НОВОСТИ
15 ДЕКАБРЯ
13 декабря
12 декабря

Чтобы менять мир: НКО против эпидемии ВИЧ в Иркутске

«Из работы в некоммерческом секторе не выберешься, — говорит темноволосая смешливая Гульнара. — Работа в НКО не для денег, а для того чтобы менять мир». Гульнара Каримова – один из учредителей областной общественной организации «Центр социальной поддержки «Навигатор», которая занимается профилактикой социально негативных явлений. Под этим кроется кропотливая, каждодневная, нужная и иногда почти безнадёжная работа с людьми, находящимися в зоне риска по таким заболеваниям, как туберкулёз, ВИЧ, заболевания, передающиеся половым путём.

Гульнара Каримова . Фото: Предоставлено Гульнарой Каримовой

«Навигатор» — молодая некоммерческая организация (НКО), она начала свою работу в феврале 2016 года. Её учредители – Екатерина Травникова, Алексей Трутнев и Гульнара Каримова – имеют большой опыт работы в некоммерческом секторе в деятельности по профилактике социально значимых заболеваний и оказанию помощи людям, живущим с ВИЧ.

Сейчас НКО реализует два проекта. Один из них направлен на профилактику ВИЧ среди потребителей инъекционных наркотиков. Второй называется сложно: «Повышение потенциала сообществ, затронутых эпидемией ВИЧ, для преодоления барьеров к доступу к услугам профилактики, лечения и ухода при ВИЧ-инфекции» — и направлен в основном на девушек, оказывающих секс-услуги.

По данным Роспотребнадзора, в 2016 году Иркутская область заняла третье место среди регионов России по распространению ВИЧ. Уровень заболеваемости составляет 142,3 на 100 тысяч населения. В среднем по России этот показатель составляет 60,9. В 2014—2016 годах Роспотребнадзор зафиксировал рост заболеваемости на 18%. По информации Иркутского областного центра СПИД на 1 сентября 2017 года, уровень заболеваемости в 2017 году увеличился по сравнению с 2016 годом на 8%.

Работа «на точках» и холодные продажи

Тех людей, которые приходят в организацию за помощью, Гульнара называет клиентами. По её словам, у обеих групп, с которыми работает «Навигатор», сложности с доступом к медицинской помощи, получению различных услуг в госучреждениях. Особенно это касается наркоманов. Сотрудники «Навигатора» помогают таким людям пройти обследование в туберкулёзном диспансере и центре СПИД, встать на медицинский учёт, восстановить необходимые документы, стимулируют приверженность к лечению.

«Мы называем наши проекты низкопороговыми. К нам человек может прийти без документов, без раскрытия личной информации. Мы знаем своих клиентов по именам, но клиенты не дают паспортных данных. Для потребителей наркотиков это очень важно. Мы их кодируем, например, берём первые буквы его имени, имени одного из родителей и цифровой набор из даты рождения. Таким образом, клиентов мы учитываем, но не собираем персональные данные. Даже если к нам прийти и спросить, были ли определённый человек, то мы не сможем дать эту информацию. Если клиент попал в полицию, и мы знаем, что он наш волонтёр или постоянный клиент, мы всегда идём на сотрудничество. Бывает, что нам звонят из полиции и просят предоставить справку, действительно ли человек является клиентом проекта, собирается ли на реабилитацию. Для потребителя наркотиков это может стать смягчающими обстоятельствами при рассмотрении его дела в суде», — рассказывает Гульнара.

Многие члены команды имеют огромный опыт по реализации программ по профилактике ВИЧ-инфекции среди труднодоступных групп населения (потребителей наркотиков, людей, находящиеся в местах лишения свободы, секс-работников) и участвовали в первых проектах в этой области в Иркутске. Тогда, в 2002 году, их вёл «Иркутский Красный Крест».

Сначала сотрудники проекта выезжали только «на точки» и там работала с клиентами – рассказывали о распространении ВИЧ, объясняли, как не заразиться, что делать, если нет возможности использовать стерильные инструменты, выдавали материалы – презервативы для профилактики полового пути передачи ВИЧ, спиртовые салфетки для обработки инструментов, гели для обработки рук, мази для вен.

Сейчас «Навигатор» работает не только на улице, но и активно посещает реабилитационные центры, поскольку подавляющее большинство пациентов таких организаций возвращаются к употреблению наркотиков, перезимовав в центре. Кроме того, в штате «Навигатора» предусмотрены ставки для людей, прошедших реабилитацию.

«У нас есть одна – две таких ставки, на которых постоянно меняются люди. Они для тех, кто только вышел из ребцентров и не знает, куда себя деть. Это тоже для нас процесс профилактики, реабилитации, социализации. Когда человек вышел, и его сразу взяли на работу, у него нет возможности пошататься месяц и вернуться к употреблению наркотиков», — рассказывает Гульнара.

