СЕЙЧАС -16°С
Все новости
Все новости

Иркутские чиновники в торфяном дыму российского законодательства

Едкие дымовые завесы от торфяных пожаров окутали в октябре-ноябре Усольский, Иркутский и Ангарский районы. Водители на федеральной трассе под Усольем ругаются последними словами, когда ранним утром или поздним вечером стоят в пробке на подъезде к городу – видимость нулевая. ГИБДД круглосуточно дежурит на дорогах, чтобы избежать возможных ДТП, пожарные ГУ МЧС и добровольцы в мороз опахивают и заливают очаги, которые вновь воспламеняются то там, то здесь, а жители близлежащих к торфяникам населённых пунктов задыхаются от постоянного дыма.

Откуда взялись эти торфяные горящие залежи, почему они так сильно воспламенились именно в этом году, по каким причинам никто оперативно не может их потушить? – эти вопросы обсудили чиновники 9 ноября на рабочем совещании в правительстве Иркутской области под руководством зампреда правительства Виктора Кондрашова.

Поделиться

Кондрашов попросил глав ведомств, так или иначе работающих с экологией в регионе, рассказать о текущей ситуации с торфяными пожарами и способах выхода из неё, однако уже в первые полчаса беседы выяснилось, что как бы высокопоставленные чиновники не понимали всю глубину проблемы и знали способы её решения – сделать они ничего не могут, не уполномочены. Вереница доводов, оправданий, законодательно противоречивых предложений тянулась более 2 часов, пока зампред, решивший, что спорить о полномочиях можно хоть сутками, не сказал заключительного слова, которое, впрочем, ещё не совсем заключительное – ответственный орган пока так и не определён.

«Можно было потратить 1,5-2 миллиона рублей, перепахать 20-сантиметровый слой торфяников в Усольском районе, и никаких пожаров сейчас бы не было. В настоящее время ситуация такова, что приходится работать всем – средств тратится несоразмерно больше. Мы попали в такую правовую коллизию, что не понимаем, какой орган должен заниматься торфяными пожарами, нет ответственного и, в целом, в законодательстве РФ, конкретного лица, кто бы отвечал за это. Меня беспокоит ситуация следующего года. Судя по прогнозу гидрометцентра, нет гарантий, что лето будет менее засушливым, к осени может всё повториться, надо принимать меры. До конца месяца решим, кто этим будет заниматься», - заявил Кондрашов.

По словам главы минприроды Иркутской области Олега Кравчука, торфяники особенно сильно горят второй год: «На балансе у нас 115 месторождений торфа, мы предложили выделить эти объекты в три класса по степени воздействия на население. Сегодня наиболее проблемными является Картагонская залежь в Усольском районе, Пивоварихинская, Грановская и Большая Бурдугузская – в Иркутском районе. Могу констатировать, что в своё время там были проведены осушительные работы и земли оказались заброшены. Мониторинг регулирования грунтовых вод мелиораторами не производился. Естественно, в условиях двухгодичного маловодья в этих залежах произошли возгорания».

Директор иркутского управления мелиорации земель и сельскохозяйственного водоснабжения Владимир Панфилов уточнил, что осушение земель было проведено в 70-80 годах ХХ века на 22 тысячах гектарах. В настоящее время 80% этих земель не используется, а торф, который там загорелся, может гореть десятилетиями.

Поделиться

Ситуацию с торфяниками прокомментировал замначальника ГУ МЧС по региону Василий Разумнов, он предложил программу действий по борьбе с возгораниями, которая бы включала, во-первых, предупреждение пожаров с созданием карты залежей и мониторингом уровня грунтовых вод, а во-вторых, ликвидацию уже тлеющих очагов. Но кому закупать технику для тушения, кто будет тушить – неизвестно. ГУ МЧС, в первую очередь, работает в населённых пунктах, агентство лесного хозяйства на землях фонда, а торфяники пролегают на землях Иркутской области, за которые ни один орган власти не отвечает.

Говоря о нынешней ситуации с торфяниками под Усольем-Сибирским, Разумнов отметил, что там наиболее сложная ситуация из-за отсутствия близлежащих водоёмов: «Провели примерные расчёты – нам нужно вылить 1,2 миллиона литров воды на усольские торфяники, чтобы потушить их. Наша насосная станция, которая за сутки работы съедает тонну бензина должна три месяца работать».

Представители миприроды, минсельхоза, агентства лесного хозяйства, службы по охране природы региона, центра ГО и ЧС, ГУ МЧС не смогли за совещание договориться между собой – на кого какие возложить полномочия. Минприроды тушить не может, только проводить мониторинг, агентство лесного хозяйства при наличии людей и техники для тушения торфяных горений не уполномочено делать это вне границ лесного фонда (а самые сложные торфяники горят именно вне границ), ГУ МЧС не обладает необходимой техникой и средствами, но тушит возгорания, так как защищает населённые пункты, а прокуратура не вправе никого привлечь к ответственности за торфяной беспорядок, так как, по сути, некого. Итог дискуссии – вплотную заняться торфяниками пока некому, а виновато законодательство.

Екатерина Тимофеева

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter