Р!
20 ОКТЯБРЯ 2019
19 октября 2019
18 октября 2019
17 октября 2019

Ремонт без допуска. Почему на трассе под Усольем творится хаос?

Пробка на трассе Р-255 «Сибирь» в Усольском районе Иркутской области последнюю неделю не покидает топы новостей местных СМИ, пугая заголовками. Многокилометровая, ежедневная, опасная, а теперь, после смерти одного из водителей, ещё и убийственная. Автолюбители матерятся сквозь зубы на дорожников, а те не всегда понимают, за что: подумаешь, перекрыли проезд по федералке, не продумав варианты объезда. Возможно, всё дело в их, дорожников, квалификации, по крайней мере, поводы усомниться в ней есть.

Пробка-убийца

Первая информация о проблемах на трассе «Сибирь» появилась у ГТРК «Иркутск». 14 июля на телеканале вышел сюжет о том, как дорожники устроили настоящий хаос на трассе, оставив для движения на путепроводе через железнодорожные пути всего одну полосу. Понятно, что без ремонта никуда, ведь сооружение не реконструировалось со дня возведения в 1985 году, но водителей возмущало и не это. А то, что на перекрытом участке дороги не было ни одного работника. Он попросту простаивал в то время, как перед путепроводом выстраивались сотни машин, ожидая своей очереди для продолжения пути.

Хоть Упрдор «Прибайкалье» оперативно и разъяснил всё, водителей, торчащих в пробках, это мало вдохновило.

Первоначально, помимо проезда через путепровод, был открыт объезд через Большую Елань. Даже несмотря на крюк в 20 километров, он позволял водителям более-менее спокойно дышать. Но когда проезд был закрыт и там из-за несвоевременно начатого ремонта моста, а машины пустили через Тюменск, по гравийке, которую так некстати начал обильно поливать дождь, терпение водителей начало лопаться. Появилась традиционная для таких ситуаций петиция, которую за несколько дней подписали уже больше тысячи человек. И понятно почему, езда по такой каше большого удовольствия не приносит.

Да и без дождя здесь бывает не так сладко.

Итогом этой эпопеи стала смерть в пробке одного из водителей. Предварительно, у него возникли проблемы с сердцем.

Только после этого Упрдор «Прибайкалье» сообщил, что подрядчик проведёт работы на объезде через Тюменск, асфальтирует единственную предназначенную для проезда полосу путепровода, а затем уже региональные власти вернули в строй объезд через Большую Елань. Остаётся загадкой, почему все эти вопросы не были продуманы сразу? Почему не согласовывались сроки ремонта на путепроводе с местными властями, собиравшимися в это же время ремонтировать мост на единственном нормальном объезде? Почему, в конце концов, когда его перекрыли, сразу же не привели в порядок дорогу под Тюменском? Вопросов много, ответ ждать не от кого. Управление федеральное, поэтому никто из местных властей на него повлиять не может, даже губернатор Сергей Левченко, которому и была адресована петиция с просьбой навести порядок.

От перемены мест подрядчиков

Но, в общем-то, это лишь предисловие, главное — в другом. Насколько внимательны были в Упрдоре не только при планировании проезда машин во время ремонта, но и при подборе подрядчика?

14 марта управление объявило аукцион на ремонт путепровода за 31,2 миллиона рублей. Торги были назначены на начало апреля, а сдача объекта – на 15 октября. В первом этапе участвовали четыре компании, но прошли во второй лишь две – ЗАО объединённая строительная корпорация «Сибирь» и ООО «Сибна». Первый участник предложил на 100 тысяч рублей меньше соперника – 31,1 миллиона рублей, комиссия заказчика признала его заявку соответствующей, и был подписан контракт. В общем-то, стандартная процедура выявила подрядчика с лучшим предложением, ещё и цена упала.

Вопросы появляются, когда узнаёшь юридические адреса двух участвовавших в торгах фирм, причём не те, что указаны ими на аукционе, а реальные. Вот так адреса выглядят в протоколе подведения итогов аукциона:

А вот так – в Едином государственном реестре юридических лиц:

Как видите, адрес у фирм один. Совпадение? Может быть и так, если сотрудник «Сибны», например, просто ошибся, подавая документы. Такое возможно, ведь у учредителей компании — Глуховых Сергея Петровича и Петра Васильевича — есть сразу две организации, зарегистрированные по тому адресу, что указан на аукционной площадке – ООО «Волна» и некоммерческое общество охотников и рыболовов «Горностай».