Иногда такие клиенты «вырастают» в постоянных сотрудников, и именно они являются основным движущим локомотивом проекта.

Сотрудники "Навигатора". Фото: Предоставлено Гульнарой Каримовой

«Наша задача, как администраторов, – обеспечить работу, проводить мониторинг, контролировать, но полевую работу ведут люди, которые знают клиента, которые сами в какой-то момент были клиентами, выросли и стали сотрудниками», — отмечает Гульнара.

Проект, направленный на девушек, оказывающих секс-услуг, имеет свои особенности. Здесь цель сотрудников «Навигатора» — информирование женщин об их правах, заболеваниях, передающихся половым путём и других рисках для здоровья, способах предохранения, помощь в получении медицинской и юридической помощи.

«По проекту СР (секс-работники – ред.) у нас проходят тренинги, они направлены на профилактику ВИЧ, туберкулёза, ЗППП (заболеваний, передающихся половым путём – ред.) и ответственное отношение к своему здоровью. Девушки, с которыми мы работаем, чаще всего не употребляют наркотики, и работают в агентствах. У них у всех свои особенности, свои жизненные истории. С ними мы ещё проводим тренинги по правовой грамотности. Они хорошо воспринимают информацию о правах – на медпомощь, на защиту, образование, — внимательно изучают информаию, слушают, им самим интересно, как взаимодействовать с полицией в случае сложных моментов. Плюс девушки, конечно, получают презервативы в качестве средств профилактики», — рассказывает Гульнара.

На вопрос, как НКО выходит на них, Гульнара пожимает плечами и говорит: «Холодные продажи».

«Мы находим контакты досуговых агентств в интернете, прозваниваем, рассказываем, кто мы и что делаем. Сначала нас посылают, потом ещё раз посылают, потом ещё раз и где-то на пятый раз уже говорят: «Да приезжайте уже, покажите». Если мы начинаем сотрудничать с одним агентством, то вести о нас разносятся по другим, потому что девушки переходят из одного агентства в другое. Как нам сказали в одном исследовании, практически в каждом дворе есть одна квартира, где живут девушки. Не обязательно это притон, просто помещение используется как точка сбора, откуда девушки выезжают в разные места города. И они постоянно перемещаются. Конечно, очень тяжело было начинать, когда нас никто не знал. Но как-то просачиваемся – в 90% случаев отказывают, в 10% есть возможность, что достучишься», — поясняет она.

Оба проекта сопровождают медики – врач-фтизиатр, дерматовенеролог, инфекционист (сотрудник центра СПИД) и гинеколог. Также в проекте есть юрист, социальный работник и психолог.

«Юрист работает с кейсами по нарушению прав, по восстановлению в правах, много дел по лишению родительских прав, по алиментам, бывают случаи по жилью: когда человек находился в реабилитационном центре несколько месяцев, год, иногда больше, его выписывают (из квартиры — ред.) или его часть собственности продают, пытаются признать невменяемым. С этим мы тоже работаем», — комментирует Гульнара.

Для каждого из проектов есть свои показатели эффективности: для СР – это оценка знаний, полученных на тренинге, для потребителей наркотиков – состоявшийся визит к врачу. По словам Гульнары, в среднем считается, что около 20% клиентов должны доходить до врачей, но на практике из 100 человек к доктору приходит четверо или пятеро. «Навигатор» просит врача предоставить отчёт о визите, если клиенты постоянные, то волонтёры выясняют подробности визитов и у них.

По воле клиента

Проблема с лечением туберкулёза и ВИЧ у наркопотребителей заключается в регулярности терапии. Оба заболевания требуют аккуратного отношения, своевременных обследований.

«Человек, употребляющий наркотики, в силу своих состояний может забыть про терапию, забыть про обследование, не прийти вовремя на сдачу анализов, это всё усложняет. Для туберкулёза и ВИЧ это страшно ещё тем, что возникают лекарственно устойчивые формы: если человек принимает лекарство, то должен это делать по часам, если он этого не делает, то нужно менять схему лечения, а их немного. Доступных в России – ещё меньше. Получается, что у нас появляются устойчивые формы ВИЧ и туберкулёза, которые могут распространяться по населению в целом», — поясняет Гульнара.

У наркоманов часто бывают сложности с госпитализацией, вернее, с отказом медиков забирать пациентов в больницу. Формальным поводом для этого может стать отсутствие прописки. Переломить ситуацию помогает присутствие соцработника.

