Р!
10 ИЮЛЯ 2020
09 июля 2020
08 июля 2020

Анжелика Назимова: Если суд вернёт Пуляева, бунт в Вихоревке обеспечен

Прошёл почти месяц с тех пор, как дважды отстранённая от должности спикера думы Вихоревки Анжелика Назимова объявила голодовку. Женщина уверяет, что протестует за идею: она требует наказания для ответственных за срыв отопительного сезона и выплаты долга по зарплате работникам сферы ЖКХ. В чём виноват председатель заксобрания Иркутской области Сергей Брилка, почему котельная в Вихоревке – это золотая жила, и чего не хватает главам отдалённых территорий – портал «ИрСити» взял интервью у Анжелики Назимовой.

Без ответов

— Простым гражданам я не посоветую эту форму протеста, потому что, даже учитывая мой статус депутата, я не вижу какого-то кардинального разрешения моих требований. Могу поставить в число лиц, которые на эту ситуацию отреагировали, губернатора области. Сергей Георгиевич (Левченко – ред.) проявил решимость, Геннадий Пуляев (экс-глава Вихоревки – ред.) от должности отрешён, расцениваю действия губернатора как частичное удовлетворение моих требований. Но ответа, на какой стадии находится уголовное дело по факту срыва отопительного сезона, я от Следственного комитета до сих пор не получила.

В решении вопроса по погашению задолженности перед работниками сферы ЖКХ активное участие принимает Валерий Лукин (уполномоченный по правам человека в Иркутской области – ред.), он работает, используя свои возможности и свой ресурс. Знаю, что задолженность погашается. Но от прокуратуры по этому вопросу официальной информации тоже нет.

Плохонький, но свой

— Знаете, что больше всего меня разочаровало? Позиция равнодушия, невмешательства со стороны партийцев. Я не просто разочарована, я испытываю чувство гнева. Потому что такого безразличия со стороны регионального политсовета (партии «Единая Россия» — ред.) я не видела. Не буду скрывать, что очень многие из них обязаны мне своим продвижением на кресло во время выборов в территории. А эта чёрная неблагодарность — я её вижу, ощущаю. Не поверю, что в региональном политсовете нет свободных людей, которые могли бы доехать до Вихоревки и разрешить сложившуюся ситуацию.

Это конфликт длительный, Сергею Брилке он известен с декабря 2015 года. Он прекрасно знал обо всех тонкостях. Сегодня у меня есть все основания полагать, что именно Брилка морально поощрял переворотчиков в думе и Пуляева. Об этом красноречиво свидетельствует то, что именно Брилка встрепенулся и встал на защиту Пуляева. Вроде он плохонький, но он свой, а своих мы в обиду не дадим. А я, значит, не своя?

— Странно, вы же из одной партии, из одной территории, должны работать в тандеме…

— Явный крен! Заметен уже всем. У Брилки постоянно нелепые отговорки: «Не могу приехать, потому что идёт подготовка к 9 Мая», «Не могу приехать, потому что идёт подготовка к заседанию сессии». По 9 Мая я отнеслась снисходительно: «Да, ветераны заслуживают большего внимания, чем я. Готова подождать». Но ни за что не поверю, что Брилка лично сидит и готовит документы для сессии Законодательного собрания.

Чем Брагина (Светлана Брагина, руководитель регионального исполкома ЕР – ред.) занята? Чем Мясников (Дмитрий Мясников, первый замглавы исполкома ЕР – ред.) занят? Сегодня никто из регионального политсовета не сделал ни одного звонка — ни Козюра, ни Алексеев (Алексей Козюра и Борис Алексеев, депутаты заксобрания, члены фракции ЕР – ред.). Казалось бы, что проще: приехать и указать депутатам на незаконность моего отстранения? Когда надо, они могут скинуть любой вопрос с обсуждения, чисто технически. Мы все эти механизмы «Единой России» знаем, и нечего скрывать, что этим арсеналом пользуются. Сейчас я вижу выраженное сопротивление. Но я не уступлю. У меня за плечами решение суда, которое меня обелило от пяток до макушки и доказало, что никаких оснований снимать меня не было. Почему я должна поощрять коллективную глупость, которую творят вихоревские депутаты? У нас в думе сидит 10 членов партии «Единая Россия» из 15. Это подавляющее большинство, которое может решить любой вопрос. И до сих пор даже никакой беседы Брилка не провёл. А ведь достаточно собрать заседание думы, отменить принятое решение, и ситуация будет восстановлена.

Смерть с косой

— Расскажите, пожалуйста, как происходили события с 2015 года и как связан кризис в гордуме со срывом отопительного сезона?

— Думский переворот был напрямую связан с коммунальным коллапсом, который возник в Вихоревке. Ранее жилищным комплексом управлял Облжилкомхоз. В сентябре 2014 года выбрался Пуляев, в ноябре — закончился срок действия концессии. Именно с приходом нового главы заладилась совершенно незаконная схема: Пуляев не стал проводить конкурс на заключение концессионного соглашения и в течение 2 лет передавал котельную безвозмездно. В 2014 году я подняла вопрос о незаконности передачи объекта ЖКХ, тогда ограничились перепиской и беседами с Пуляевым. Когда я поняла, что он не собирается ничего менять, в ноябре 2015 года обратилась в Следственный комитет и попросила дать правовую оценку действиям главы, возбудить уголовное дело. Как юрист я прекрасно понимала, что было превышение должностных полномочий. Ровно через месяц после обращения меня сняли с должности.

Арбитражный суд установил незаконность передачи котельной, но только мне уже пришлось восстанавливаться в должности через суд. Правоту-то свою доказала, но больше года судилась. Мне вменяли совершенно нелепые вещи, которые в судебном порядке не подтвердились. Областной суд установил, что не было оснований для отстранения от должности.

И вот у нас снова бардак в коммунальной сфере, мы снова выясняем: надлежащим образом работают те, кто сейчас зашёл на котельную, или нет. А ведь контроль за надлежащим исполнением концессионером обязанностей возложен на главу, снова глава попал под удар, а здесь появляюсь опять я — как смерть с косой для него. Снова внеочередное заседание думы. Подчеркну, что накануне заседания, 20 апреля, я ему позвонила, предупредила о том, что готовится незаконное смещение с должности. Брилка мне сказал: «Иди в суд». Не пойду я ни в какой суд, я уже там была.

А ситуация ещё хуже: суд восстановил меня с декабря 2015 года, поэтому сейчас идёт прямое нарушение моих пенсионных прав. Мне должны возместить страховые взносы, все заработки. Я потеряла 1,5 года пенсионного стажа — простите, я не девочка, мне в ноябре будет 50 лет. «Единая Россия» вляпалась конкретно в этой ситуации.

— А что по поводу уголовного дела по статье «Побои»?

— Не было ничего. Это надуманная история: пытались исключить из партии, я доказала, что оснований для этого нет. И тогда Сергей Фатеевич (Брилка — ред.) на заседании комиссии по партийному строительству произнёс фразу: «Ну есть же другие способы». И через неделю появилось уголовное дело. Я прекрасно понимаю, что это была обыкновенная подковёрная игра, в решении указано, что отсутствуют признаки состава преступления. Они сегодня говорят о том, что статья была декриминализирована, но это тоже не в пользу Пуляева и «Единой России». Декриминализация со стороны государства — это реабилитирующее основание, которое говорит о том, что склочникам в суде не место.

Мы прошли длительный путь в 10 месяцев, работали лицензированные эксперты, а их, кто даёт экспертное заключение по видеозаписям, всего двое в Иркутской области. Достоверно установлено, что никакого пинка не было. Раздули, потому что нужно было любым путём убрать меня из депутатов. А вступивший в силу обвинительный приговор является основанием для досрочного прекращения, сложения полномочий депутата. Но я их переиграла, чем, кстати, очень горжусь. Спасибо всем адвокатам, иркутяне работали — отличные парни.

Золотая жила

— Со мной продолжают скрытую войну, потому что в бюджете города и в котельной есть что скрывать. Я прекрасно знаю, какие тут идут отмывы денег по всем позициям. Мы до сих пор не выяснили, куда в 2015 году бесследно пропали 4 миллиона рублей. Как только я поставила вопрос о том, что деньги не поступили в бюджет, мне устроили думский переворот — за котельную и эти 4 миллиона рублей. Грамотности не прощают моей, человек я несговорчивый.

— Почему всё завязано на котельной, неужели больше ничего нет?

