СЕЙЧАС -15°С
Все новости
Все новости

В Иркутске кончились подрядчики на ремонт дорог? Разбор недели от «ИрСити»

А ещё шансы введения налога на животных и мультик про фантазии и трамвай.

На этой неделе начали всерьёз обсуждать введение налога на животных. Журналист «ИрСити» Даниил Конин сравнивает, как это реализовано в других странах, и задаётся вопросом, возможно ли в России сделать всё правильно. Редактор Зоя Кузнецова рассказывает очередную историю с ремонтом дорог в Иркутске, а Ксения Власова защищает трамваи и смотрит мультики.

Даниил Конин: Налог на собак и «чёрный рынок животных»

Мэр Иркутска Руслан Болотов на минувшей неделе предложил ввести налог для владельцев собак и построить государственные приюты. С такой идеей он обратился к губернатору Игорю Кобзеву и депутатам Госдумы.

В России такого налога сейчас нет. В 2021 году ходили разговоры о том, что он может появиться, но в итоге депутат ГД Владимир Бурматов (один из главных сторонников «узаконивания» нахождения бродячих собак на улицах) заявил, что «у нас 83% граждан считают своих питомцев членами семьи, а членов семьи налогами не облагают».

Тема затихла до тех пор, пока в Забайкалье собаки не загрызли семилетнюю девочку. На разных уровнях власти начали задумываться, что с животными нужно что-то делать. Сторонники налогообложения считают, что это позволит «отсечь» людей, которые не до конца осознают, что значит нести ответственность не только за себя, но и за домашних питомцев. К тому же сбор в перспективе может стать подспорьем для финансирования строительства госприютов для бродячих собак.

Налог на содержание домашних животных работает за рубежом. В Германии люди вынуждены платить немалые деньги за то, чтобы завести собаку (от 20 до 800 евро, величина налога колеблется от земли к земле, а также от породы собаки), их даже регистрируют в налоговой инспекции. Такая же схема действует и в Голландии, но там некоторые города освобождены от налога. А в Австралии к ежегодному налоговому сбору (от 30 до 190 австралийских долларов) добавляется ещё и ежемесячное страхование питомца (это ещё 20-60 долларов).

Очень часто такие налоги носят муниципальный характер, поэтому они служат неплохим источником для финансирования местных нужд – благоустройства территорий и уборки улиц (в том числе и от отходов жизнедеятельности животных – такая проблема есть не только у нас). Немцы считают, что такие меры позволили сократить число бездомных животных и привить людям ответственность за братьев меньших.

Идея сама по себе великолепна и хорошо описывается пословицей «любишь кататься, люби и саночки возить». То есть, если хочешь завести домашнего питомца, то докажи это рублём. Я не вижу в этой мере ничего несправедливого. Может быть, она действительно заставит людей быть более ответственными хозяевами.

Хотя есть смутное ощущение, что именно у нас – в России, а не только в Иркутске и области – всё будет не так, как везде. Подозреваю, что с введением налога начнёт процветать какой-нибудь «чёрный рынок продажи животных», которых никто не будет регистрировать по своей воле. А стаи бездомных собак будут множиться и множиться – потому что контроля и прозрачности в этой сфере станет ещё меньше.

Но вдруг всё наконец-то получится сделать так, как и задумано?..

Зоя Кузнецова: Одна смешная история про ремонт дорог в Иркутске

Неумолимо приближается весна, а с ней ремонтный дорожный сезон. В Иркутске начали потихоньку разыгрывать конкурсы для выбора подрядчиков, и наблюдать за этим чрезвычайно увлекательно.

Сегодняшняя история связана с подрядчиком «СоюзСтрой», не раз раскритикованным мэром Русланом Болотовым, и муниципальным «Иркутскавтодором».

В январе администрация объявила два аукциона на ремонт улицы Депутатской от Ширямова до трамвайного кольца на Байкальской. Это та улица, которая идёт вдоль Лисихинского кладбища, а потом мимо «Сибэкпоцентра». Аукциона два, потому что ремонт разделили на два участка – до моста на остановке «Релейный завод» и после.

Конкурс на последний участок выиграл «Иркутскавтодор», а на первый – «Союзстрой». При этом заявка муниципального предприятия даже не рассматривалась конкурсной комиссией. Если бы, кстати, рассматривалась, то МУП, судя по протоколу подведения итогов первого конкурса, выиграл бы и эти торги за счёт опыта и технического оснащения.

А вот теперь самое интересное. Заявка «Иркутскавтодора» на самом деле была на конкурсе, но её отклонили из-за того, что банк не смог заблокировать на счёте сумму для обеспечения заявки. МУП даже подавал на это жалобу в УФАС, заявляя, что деньги на счёте были, и требуя разыграть конкурс заново, но ФАС не посчитала её обоснованной. Банк действительно подтвердил, что деньги на счёте «Автодора» были, вот только они все они уже заблокированы, свободных средств в достаточном размере на счёте нет.

Поэтому дорогу от Ширямова до моста на «Релейный завод» будет делать «СоюзСтрой» («любимый подрядчик», как иронично назвал его Руслан Болотов в прошлом году). Эта же компания, кстати, в 2020-м уже ремонтировала участок улицы Депутатской с трамвайными путями и сорвала тогда сроки выполнения работ.

А «Иркутскавтодор» не первый раз практически на ровном месте лишается контракта. В прошлом году компания выиграла конкурс на ремонт Академического моста, но контракт был заключён с компанией «Сибстрой» - вторым номером на торгах. Как говорилось в документах на сайте госзакупок, муниципальное предприятие уклонилось от заключения контракта.

Ксения Власова: «Иркутск не проектировался под трамваи». А под людей?

Фразу депутата гордумы Алексея Кудрявцева – «Иркутск не проектировался под трамваи» - растащили по всем соцсетям. И уже вообще несмешно. Во время рассмотрения этого вопроса на комиссии по транспорту мой внутренний филантроп ласково шептал, что депутат хотел сказать по-другому, но вышло так, как вышло, а желчных комментаторов хлебом не корми, дай прицепиться. А вот мизантроп закатывал глаза и зло хихикал. Ни тому, ни другому не дам волю. И лирично отступлю в сторону.

У меня к трамваям старая любовь, красиво-романтическая, с годами усиленная и перебродившая в более благородные интонации. Потому что эти городские мини-поезда, прерывая рёв автомобилей уютной трелью звонка и стуком колёс, научили меня спокойнее относиться ко времени, планировать свой путь и добираться туда, куда как будто нет других дорог.

Часто казалось, что трамвай довезёт меня до пункта назначения куда быстрее, чем автобусы, и часто это кажущееся становилось реальностью. Меня всегда удивляла эта способность вагончиков – объезжать пробки, не имея возможности свернуть во дворы.

Я люблю свой родной первый маршрут – тот, что идёт в Студгородок. Мне нравится в нём всё. Конечка на политехе, потому что вот уже много лет внутри что-то замирает каждый раз, когда вагон исполняет плавный разворот. Лёгкий проезд по прямой на зелёный сигнал светофора. Волнительный спуск к железнодорожному вокзалу, когда вагон по-кошачьи крадётся, будто прощупывая сантиметр за сантиметром. И тяжёлое достоинство, с которым трамвай прокатывается по основным улицам Иркутска.

Может, поэтому меня возмущает, когда кто-нибудь предлагает вообще ликвидировать эту ветку. Я езжу по первому маршруту и вижу поток пассажиров в часы пик - вообще-то такой же, как в автобусах. Везде — ты килька в железной коробке, напряжённо всматривающаяся в призрачные глубины пространства и пытающаяся вспомнить, выключен ли утюг. Разницы-то никакой. А дополнительные раздражители — двухлетние требования о социальной дистанции — и вовсе выглядят, как насмешки над людьми что в трамваях, что в автобусах (зато в трамваях очень строго контролируют масочный режим).

Что? Трамваи разваливаются на ходу? А вы вспомните, состояние некоторых автобусов порой даже хуже, чем старых вагонов. Слава богу, хоть откровенно дырявые машины убрали с улиц. А вот приятный бонус — в трамваях зимой всё равно теплее. Ну и плюс — в вагончиках почти всегда можно дождаться свободных мест и заранее оплатить проезд, чтоб потом не кучковаться возле водителя, цепляясь за одежду других пассажиров и оттаптывая им ноги.

Конечно, Иркутск не проектировался под трамваи. Так же, как под машины. Так же, как под троллейбусы. При строительстве города, думаю, вообще никто особо не оценивал транспортный поток в 2022 году. Тогда люди фантазировали как будто бы про другое – про равные права, про комфорт и удобство, про красоту фасадов. Ну, или я не знаю, про что.

Но иркутский трамвай, как по мне, совершенно точно не виноват в том, что он такой, какой есть. С 90-х годов никто особо не занимался его развитием. Обновление парка сводилось к радостному приёму списанных столичных вагонов. Рельсы…а кто-нибудь вообще помнит, когда у нас в городе последний раз меняли рельсы? Не перекладывали с места на место, а меняли? Я, может, просто невнимательно слежу.

Давно хочется какой-то внятной и финансово ёмкой реконцепции иркутского трамвая с отчётами хотя бы раз в полугодие. Пока что – по предложению депутата Кудрявцева – гордума будет каждый месяц «контролировать». Что именно – я плохо разобрала.

Зато разговор про иркутский трамвай вспыхнул так ярко и страстно, что в дискуссию включились не только депутаты и чиновники, но и общественники, того и гляди, появятся более уверенные предложения по изменению ситуации. А там останется только добиться нормальных денег, поменьше фантазировать о том, под что проектировался город, и побольше думать о нашем, земном, человеческом. Виноват-то не трамвай.

А если хочется пофантазировать о том, что всё-таки виноват, то посмотрите отличный мультик. Где лейтмотивом проходит мысль о сломанном трамвае.

Редакция «ИрСити»

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Гость