Но если это совпадение проверить не только со стороны «Сибны»? Оказывается, учредитель и гендиректор ООО «Сибирь» Юрий Арзаев также является гендиректором фирмы ООО «Финстройбизнес», среди учредителей которой то самое общество «Горностай». Ещё совпадение? А как быть с юридической фирмой «ТыПрав», где Арзаев также гендиректор, а среди учредителей Юрий Дерес, владеющий вместе с Глуховыми ещё одним ООО – якутским «Викар»? А если заглянуть в архивы, то можно встретить Арзаева и в бывших гендиректорах всё того же «Горностая». По-моему, круг замкнулся, и связь между двумя участниками аукциона очевидна.

Другое дело, зачем им участвовать в одном аукционе, ещё и сбивать цену, если они пришли на него, допустим, ради единой цели? Возможно, чтобы наверняка забрать контракт, ведь конкуренты, пусть и на первом этапе, у них были. Точный ответ на этот ребус найти сложно, но упомянуть о нём было нельзя. Пока забудем про него. Закроем глаза, представим, будто наш чудесный мир соткан из одних лишь совпадений, и вернёмся к аукциону.

Часть для соответствующих органов

Согласно Градостроительному кодексу РФ (ГК), для выполнения любых работ, которые оказывают влияние на безопасность объектов капстроительства, компании нужно получить своеобразное разрешение — допуск саморегулируемой организации (СРО). Это некоммерческая организация, которая включает в себя предпринимателей из конкретной сферы и которая сама контролирует каждого из её членов. Чтобы получить допуск строительной СРО, нужно стать её членом, внеся взнос. От размера взноса, согласно ГК, зависит и стоимость и объём работ, которые способен сделать член организации.

Допуски СРО, естественно, есть у обеих фирм – и у ООО «Сибна» и у ООО «Сибирь». А вот размер максимально возможной суммы контракта по ним у них разный: у первой он не превышает 10 миллиардов рублей, а вот у второй – всего 10 миллионов.

Ещё раз напомню, сумма контракта на ремонт путепровода – 31,1 миллиона рублей. Это означает, что у «Сибири» просто нет допуска к столь сложным работам. Максимум, что она могла делать на этом путепроводе, это вписаться в субподрядчики на треть от всех работ, например, к той же «Сибне».

Что может грозить за нарушение «Сибири»? Как сообщает у себя на сайте московский юридический центр «Содружество», ответственность вплоть до уголовной. При этом заказчик же здесь оказывается не виноват, по мнению экспертов, мол, не обязан он следить за допустимым размером госконтракта для подрядчика, достаточно наличия самого допуска.

Теперь остаётся лишь один вопрос: действительно ли за «Сибирью» стоят учредители более мощной «Сибны» или нет? Если да, и она выиграла аукцион просто ради разнообразия, то вопросов к качеству их работ, наверное, должно быть минимум, раз у второй компании есть нужный допуск. Если же всё, что было сказано выше о связях компаний, совпадение, и на путепроводе работники именно этой компании, то ответы на вопросы из первой части текста логично адресовать к переоценившему свои силы подрядчику и не увидевшему этого Упрдору. Так или эдак, но нарушение налицо, и оценивать его позволено лишь соответствующим органам. Благо времени до конца сроков ремонта у них предостаточно, наверное, разберутся.

В Упрдор «Прибайкалье» ИА «БайкалПост» не смогли прокомментировать эту информацию без запроса.

Прошу считать этот материал официальным обращением в правоохранительные и контрольные органы.

Добавить отзыв

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Правила
ПОПУЛЯРНОЕ
ПОПУЛЯРНОЕ
ПОПУЛЯРНОЕ
ПОПУЛЯРНОЕ
ПОПУЛЯРНОЕ
ПОПУЛЯРНОЕ
ПОПУЛЯРНОЕ