— Это в Иркутске деньги для ремонта дорог, на закупку автотранспорта выделяются, у нас эти схемы очень хилые. Единственное — сфера ЖКХ. Это золотая жила. Вот поверьте мне, в Братском районе ничего ценнее, чем вихоревская котельная, нет. Это единственный крупный объект ЖКХ, вокруг Вихоревки завязана целая коррупционная схема: кто-то владеет угольными разрезами, которые в принудительном порядке обязывают вихоревскую котельную закупать уголь не очень высокого качества. И в этом очень серьёзные люди замешаны. Это даже не в Вихоревке происходит. Если бы дело упиралось только в наши мелкие управляющие компании, мне бы хватило и воли, и возможностей давным-давно поставить всё на место. Но здесь задействованы почти все серьёзные лица, которые раньше присутствовали в системе ЖКХ при Ерощенко (бывший губернатор Иркутской области – ред.).

А тут я — мелкотня пузатая. Я за свою Вихоревку постою, потому что они Вихоревку по ветру пустят. Конечно, есть характер, напористость, настойчивость, но силёнок у меня не хватает бороться с этим закоренелым мужичьём. Поэтому и голодовка.

Дело — в настрое

— Известно, что вас посещал Лукин. Кто ещё был у вас, кто поддерживает?

— Из думы вообще никого не было. Пуляев с исполняющим обязанности Касьяновым с первого дня меня не посещают. Нахожусь на связи с советником губернатора, постоянно справляются о здоровье, какие-то планы координируем. Поддерживают журналисты.

— А что говорят медики?

— Они держат ситуацию на контроле, регулярно берут анализы. Знаете, дело в голодовке зависит от настроя, я всегда говорю: трудно сидеть на диете, но когда за идею – всё по-другому. Как оказалось, здоровье пока выдерживает. Невзирая на возраст, без предварительной подготовки мне удалось в этот процесс войти безболезненно. Контрольные анализы, насколько я понимаю, неплохие, хотя врачи настаивают перенести голодовку в стационар. Но вы же понимаете: как только я сдвинусь с места из кабинета думы, вся эта акция потеряет смысл, всем только того и надо, чтобы я ушла домой или в больницу. Поэтому остаюсь на месте.

— Как в семье относятся к вашей голодовке?

— Родственники переживают, но с этого пути меня никто не просит сойти. По крайней мере, вслух никто из родственников это не озвучивает. Все разделяют мою убеждённость. Мама, отец, муж знают, какая я.

Я очень люблю их, очень скучаю по детям, но все понимают, за что я бьюсь. И если я сейчас этого не добьюсь, меня загрызёт ощущение незавершённости. Пока терплю я, все терпят вместе со мной.

— Будете требовать полного исполнения ваших условий или есть какие-то варианты?

— Я объявляла бессрочную голодовку, но, наверно, не все серьёзно это восприняли. Да, до полного выполнения требований.

23 мая у Пуляева в областном суде рассмотрение дела о восстановлении в должности. Поскольку такие дела, как правило, рассматривают в сокращённом режиме, я точно буду ждать 23-го числа, мне принципиально важно, как разрешится эта ситуация. Может быть возвращение Пуляева на должность — и тогда получается, что даже действия губернатора не приведут к выполнению требований.

Если Пуляев в должности не восстановится, значит, я уточняю, когда дело (возбуждённое СК по факту срыва отопительного сезона в Вихоревке — ред.) передадут в суд. Как юрист я знаю, что перед этим должно быть предъявлено обвинение. А если предъявлено обвинение, значит, должна быть избрана мера пресечения. Я понимаю, что не может ограничиться в этом случае подпиской о невыезде, потому что области причинён серьёзный ущерб — Битаров (председатель правительства Иркутской области – ред.) заявил о 62 миллионах. За 62 миллиона рублей подписка о невыезде – это не та мера пресечения, как минимум, заключение под стражу.

После того, как дело будет передано в суд, я могу освободить себя от голодовки, потому что рассмотрение дела может затянуться на год и более. А дальше — пусть меня восстанавливают в должности, пусть восстанавливают мои права на пенсию, пусть Брилка разбирается с депутатами.

Муниципальный протест

— Действия «Единой России» народу непонятны: одного защищаем, а другая сидит и голодает. Думцев нужно было осадить ещё в конце 2015 года, тогда бы конфликт не развился. Он ничего не дал людям. Жители говорят мне: «Вся надежда на вашу голодовку».

Заявляю, что Вихоревку искусственно сталкивают в протестное поле, а ведь, кроме Вихоревки, в Иркутской области такая же ситуация в Тулуне, в Слюдянке, ничем не лучше сейчас ситуация в Ангарске. И везде завязаны члены «Единой России».

