НОВОСТИ
26 СЕНТЯБРЯ
24 сентября
23 сентября

Ершов: Ветхое жильё не надо ремонтировать, только сносить и строить новое

Фото: Пресс-служба заксобрания Иркутской области

Как работа Законодательного собрания Иркутской области связана с работой Госдумы? Как необходимо реформировать работу фонда капремонта? Какие проблемы есть при лицензировании управляющих компаний? На эти и другие вопросы портала «ИрСити» в рамках серии бесплатных интервью с одномандатниками ответил депутат заксобрания от партии ЛДПР, кандидат в федеральный парламент по Шелеховскому округу Дмитрий Ершов.

— Оцените, пожалуйста, работу Госдумы шестого созыва? Какие законопроекты были хорошими, а в чём дума ошибалась?

— Давайте, я буду говорить о том, чем я занимаюсь в заксобрании и буду связать это с Государственной думой. Всё-таки рассматриваемые вопросы комитета по собственности и экономической политике объёмные и касаются всех жителей области: новое строительство, ремонт школ, больниц, дорог, развитие производств, а проблемы ЖКХ – это главная тема, которая, по-моему мнению, нуждается в реформировании.

Так, в 2013 году, когда у нас были выборы в заксобрание, были приняты изменения в Жилищный кодекс России, который обязал субъекты РФ принять свои законы о капремонте, мы с этого и начали. Это был первый серьёзный закон, который приняли депутаты, было более 80 поправок, в том числе и моих. Он был новый, очень резонансный, социально значимый, люди негативно к нему относились. ЛДПР в Госдуме не голосовала за него. Я считаю, что закон о капремонте был преждевременным, не был доработан до конца, поэтому поправки вносились в течение 3 лет и уверен, что закон и далее будет корректироваться.

Федеральный законодатель дал нам право вносить изменения в областной закон. Три года я говорил о том, что необходимо изменить срок перехода со счёта фонда капремонта на спецсчёт ТСЖ, тем самым дать право собственникам жилья самим управлять средствами капитального ремонта. Если со спецсчёта в фонд капремонта переход занимает 2 месяца, то обратно – 2 года. Это просто бред. Поэтому я настаивал, чтобы эти сроки были примерно адекватны. Сейчас мы приняли поправку в закон, и этот срок равняется году, но я всё равно буду настаивать, чтобы перешли на полгода. Почему? Потому что концепция закона в том, чтобы люди сами начали ремонтировать свои дома. Это правильно. Если у вас есть дача, машина, вам же никто их не отремонтирует. В нашем законе прописано право субъекта на софинансирование, то есть дополнительно правительство может выделить бюджетные средства, помогая нашим жителям. Но дефицитный бюджет области пока не даёт такой возможности, будем искать другие способы и механизмы, в том числе привлечение банков.

Я считаю, что без участия государства решить такую проблему сейчас, когда у нас жилой фонд на 70% изношен, нереально. Что касается новых многоэтажных домов, то они строятся из современных энергосберегающих материалов, по новым технологиям, управлять ими проще: можно создать ТСЖ и, как говорится, с «ноля» планировать будущий капитальный ремонт и размер взноса.

16 апреля 2016 года Конституционный суд РФ вынес решение, что статьи Жилищного кодекса, регулирующие капитальный ремонт, соответствуют Конституции РФ, то есть поставлена точка, закон необходимо исполнять.

Был принят закон о лицензировании управляющих компаний. Я думал, что появился какой-то механизм, чтобы на них влиять. К сожалению, как мне кажется, это всё носит формальный характер. В закон о лицензировании необходимо вносить поправки для того, чтобы ужесточить контроль над их деятельностью.

Я побывал во многих территориях, поговорил с мэрами, на УК сложно найти управу. В одном муниципалитете решили эту проблему так: 51% управляющей компании принадлежит муниципалитету, 49% — коммерческой организации. Таким образом, у мэра территории есть возможность влиять на деятельность организации.

