НОВОСТИ
24 ОКТЯБРЯ
22 октября
21 октября
20 октября

«Исчезающий Иркутск»: Дом на Подгорной – приют для революционера

ИА «БайкалПост» и клуб молодых учёных «Альянс» продолжают совместный проект «Исчезающий Иркутск». Первым в новом году стал огромный сгоревший дом на улице Подгорной, относящийся к постройкам конца XIX века. Ровно 100 лет тому назад здесь жили будущие революционеры, устраивающие политические дискуссии и чтения газет.

Фото: Яна Ушакова

Некогда симпатичное здание расположено на одной из улиц, которую частенько увидишь в различного рода путеводителям по деревянному Иркутску, – улица Подгорная. Кроме того, она относится к числу тех немногих улиц, которые ни в царское, ни в советское время не изменили своего названия. Ранее это была практически окраина города, не самое массовое место, поэтому дом как нельзя лучше подходил для жизни революционера.

В традициях деревянного Иркутска

Фото: Яна Ушакова

Этот дом построен так же, как и многие иркутские деревянные памятники, – в один полноценный этаж с первым недоэтажом. Это отражалось как на использовании нижних помещений, так и на оформлении всего фасада дома.

«Здание всегда использовалось для жилья. Если посмотреть на план, то дом очень близок к квадрату. С дворовой стороны имеется открытая веранда с ведущим на неё высоким крыльцом. Раньше вход был с улицы, но он не сохранился. Окна и столбы веранды были украшены деревянной резьбой, с фасада пробито три окна, с дворового фасада — четыре. Причём все окна второго этажа были оформлены богаче, чем окна первого. Нижний полуэтаж на 70-80 сантиметров располагался ниже уровня тротуара. Использовался под хозяйственные помещения», — рассказывает Алексей Петров.

Фото: Яна Ушакова

Вполне возможно, что этот дом был бы менее примечательным, если бы не политическое значение, которое он приобрёл в начале XX века. Сто лет назад здесь было открыто культурно-просветительское общество «Знание», давшее приют многим будущим большевикам.

«Да здравствует революция рабочих, солдат и крестьян!»

Культурно-просветительское общество «Знание» было одним из легальных центров иркутского комитета Российской социал-демократической рабочей партии. Открытие организации состоялось 30 декабря 1913 года. Учредили это общество два известных большевика.

Один из них – путиловец Пётр Старостин, который за свою революционную деятельность был сослан на каторгу в Сибирь – он трудился на копях Иркутского уезда. Предположительно, речь идёт о черемховских угольных копях. Впоследствии Старостин уехал в Одессу, где был одним из первых совнаркомов. А летом 1917 года он даже подискутировал с самим Александром Керенским – будущим главой временного правительства. Биография Старостина заканчивается скандально: «он был как-то связан с большевистскими деньгами, и в 1918 году его убили».

Вторым организатором «Знания» стал Сергей Лебедев, который был сборщиком денег на партийную печать. А в 1917 году он был избран депутатом иркутской городской думы по списку социал-демократов.

Более того, эти два ярких политических деятеля впоследствии присутствовали на историческом съезде советов 25 октября 1917 года, когда Владимир Ленин объявил, что в стране произошла революция.

В этом обществе проводились литературные вечера, концерты и чтения газет и книг. Беседы, в основном, были на политические темы, жители и гости дома читали газеты «Правда», «Путь правды» и «Рабочий». Среди гостей отметился и известный партийный деятель Павел Постышев – один из организаторов сталинских репрессий. Также сюда захаживали многие местные подпольщики.

Сейчас сложно представить, что в этом доме могли рассуждать о будущем России. Революционные газеты сменились многочисленными бутылками из-под пива, стены, в которых раньше могли спорить о великом предназначении страны, почернели и облезли. Среди рядов стареньких деревянных домиков, которых на Подгорной очень много, высокий, в прошлом вполне статный дом выглядит побито и уныло.

Фото: Яна Ушакова

«В начале 1915 года по распоряжению иркутского губернатора это общество было закрыто. Потому что они создавали нездоровую обстановку в городе, пытались организовывать всеобщие забастовки, стачки, натравить рабочих на местные власти. Конечно, губернатору это вряд ли могло нравиться», — отмечает Алексей Петров.

А где оно — будущее?

Главный фасад дома выглядит одиноко. Нижние окна почти ушли под землю, как и главный, давно заколоченный вход. Есть несколько объявлений, наклеенных уже после пожара. Неизвестные предлагают купить ноутбук, а кому-то срочно требуется участок…

Фото: Яна Ушакова

Во двор мы попали беспрепятственно, хотя территория и огорожена железным забором. Внутри как такового двора не оказалось, только подъезд к домам, расположенным выше нашего погорельца.

Фото: Яна Ушакова

Видно, насколько добротно сделан домик, собственно, как и все деревянные постройки того времени. Окна второго этажа действительно больше размером, от ставней практически ничего не осталось. Зайдя вовнутрь, понимаешь, насколько большим был дом – так много в нём комнат. Посередине одной замечаем сохранившуюся лестницу, ведущую в подпол или подвал. В одной из комнат развалилась пара жутких кресел. Нельзя сказать, что дом перестали посещать гости. Есть несколько уверенных протоптанных тропинок, штук двадцать пустых бутылок из-под пива.

Фото: Яна Ушакова

Ходить по дому страшновато – снег завалил пол, часть которого разрушена или прогибается под каждым шагом.

Фото: Яна Ушакова

Как рассказал руководитель службы по охране объектов культурного наследия Иркутской области Вадим Литвиненко, памятник получил статус памятника истории и культуры не столько за свои архитектурные особенности, сколько из-за своей исторической ценности – он связан с развитием революционного движения в Иркутске.

«Дом принадлежит нескольким физическим лицам. С 2011 года он наполовину не использовался. А в 2014 году произошёл пожар. Служба направила письма в полицию с требованием найти виновных и определить ущерб. Пока что ответа не поступало. Ни с заданиями на реставрацию, ни с проектами к нам никто из собственников не обращался. Поэтому сейчас будем работать с несколькими частными лицами, которые этим домом владеют», — пояснил Вадим Литвиненко.

По его словам, в городе много подобных деревянных домов, собственники которых – физические лица, а у них нет либо денег, либо конкретных планов по реставрации.

Добавить отзыв
Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить