Р!
20 ОКТЯБРЯ 2019
18 октября 2019
17 октября 2019

ИГУ между маразмом и законом

Четыре преподавателя истфака Иркутского государственного университета, проректор по учебной работе, декан истфака ИГУ и исполнявший его обязанности в октябре 2016 года сотрудник пришли на судебное разбирательство 18 января 2017 года между вузом и уволенным доцентом исторического факультета, координатором движения в защиту прав избирателей «Голос» Алексеем Петровым.

На заседании была разгадана шрёдингерская загадка о замдекана истфака, раскрылась ошибка «умозаключений» исполняющего обязанности декана, из-за которой прогулов у Петрова стало на один больше, выяснилось, что проректор по учебной работе ИГУ мастерски «плавает» в нормативных документах вуза, а благими намерениями блюстителей закона вымощена дорога в ад, где правит бал абсурд и, как на суде было замечено, маразм.

История с увольнением Петрова из ИГУ началась с заявления в прокуратуру активиста «Национального освободительного движения» Сергея Позникова в октябре 2016 года. Правоохранители выявили у историка 75 часов прогулов с 2013-го по 2016 год, а в вузе — нарушения трудового и бюджетного законодательства.

Руководство учебного учреждения сразу после начала проверки, ещё до выяснения обстоятельств, предложило Петрову уволиться, при этом преподаватели и студенты истфака выступили в защиту историка, написав письмо ректору Александру Аргучинцеву. Изначально глава ИГУ заявил, что Петрову грозит увольнение за 4 дня прогулов, интерес общественности он назвал «истерией». В ноябре после завершения проверки Петров был уволен, несмотря на несогласие профсоюза. В этот же день рядом с университетом прошла акция в поддержку политолога, на которой собралось около 200 человек. После всего Петров подал в суд с просьбой восстановить его в должности, первое заседание было назначено на 26 декабря, однако его отложили в связи с недостатком свидетелей и доказательств.

Речь на суде велась о четырёх днях прогулов – с 17 по 20 октября, за которые уволили Петрова. Восстановим хронику событий. 13 октября Петров пришёл в кабинет, на двери которого висела табличка «Заместитель декана исторического факультета ИГУ», а внутри сидела представленная ранее преподавателям в качестве замдекана Анастасия Кружалина. Он положил к ней на стол документ, в котором проинформировал, что с 18 по 20 октября не сможет провести пары по личным причинам, «связанным со здоровьем». Кружалина документ приняла, предупредила студентов о переносе пар. 17 октября у Петрова был день для самоподготовки, он на факультете не появлялся, так как, согласно информации компании «Аэрофлот», с 16 (16 октября – воскресенье, выходной) по 20 октября летал в Москву.

На суде уволенный доцент заявил, что в день самоподготовки и последующие дни активно общался со студентами по вопросам проведения факультетских мероприятий через интернет, а также готовил научную публикацию, то есть осуществлял научную деятельность только не в стенах истфака. 20 октября Петров вернулся и в течение трёх последующих недель провёл ранее отменённые пары. Обычная университетская практика, о которой знает каждый студент. Пострадавших на факультете нет, зато вне его стен за всех пострадал Позников.

Первым свидетелем по делу Петрова выступила доцент кафедры политологии, истории и регионоведения истфака ИГУ Кружалина, которая формирует расписание на факультете. Как выяснилось по документам вуза, в октябре она находилась в должности старшего преподавателя, но замдекана не являлась. Декан факультета Анатолий Зуляр пояснил на суде, что она была его замом де-факто, но не де-юре. Все преподаватели факультета по поводу переноса пар – из-за болезней, командировок, мероприятий – общались с ней. Приходили в её кабинет, клали на стол бумагу, переносили занятия. По традиции сделал так и Петров. Никаких корочек, подтверждающих должность Кружалиной, никто и никогда не требовал. Таким образом, Кружалина одновременно и была, и не была заместителем.

Замдекана — старший преподаватель на заседании суда объяснила, почему заявление Петрова о переносе пар не было тут же согласовано с главой факультета и ректором.

«Заявление не согласовывалось на факультете. В соответствии с регламентом, если преподаватель отправляется на лечение, он напрямую обращается ко мне, чтобы не замедлять информирование студентов, в этой ситуации одобрения не нужно, документ носит информативный характер. По возвращении предоставляется больничный лист», — сообщила Кружалина, добавив, что по возвращении Петров больничный не предоставил, а сама она от него документов не требовала.

