IRCITY
Погода

Сейчас+18°C

Сейчас в Иркутске

Погода+18°

переменная облачность, без осадков

ощущается как +16

0 м/c,

708мм 52%
Подробнее
USD 88,69
EUR 96,30
Город Мой дом «Исчезающий Иркутск» истории «Сдала билеты на отдых, чтобы поставить забор». Иркутянка купила квартиру в дореволюционном флигеле — каких денег и нервов стоит ремонт

«Сдала билеты на отдых, чтобы поставить забор». Иркутянка купила квартиру в дореволюционном флигеле — каких денег и нервов стоит ремонт

Юлия Железнова хочет воссоздать в квартире старорусскую атмосферу

Иркутянка Юлия Железнова восстанавливает квартиру в дореволюционном флигеле

Доходный дом Ординой — красивое резное деревянное здание на первой линии улицы Карла Либкнехта — просто не может не обратить на себя внимание. Когда-то это была целая усадьба, и следы ее истории сохранились до сих пор: во внутреннем дворе, будто отделенном от оживленной дороги, остался целым флигель, в котором живут люди. Недавно в нем приобрела квартиру иркутянка, краевед Юлия Железнова. Сейчас она активно делает ремонт в помещении. О тонкостях покупки квартиры в доме-памятнике, ремонте в ней и неожиданных сюрпризах Юлия рассказала корреспонденту «ИрСити».

Про доходный дом Ординой мы рассказывали в одном из выпусков проекта «Исчезающий Иркутск». А Юлия Железнова делилась, на что обращать внимание при выборе квартиры в деревянном доме в центре Иркутска.

«Ближе к набережной к цене накидывают миллион»

Аккуратный двухэтажный флигель, спрятавшийся за главной усадьбой, украшен скромными наличниками. Несколько лет назад им волонтеры акции «Фасадник» обновили краску — теперь окна в светлом бежевом обрамлении сразу выделяются на фоне потемневшего дерева тела дома. У окна на первом этаже — огражденный новеньким заборчиком палисадник.

До Юлии этот палисадник был завален хламом
А теперь у него новый заборчик

— Сдала билеты семьи в отпуск и поставила забор, — говорит Юлия.

С этим флигелем она познакомилась пару лет назад, когда во время «Фасадника» красила соседний дом в этом же дворе. Мысли о покупке квартиры в деревянном доме тогда уже возникали, но улицу Карла Либкнехта тогда иркутянка не рассматривала — хотелось что-то ближе к набережной: улицу Марата, Пятой Армии. Но брать жилье там — слишком дорого.

Эти окна — как раз в квартиру Юлии
Некоторые элементы наличников утеряны, но во время «Фасадника» их дорисовали

— На Пятой Армии накидывают 1–1,5 миллиона просто за то, что это Пятая Армия. Я это, конечно, могу понять, но это не мой объем денег для вложений, — делится Юлия. — А на улице Марата дом, для которого мы с детьми из «Точки будущего» восстанавливали лопатку и который я очень люблю, оказался без фундамента. Мы когда в подвал залезли, оттуда видно улицу.

Юлия отмечает, что изначально не рассматривала покупку квартиры далеко от набережной

Квартира во флигеле дома Ординой на продаже стояла два года. Правда, Юлия Железнова увидела это объявление только около полугода назад. Но смотреть эту квартиру даже не собиралась.

В палисаднике уже цветут первые цветы

— Не знаю почему. Во многом, наверное, потому что я все-таки не в этой части центра хотела квартиру, — размышляет она.

«Квартира была захламленная, через мусор перешагивали»

Пока мы разговариваем на улице с Юлией, жильцы соседнего дома, которые встречают нас, вежливо здороваются. По словам иркутянки, люди, их отношение к дому и соседям стали факторами, которые, в том числе, качнули чашу часов в пользу квартиры на Карла Либкнехта.

Когда квартиру продавали, она была очень захламленной, рассказывает Юлия

— Здесь есть люди, которые живут тут кто с рождения, кто с семидесятых, и они никуда не собираются. Я еще до покупки наводила справки, разговаривала с ними, и это как раз то, что меня подкупало. Они любят это место и стараются поддерживать его состояние, — говорит она.

Сейчас уже в целом чистенько
Целые детали наличников

Квартира при первом просмотре была в ужасающем состоянии, которое, впрочем, вполне объяснимо: раньше тут жила бабушка, она была бухгалтером в гастрономе и любила красивые вещи, что в старости, как это часто бывает, привело к тому, что женщина несла в дом всё, что ей попадалось под руку.