Не соглашусь с позицией, что сегодня мэры ополчились на губернатора. Ситуацию нагоняют искусственно. Назовите мне хоть одного авторитетного единоросса, стоящего во главе муниципалитета, который встал бы против губернатора. Владимир Орноев? Нет. Евгений Юмашев? Нет. Сергей Серебренников? Там невыполнение майских указов президента, в данном вопросе сплоховал сам Серебренников. Все серьёзные мужики от «Единой России» уходят от развития конфликта.

Брилка взялся защищать Пуляева. А ведь Пуляев – провинившийся на сто рядов, помогай ему, если хочешь, но афишировать этого не надо. Я считаю, сегодня пощёчину получили серьёзные, авторитетные люди из «Единой России», которые стоят во главе территорий. Они остались без внимания. Тот же Юмашев – какой величины человек. Мэр Саянска – отличнейшая просьба прозвучала Путину пересмотреть законодательство, ускорить процесс создания ТОР, потому что это даст возможность Саянску выживать. А какой мелкотнёй занялся сейчас Брилка. Это его уровень? Это вообще задачи партии – вытаскивать таких, как Пуляев? Если суд вернёт Пуляева, я не знаю, чем это может закончиться на территории: бунт в Вихоревке будет обеспечен.

— Вот вы говорите про протесты мэров, а как же глава Черемхово Вадим Семёнов?

— Не признать его заслуг как мэра перед территорией нельзя. Люди в восторге, я их восторг разделяю, поучиться у него, как у хозяйственника, есть чему, но зрелости политической ему не хватает ещё. Мне кажется, его используют, а он позволяет это делать. Если бы он меня спросил: «А вот скажи, Назимова, что ты думаешь?», я бы ответила: «Семёнов, тебе нужно предохраняться на уровне мысли». Он в состоянии эйфории от оказываемого ему доверия, но со стороны я вижу, как его используют в определённых целях. Хоть территориально Черемхово ближе к Иркутску, но по сравнению с Иркутском, Ангарском, Шелеховым мы всё равно считаемся провинциалами, мы ещё сырые, недозрелые, потому что специфика территории накладывает отпечаток на сознание, у нас совсем другая кухня, совсем другой менталитет.

Без обид

— Вы сказали, что разочарованы руководством регионального отделения, нет ли у вас мыслей выйти из «Единой России»?

— Нет, пока эта мысль в голове даже не мелькала, во-первых, потому что я человек, который считает, что на обидах далеко не уедешь, и обидой здесь руководствоваться нельзя. Во-вторых, я отношусь к своим наработкам очень бережно, с 2008 года член партии, и прекрасно понимаю, что у каждой партии бывают разные времена.

Мысль в знак протеста выйти из партии, может быть, и придёт мне в голову, но я всё же считаю, что пока мне нужно разобраться — в хорошем смысле этого слова — с Сергеем Фатеевичем, внести ясность, всё-таки услышать его мнение и увидеть его позицию. Я хочу вступить в диалог с высшим партийным руководством: бумаги уже направлены, у меня есть информация, что они на рассмотрении у Сергея Неверова (секретарь генсовета ЕР, вице-спикер Госдумы РФ – ред.). Когда окончательно мне скажут: «А мы не разделяем вашу позицию, мы осуждаем вашу голодовку», тогда, возможно, я отвечу: «Ну, парни, мне с вами не по пути, у нас с вами разная ценностная шкала».

Но родители меня научили, что дело надо закончить, и только потом делать выводы. Я не делю на чёрное и белое, вижу оттенки. Поэтому вполне возможно, что через какое-то время сама смогу понять действия Брилки, почему он так поступил, а не по-другому. Я не берусь категорично судить, что «Единая Россия» плохая, я не приучена бегать туда-сюда. Сколько с меня хватит донести свою правоту, я буду это делать. Если останусь неуслышанной, возможно, тогда подумаю о том, чтобы не мучить этих людей своим присутствием, и выйду из партии.

— На 10 сентября назначены выборы главы и думы Вихоревки. Планируете ли вы в них участвовать?

— На выборы думы я планировала пойти, потому что у меня 10-летний опыт работы депутатом в Вихоревке, есть серьёзнейшие наработки, планы, а теперь ещё и определённые связи. Но сейчас ситуация так складывается, что могут быть корректировки.

Я не делаю прямых заявлений, что пойду на выборы главы, но если выборы состоятся, возможно, я изменю своё решение относительно выборов думы и решу идти на выборы главы. Не исключаю этот вариант.

Добавить отзыв

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Правила