Ответчики – представители ИГУ Анатолий Копылов и Александр Андреев, — вооружившись «локальными правовыми актами», настояли, что Петров сорвал занятия без обоснованной причины, отказался объяснить прогулы, а в день самоподготовки без предупреждения руководства не имел права и шагу ступить за пределы территории вуза. Мол, каждый день, кроме воскресенья, Петров по 6 часов обязан присутствовать на факультете, а если и выходить в библиотеку или архив, которые находятся вне территории университета, то только с разрешения руководства.

С жёсткой критикой тотального контроля над преподавателями на заседании выступил доктор исторических наук Виктор Дятлов.

«40 лет я преподаю и такого никогда не было, а если бы было, то это бы был маразм. А что балду бить на факультете, когда нужно работать? А работать нужно в спокойной обстановке. В советское время помню какое-то поветрие, когда всех преподавателей обязали отсиживать всё рабочее время на факультете… Сейчас это был бы абсолютный паралич, мы бы перестали повышать квалификацию: сидеть шесть часов на факультете – значит, деградировать профессионально. Именно поэтому у нас свободный график», — горячо высказался преподаватель ИГУ.

Довольно ярко свидетельствовала преподаватель вуза, доцент кафедры мировой истории Татьяна Кальянова. Её саркастичными ответами, казалось, восхищались и юристы университета. В те моменты подумалось, что, может, сами они, воюя на стороне противника, понимают весь абсурд судебного разбирательства, смеются над ним по-человечески, но продолжают «действовать в рамках полномочий».

Кальянова также сообщила, что с момента начала своей работы в вузе, с 1974 года, никогда не согласовывала походы в библиотеки и архивы с руководством, также десятилетиями делали её коллеги.

Притом что заявление от Петрова о переносе занятий поступило, никто на факультете и в вузе не уведомил его, что покидать пределы университета незаконно. Исполнявший в октябре обязанности декана истфака Дмитрий Козлов и вовсе не знал об отсутствии сотрудника. Только 20 октября начал разбираться в обстоятельствах и почему-то (он не смог пояснить почему — ред.) пришёл к выводу, что Петров прогулял не с 18 по 20 октября, а начиная со дня самоподготовки – с 17.

Некоторой кульминацией разбирательства стало выступление проректора по учебной работе Алексея Вокина. Разволновался, может, но никак не смог внятно ответить, на каких основаниях Петрову вменили четыре, а не три дня прогулов, и где в уставных документах прописана обязанность преподавателя находиться в вузе с 8.30 до 14.30. Он бегал глазами по предоставленным юристом Петрова Вячеславом Иванцом нормативным документам под неоднократные реплики судьи: «Не знаете, так и скажите». В итоге взволнованно, оббежав несколько печатных страниц, что-то выискал, что-то зачитал, выдохнул и покинул зал заседаний.

Последним зашёл декан истфака Анатолий Зуляр, который на момент якобы прогулов Петрова находился в отпуске. Он заявил, что «только ректор ИГУ принимает решения о взаимодействии преподавателей с внешней средой», и что Петров «сорвал занятия».

Также выяснилось, что Петров, выезжая за пределы региона, должен был получить разрешение работодателя, то есть ректора — этого сделано не было. Значит, прогул, злостное нарушение и увольнение, несмотря ни на кипу грамот и благодарственных писем, ни на отсутствие нареканий за всё время работы, ни на любовь и уважение студентов. Ректорат и деканат оказались до болезненного падки на порядок.

А что в итоге? Заседание со спорами, эмоциями, замечаниями судьи длилось около 5 часов и было перенесено на 19 января. На второй день прокурор, оперируя законодательными актами, вынесла заключение, что Петров и правда прогульщик, а вуз имел полное право уволить его даже за 4-часовое отсутствие на работе. Судья после получасового раздумья поддержала позицию прокурора и юристов ИГУ. Петров намерен обжаловать решение в областном суде. Он смеётся: «Ну что, полетим в Страсбург в Европейский суд по правам человека?» Пассажиры на самолёт, поддерживающие политолога, уже собраны. И есть-таки плюс, безработному историку больше не надо просить разрешение на «взаимодействие с внешней средой».

Добавить отзыв

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Правила
ПОПУЛЯРНОЕ
ПОПУЛЯРНОЕ
ПОПУЛЯРНОЕ
ПОПУЛЯРНОЕ
ПОПУЛЯРНОЕ
ПОПУЛЯРНОЕ
ПОПУЛЯРНОЕ