Юлия весьма реалистично смотрит на ремонт, но рассказывает о доме с любовью
Некоторые вещи из «наследства» предыдущей хозяйки

— Квартира была вся заставлена мебелью, коврами, через мусор приходилось перешагивать. Стены были оклеены розовыми обоями, на которых везде, а еще на потолке, были подтеки. Дом не раз горел и регулярно заливался. Сейчас мы уже многое вывезли, и то не всё, — рассказывает Юлия.

Она многое приносила в дом
Один из интересных артефактов

Квартиру продавали взрослые дети бывшей хозяйки. Многие из хранившихся действительно красивых вещиц забрала ее семья. Но кое-что осталось — от мебели до посуды. И в этом скрытый плюс в захламленности: это дает шанс приобрести квартиру с сохранным интерьером, даже если само помещение далеко не в лучшем состоянии.

Эта кошечка провела с нами всё интервью

Юлии эта квартира обошлась в несколько миллионов рублей. Для этого ей пришлось взять ипотеку в половину суммы. Но это не так уж и дорого, добавляет иркутянка.

«Заниматься таким можно только с большой любовью»

— В первый раз я эту квартиру пришла смотреть в марте. И сразу обратила внимание на то, что в ней тепло и ничем не пахнет. А меня пугало, что может быть холод и запах, — отмечает Юлия.

Стены очищали до дранки

В доме действительно тепло: это особенно чувствуется, когда заходишь с улицы, где бушует холодный ветер. Стены уже давно освободили от розовых обоев, они теперь белые, под ногами лежит красивый паркет, а очень высокие потолки и большие окна добавляют в помещение света и воздуха.

Окна в доме — предмет охраны
Юлия очищает их от краски самостоятельно

Эти окна, кстати, — предмет охраны дома-памятника. Это значит, что нельзя менять их геометрию, стекло на пластик, нельзя трогать наличники. Сейчас Юлия самостоятельно приводит рамы в порядок.

Руки устают, но так гораздо экономнее
Предмет охраны означает, что нельзя менять геометрию окон, стекло на пластик и, разумеется, запрещено трогать наличники и ставни

— Если окна реставрировать, то это надо прямо на месте, без снятия, иначе ко мне сразу приедет служба по охране наследия. Плюс этим может заниматься только аккредитованная компания. Просто отреставрировать одно окно стоит 80 тысяч рублей, в памятнике — умножаем на три, — потому я сама сейчас это всё чищу, руки на весу постоянно, — отмечает она. — На мой взгляд, можно сделать красиво, просто убрав лишнее. Сейчас я краску счищаю, и оказывается, что окна изначально были не белыми и не голубыми, а зеленоватыми. Такой прямо изящный цвет.

Старые двери — особый предмет любования для Юлии

Еще она собирается сохранить старые двери — для нее они стали отдельной красотой. Они не являются предметом охраны, потому их можно было бы спокойно выломать. И это, скорее всего, произошло бы, попади квартира в другие руки. А Юлия говорит: «Если краску сковырнуть, какое там дерево, какая лиственница!»

Для отделочных работ она долго не могла найти специалистов

— У этого места есть потенциал, но заниматься таким можно только с большой любовью, потому что человек, который придет с понятием «я купил недорого», он, скорее всего, выломает, отреставрирует такие двери, — отмечает она. — Я же реставрацию буду делать сама, потому что у меня есть небольшой, но опыт. Никогда бы не стала делать это на заказ, но для себя в нашей квартире в поздней «сталинке», где мы сейчас живем, двери уже восстанавливаю. Я понимаю, что это сделаю не идеально, но это будет нормально.

Как выглядела «гастроскопия» потолка в поисках лепнины под гипсокартоном

Единственное «новое», что было в квартире, — это потолки, скрытые гипсокартоном. Иркутянка решила не вскрывать его в поисках лепнины, поскольку ремонт и так уже вышел за рамки заложенного бюджета. Впрочем, есть ли там эта красота, узнать все-таки удалось… с помощью «гастроскопии» потолка. Оказалось, что никакой лепнины нет, только доски в хорошем состоянии.

Дом с сюрпризом

Дом все-таки преподнес Юлии неприятный сюрприз. В 1970-х годах дореволюционный флигель благоустроили: провели центральное отопление, воду и канализацию. Для этого сделали пристрой, в котором при бывшей хозяйке размещалась кухня и санузел. Такие своеобразные сени получились.

Пристрой оказался приделан к брандмауэру из песчаника

Всё бы ничего, но оказалось, что одну из боковых стенок для пристроя возводить не стали, а использовали брандмауэр — противопожарную стенку из песчаника, который совершенно не держит тепло.