Я считаю, что необходимо создать Министерство жилищно-коммунального хозяйства Российской Федерации, которое сейчас отсутствует, потому что сфера ЖКХ огромная, социально значимая. Сейчас каждое министерство отвечает за свой блок, это неправильно. Нужно, чтобы работало одно министерство, которое контролирует, говорит, что нужно делать, ведёт весь учёт и так далее.

— Если уточнить вопрос с лицензированием управляющих компаний. Вы считаете, что этот закон был нужным или необходимо его кардинально менять?

— Нет, он нужен, кардинально менять не надо, нужны поправки. Я вхожу в комиссию по лицензированию УК. Комиссия принимает решение по формальному порядку: в законе прописано, какие документы должен лицензиат предоставить, если они все соответствуют требованиям закона, то лицензия выдаётся. Но жалоб от граждан меньше не стало, значит есть претензии по работе УК.

Дальше, по постановлению правительства с 1 января 2017 года вся документация в сфере ЖКХ должна быть в электронном виде – платёжки, технический паспорт дома и т.д. Представляете, какой объём работы? Разве все управляющие компании смогут это сделать? Нет.

— Фонд капремонта сейчас жалуется на хронические недоплатежи. Не считаете, что нужно выбрать кардинально другой способ финансирования ремонта ветхого жилья?

— Во-первых, сбор платежей увеличивается с каждым месяцем, и сейчас достигает 80%. Что касается платёжек, деньги на них выделяются из бюджета Иркутской области, на хозяйственные дела фонда деньги собранные жителями на капремонт не тратятся, это закон.

Во-вторых, ветхое и аварийное жильё вообще не должно ремонтироваться, снос и только новое строительство. Ветхий и аварийный дом должен расселить муниципалитет. А где у муниципалитета деньги? Нет. Я за то, чтобы программа по переселению из ветхого и аварийного жилья продолжалась.

На июньской сессии приняты поправки в закон о капремонте, одна из которых даёт право муниципалитетам выполнять функции технического заказчика, то есть они могут проводить торги, контролировать ход ремонта, тем самым снимается нагрузка с фонда капремонта. Другая касается технического обследования многоквартирного дома, то есть когда проводится инструментальное обследование, и далее становится понятно, есть ли смысл ремонтировать дом. Раньше обследование проводилось только визуальное, были ошибки.

— Вы говорите о том, что муниципалитетам дано право контролировать ход ремонта. Вам не кажется, что муниципалитет может не справиться с этой задачей?

— Функция технического заказчика необязательна, она добровольная. Если муниципалитет обладает специалистами и ресурсами, он может это сделать. В крупных городах такая возможность есть, на местах администрации, как никто, знают состояние жилого фонда.

— Давайте поговорим ещё о переселении из ветхого и аварийного жилья. Это острая тема для области. В августе мэры с губернатором на этом фоне немного поссорились. Мэр Братска Сергей Серебренников говорит, что правительство не замечает проблемы города в этой сфере. Как вы оцениваете выполнение этой программы? Прав ли Серебренников, который говорит, что муниципалитет самостоятельно не в состоянии выполнить программу по переселению?

— Я сам ездил по муниципалитетам, конечно, самое удручающее состояние, которое я видел, это Магистральный, Улькан, Казачка. Когда заходил на объект просил посмотреть проект, исполнительную документацию, на меня смотрели и вообще не понимали, о чём я говорю. Из шести компаний, которые там строили, только у одной директор со строительным образованием, контроля за строительством, мягко говоря, нет.

Я был в Улькане, это страшно. У меня курятник на даче лучше построен. Заходим в дом – в стене дырка. Спрашиваем, откуда она, хозяин говорит, что что-то заносил, ударился локтем о стенку. Я заглянул внутрь, а там заполнителя нет, а это звуко- и шумоизоляция. В полу – гнилые, чёрные доски. Приезжала дама с ОНФ, махала ручками, топала ножками, пыталась строить представителя минстроя. Но прошло уже 1,5 года, а ничего не поменялось.

Депутатская проверка по Малой Топке – тоже самое. Мы встретились с подрядной организацией, попросили перечень работ, которые они могут выполнять, допуск СРО. У них такой перечень работ, что они могут космодромы строить. Спросил, сколько у них специалистов. Ответили, четверо было, главное инженера уволили после скандала в Малой Топке. А по свидетельству СРО у них должно быть минимум восемь специалистов с высшим инженерным образованием и как минимум четыре со средним. Проекта нет, исполнительной документации нет.

Так как контроль был упущен, люди просто не хотят потом заезжать в такие «новые дома». Я уже предлагал, в том числе на сессии, чтобы все бюджетные стройки контролировал Стройнадзор.

Почему мы отпускаем эту ситуацию? Нельзя строить бесконтрольно. Тот, кто исполняет государственный контракт, должен отвечать за каждую копейку. Чтобы мы не получали жильё, в котором невозможно жить.

По Братску я не знаю ситуации, не знаю, почему так получилось. Наверняка, она сложилась не просто так, есть какие-то подводные камни. То, что цена за квадратный метр низкая – это может быть, скорее всего, действительно так и есть. За те деньги, которые предусмотрены по программе, построить в северных районах жильё тяжёло, практически невозможно.

— Губернатор заявил о строительстве 1,5 миллиона квадратных метров за два года. Можно ли это сделать?

— Сделать можно, но для того, чтобы строительная отрасль развивалась, нужны дополнительные механизмы. Чтобы была государственная поддержка – по доступной ипотеке, по молодым семьям. Строить надо же не просто так, а для кого-то. Развитие отрасли без господдержки нереально.

— Поскольку вы всё-таки собираетесь в Госудму, у вас наверняка есть своё видение развития Иркутской области. Назовите, пожалуйста, направления, которые дадут толчок к экономическому росту в Приангарье, которые позволят создавать рабочие места, комфортную среду?

— Какие предприятия у нас развиваются? Те, которые добывают и перерабатывают природное сырьё. На северах – лесной комплекс, в Ангарске, Усть-Куте – нефть и газ. Считаю, нужно развивать эти направления – переработку минерально-сырьевой базы. Надо заниматься производством, привлекать в эту сферу компании и из других регионов. А чем можно привлекать? Льготной системой налогообложения и дополнительными преференциями.

— Вы идёте в Госдуму от Шелеховского округа. Есть ли какие-то специфические для округа проблемы? Например, по сравнению с Ангарском.

— Везде одинаково. Единственное, в Шелеховский округ входят Тайшет, Нижнеудинск, Тулун, наши лесные территории. Ангарск отличается тем, что это промышленный город. Проблемы везде одни и те же – ЖКХ, здравоохранение, маленькие пенсии, серые зарплаты.

На примере Ангарска – транспортная проблема, льготники. Я этой проблемой занимаюсь год. В 2015 году осенью долг перед перевозчиками был порядка 60 миллионов рублей, но усилиями депутатов проблема разрешилась. В 2016 году запущен пилотный проект, установлено техническое оборудование, выданы электронные карты, но опять какие-то неувязки, ссылки на постановления. Ситуация повторяется. Я был практически на всех совещаниях, которые проводило правительство с ангарскими перевозчиками, с мэром.

Одного понять не могу, почему изначально, когда задумывался проект, нельзя было всё обговорить, предусмотреть, работать, «с колёс» внося какие-то изменения, зачем доводить ситуацию до волнения? Контролируйте, как используются эти карты. Сделайте другой механизм, если этот не работает. Сейчас пришли к тому, что будет ограничено 30 поездками. Ну почему раньше-то не ограничили? Давайте работать по принципу, сколько денег – столько песен. Перевозчикам всё равно, они на это пойдут, сделайте систему прозрачной.


На данный момент на портале опубликованы интервью с кандидатами по Шелеховскому округу от «Партии Роста» Иваном Грачёвым, от ПАРНАС Михаилом Васильевым, от КПРФ Антоном Романовым, от «Справедливой России» Георгием Комаровым, от партии «Яблоко» Владимиром Алексеевым, от «Гражданской платформы» Николаем Игнатьевым, от «Единой России» Сергеем Теном, от «Родины» Николаем Чумаком.

Добавить отзыв
Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить