Перейти к мобильной версииПерейти к версии для ПК

«Исчезающий Иркутск»: Возрождённый дом-памятник у Свято-Троицкого храма

История дома-памятника по адресу Чкалова, 4, у Свято-Троицкого храма рядом с набережной на Ангаре в прямом смысле чудесна: начав свою жизнь более 100 лет назад в статусе прицерковного, он пережил коммунальные страсти Советского Союза, лихие 90-е, ветхие, с точки зрения состояния сооружения, 2000-е, а сейчас вернулся к своим культурным истокам, став похорошевшим и отремонтированным объектом, где трудятся мастера и музыканты.

Журналист «ИрСити», фотограф и руководитель клуба молодых учёных «Альянс» Алексей Петров осмотрели старинное здание и узнали, сколько пожелтевших газет «Восточно-Сибирской правды» пришлось отлепить от стен дома, чтобы вернуть ему прежнее лицо.

Фото: Яна Ушакова

Деревянный дом у храма по адресу Чкалова, 4, невозможно не заметить: из начисто вымытых окон-витрин на прохожих смотрят куклы, поделки, музыкальные инструменты, широкий деревянный стол, за которым частенько кто-то пьёт чай, замешивает тесто или что-то лепит. Само здание не похоже на памятник архитектуры – ни тебе вычурной резьбы, ни характерных деформаций… но какова история! Её рассказал возрождающий дом и творческую жизнь в нём мастер Игорь Коморников.

Фото: Яна Ушакова

«Я читал, что этот дом строился одновременно с деревянным храмом, дата постройки которого – 1774 год. Тут проходила культурная жизнь прихожан и священнослужителей. В одной половине находилась школа, которая после потопа переехала в здание напротив (ныне школа №10 для детей с ограниченными возможностями здоровья – ред.), а в другой жили священнослужители. До конца мы историю дома не проследили, есть версия, что одна половина дома была мужская, а другая — женская. В советское время тут сделали коммуналки: когда мы сюда зашли, везде были перегородки», — рассказывает Коморников, одновременно замешивая в большой посудине крутое тесто.

«Вы хотите сказать, он пережил пожар 1879 года?» — удивился Петров.

Фото: Яна Ушакова

«Информации о том, что он перестраивался нет. Пожар, я думаю, мог его и не задеть. Горело ведь больше в центре, а здесь была застройка не такая плотная. У здания очень хорошее состояние, везде целёхонький, кроме тех мест, где его подтапливало», — ответил собеседник.

Действительно, как заметил Петров, строение должно было пережить не один серьёзный потоп на своём веку – в конце XIX — начале XX века в этой местности происходило множество наводнений.

Игорь с друзьями-помощниками арендовал частное помещение в конце лета 2015 года и принялся за его ремонт. Стены были очищены от обоев, штукатурки, извёстки, накрепко приклеенных сотен разворотов старых газет «Восточно-Сибирской правды». Один из таких теперь висит в доме – помятый номер от 1937 года с главными мировыми новостями на первой странице.

Фото: Яна Ушакова

«Ничего старинного мы тут не нашли, кроме кучи кованных гвоздей и одного письма 1907 года. Там некоторая барышня пишет своей подруге, чудачке Зиночке о состоянии дома, о том, как она откуда-то приехала, пыталась ловить рыбку. У кого-то идея до сих пор живёт, что здесь можно какой-нибудь клад найти или что-то такое. Но дом был забран у церкви государством в предвоенные годы, сколько тут уже поколений сменилось», — повествует Коморников, не отвлекаясь от своей работы над размешиванием теста, из которого, возможно, получится отличный домашний хлеб. К слову, в доме стоят две старых голландских печи в рабочем состоянии, на которых в любой момент можно приготовить обед.

Улица, на которой расположился храм и наш дом, тоже старинная, в начале XIX она называлась Мыльниковской.

Фото: Яна Ушакова

«Мыльниковы – большая купеческая фамилия, двое её представителей были иркутскими головами, то есть мэрами. Известен Николай Прокопьевич – купец 1-й гильдии, задекларированный капитал которого составлял от 16-50 тысяч рублей. Но реально он зарабатывал намного больше, в 1800 году он был арестован и сослан в Баргузинск. У него был сын Дмитрий Николаевич – директор Российско-Американская компании. Семья купцов имела 37 отделов магазинов в городе, торговала как пушниной, так и китайскими товарами… А потом этот район долгое время назывался Потеряиха, потому что тут была небольшая застройка и зелёные луга, в которых терялся скот», — повествует историк Петров.

Коморников рассказал, что владелец здания выкупил его несколько лет назад у прежних квартирантов под офис, но прошлым летом, будучи большим любителей старины и творчества, не смог отказать Игорю и согласился на его предложение сделать в помещении творческое объединение мастеров. Позже место даже обрело официальное название – «Дом ТОМ».

Фото: Яна Ушакова

Пока в здании остался только один жилец, однако с ней нам так и не удалось поговорить, так как, по словам Коморникова, с утра до вечера она на работе.

«С храмом у нас тёплые, дружеские отношения. Вот недавно батюшка приходил и благословлял на деятельность. Демократичный человек», — улыбнулся хозяин дома.

В момент нашего визита в доме велись работы, парни с инструментами трудились над фасадом, полиэтиленовая плёнка скрыла в одной из комнат огромный котлован, на который ещё предстоит положить полы. В главной комнате на стенах — картины, на полках — поделки и музыкальные инструменты, небольшая деревянная сцена для творческих вечеров и лавочка с вареньем из еловых шишек – атмосферно.

Добавить отзыв
Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Опрос предпринимателей

Общественная приёмная проводит опрос с целью выявления круга наиболее актуальных проблем и трудностей для предпринимателей города Иркутска.

Какую проблему Вы считаете самой важной для существования и развития Вашего бизнеса?

Ваш ответ принят