Но песчаник выстужает дом, потому стену пришлось закрыть гипсокартоном — это исключение из общего правила

— Я вообще против гипсокартона, но здесь пришлось стену зашить. Я очень давно задумывалась, почему в Иркутске из песчаника не строили дома. А когда я увидела это внутри своего дома, сразу поняла последствия­ ­— эта стена выстуживает всё помещение, — делится Юлия.

Стены Юлия решила не выравнивать: «В старом доме не может быть гипсокартона»

На ремонт Юлия закладывала 400 тысяч рублей. С находкой брандмауэра стало понятно, что ремонт обойдется значительно дороже. К тому же оказалось сложно найти сантехника: они не берутся заниматься сваркой в деревянном доме. Да и отделочников непросто было привлечь — им проще за те же деньги заняться ремонтом в новостройке.

Эта кошечка — частая гостья дома

— Квартира на самом деле в ужасном состоянии. То, что вы видите сейчас, это вообще не сравнить с тем, что было изначально. Стены приходилось отбивать до дранки. Сейчас стены зашпатлеваны уже. Это я еще отказалась от их выравнивания, потому что это старый деревянный дом и в нем лучше избежать стен из гипсокартона. Пусть это колхоз, но я люблю колхоз, — говорит Юлия. — Поэтому я бы не сказала, что это недорогое предприятие. Я попробую сделать так, чтобы это было прям красиво. Но это точно не история про хорошее вложение, — говорит Юлия.

«Работала в палисаднике 5 часов — и отдохнула»

В своем деревянном доме Юлия проводит много времени: она теперь находится либо здесь, либо на работе. Домой в Солнечный приезжает фактически только ночевать. Но это больше в радость — иркутянка очень любит что-то делать своими руками, а во флигеле есть где разгуляться. Это помогает найти и точку опоры в быстро меняющемся мире.

Убранство окон трогать нельзя, но без укрепления ветхих элементов не обойтись

— В принципе, у меня и был такой план. Я вчера зашла в палисадник, вышла из него через 5 часов. Поняла, что я отдохнула, — говорит она.

Юлия собирается сделать из квартиры что-то в духе старорусского артхаусного стиля. И именно эта часть ремонта не будет слишком дорогой.

Во дворе Юлия хочет сделать «деревянные тротуары» — это чисто иркутская фишка

— Я купила потрясающий красоты с очень старым стеклом винтажный светильник. И вот уже знаю, куда его повешу. Там очень толстое стекло, прям с пузырьками внутри. То есть это вообще-то браком считалось всегда. А сейчас это красота, — делится иркутянка. — Я иногда смотрю, как открываются отели под «старину» и понимаю, что это безумно ужасно, это китч. А можно сделать красиво.

На фото — там самая Анфиса Ордина, которой принадлежала усадьба. Несколько лет назад в соцсетях его опубликовала праправнучка женщины. В Иркутске следы Ординой теряются с наступлением революции, но, по словам ее родственницы, Анфиса Васильевна продала дом прямо перед Октябрьской революцией. Семья, разделившись, бежала в другие города. Про старших сыновей ничего не известно, дочь Ординой с мужем уехала в Новосибирск, а самый младший сын — в Москву

Но пока эта квартира будет не для жизни семьи — дети ходят в школу рядом с домом в Солнечном, и это во многом определяет нежелание семьи менять местоположение. Но дети подрастают, и, может быть, лет через пять-семь семья переберётся сюда. Как использовать квартиру после ремонта, Юлия еще не задумывалась, хотя предложения поступают разные. Например, открыть культурный центр в старорусском антураже.

Ремонт — дело хлопотное, но иногда и приятное

— Но вообще у меня была идея, связанная с другим хобби, — я люблю делать абажуры. Моей семье они нравятся, но есть же некие разумные пределы. А я их всё равно шью. Мне бы хотелось, чтобы появился интерьер, где эти абажуры будут в тему, а люди смогут, например, пожить с ними два дня и понять, насколько им это подходит. Поэтому что можно придумать лучше для абажуров, чем вот такой антураж? — рассказывает Юлия.

А пока она облагораживает не только дореволюционный флигель, но и территорию вокруг. Вот серый гараж превратился в цветочное панно, а у палисадника появились красивые гирлянды.

Больше новостей, фотографий и видео с места событий — в нашем Telegram-канале. Подписывайтесь и узнавайте всё самое интересное и важное из жизни региона первыми.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE32
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED3
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD1
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Рекомендуем