Следующая проблема – лечение. В больнице в первую очередь снимают болевой синдром, заболевание не лечат, пациента выписывают, он возвращается к употреблению наркотиков. Настоять на лечении в больнице можно, но для этого, отмечает Гульнара, нужна воля клиента, которой чаще всего нет: как только потребителю становится лучше, у него появляются другие заботы. Если клиенты не отказываются от лечения, сотрудники «Навигатора» навещают их в больнице. Это контролирующий фактор и для врачей, и для клиента – наличие соцработника облегчает получение медпомощи пациентом.

О клиентах

Истории наркоманов, как правило, типичны: впервые попробовал наркотик в компании или на улице, затянуло. В такие ситуации попадают даже дети из социально сохранных семей.

«Семья играет большую роль. Иногда бывает, что в социально сохранных семьях дети вырываются из-под гиперопеки «на волю», начинают «пробовать» всё подряд и доходят до наркотиков. У нас был потребитель – мужчина 45 лет из интеллигентной еврейской семьи. Ему наркотики покупала бабушка, потому что когда они приезжали за наркотиками на точку, бабушку не останавливали милиционеры, а его бы остановили», — рассказывает Гульнара.

У женщин, оказывающих секс-услуги, ситуация другая – чаще всего это люди, которые поставлены на грань выживания, нуждаются в деньгах. По словам Гульнары, среди них встречаются воспитательницы детских садов, учительницы младших классов, студенты, много иногородних.

«Бывают мутные истории, когда молодые девчонки попадают в эти агентства за какие-то долги. Непонятно, то ли это их долги, то ли это родительские долги. При этом девушке, например, 18 лет. И если она сейчас начала этим заниматься, то она, скорее всего, из этого уже не выберется, потому что будет так работать вместо того, чтобы ходить на учёбу. Есть агентства, которые держат девочек железно, вплоть до того, что они даже в магазин не ходят, им всё привозит «мамочка». Если девушка находится в таком агентстве, под присмотром, то возможностей для передвижения особо и нет. Часто такое бывает с иногородними. Есть агентства, где все добровольно работают, там у девушек свобода личной жизни, а есть те, где удерживают. Там есть, наверное, момент криминализации попадания в проституцию, но об этом нам никто не скажет. Чтобы вызвать на откровенность, их надо вывести из того помещения, где они находятся», — рассказывает Гульнара.

Время и деньги

Фото: Предоставлено Гульнарой Каримовой

«Навигатор», как и другие социально-ориентированные НКО, не финансируется государством, проекты реализуются на гранты. Это целевые деньги, которые выделяются на конкретные мероприятия и оплату труда занятых в них работников. Как правило, текущие расходы организации, например, вывоз мусора или аренду офиса, НКО пытается перекрыть за счёт перекрёстного финансирования, поэтому работа над получением грантов идёт постоянно.

«Зарубежного финансирования больше всего на западе России. Например, в Питере работают с финским «Красным Крестом», проводят это через российское отделение. Однако если НКО получает финансирование из-за рубежа, у неё всегда есть риск стать иностранным агентом. Мы этого опасаемся, конечно, из-за увеличения нагрузки по предоставлению отчётов — мы маленькая организация, у нас небольшой штат и заниматься этим просто некому, поэтому в зарубежных конкурсах грантов не участвуем. Сейчас наши проекты заканчиваются 31 декабря. Если мы не найдём финансирование, будем вынуждены распустить сотрудников, и какое-то время быть волонтёрами, пока не найдём средств. В этом плане НКО – страшная штука, потому что нет никаких гарантий. Здесь ты точно знаешь, когда приближается «время Ч», когда всё кончится. Нужно постоянно быть в тонусе», — говорит Гульнара.

Как и в других профессиях, связанных с работой с людьми, в НКО есть высокий риск эмоционального выгорания. По словам Гульнары, в «Навигаторе» этот этап проходят все и не по одному разу, ведь, например, 90% усилий сотрудников центра могут просто пропасть.

«Но есть люди, которые приходят с четырьмя клетками иммунитета, выживают, семью заводят, а потом приходят к нам с тортом и говорят: «Спасибо». Есть истории, которые вдохновляют, даже маленькие кейсы могут вернуть веру в работу. У нас бывают случаи, когда потребители успешно проходят реабилитацию, заводят семьи, приходят к нам на акции с семьёй», — рассказывает она, снимая все вопросы о том, зачем сама участвует в этом проекте.

К моменту публикации материала стало известно, что «Навигатор» стал одним из победителей второго этапа конкурса президентских грантов для НКО. Организация получила 1,5 миллиона рублей на проект «Клуб «Волонтер. Общество. Здоровье» (Клуб «В.О.З.»), который направлен на профилактику ВИЧ и туберкулёза среди подростков и молодёжи.

Добавить отзыв
Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить