибших.

— На сегодняшний день в списках погибших не числится, — ответил абонент.

новость из сюжета

Подпишитесь на важные новости о спецоперации на Украине

Редакция «ИрСити» направила запрос в ГУФСИН по Иркутской области, но к моменту публикации материала ответ на него не поступил. Также мы запросили комментарий в ГК «Конкорд», принадлежащей Евгению Пригожину. Помимо данных о пропавшем молодом человеке, мы пытались выяснить, в какие сроки родным военных, заключивших с ЧВК «Вагнер» контракт, сообщаются сведения об их ранении и гибели. Однако на все вопросы компания дала один ответ:

— Эти данные являются непубличными и не могут быть предоставлены.

Больше новостей, фотографий и видео с места событий — в нашем Telegram-канале. Подписывайтесь и узнавайте всё самое интересное и важное из жизни региона первыми.

    Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter