Р!
01 МАРТА 2021
28 февраля 2021
27 февраля 2021
26 февраля 2021
25 февраля 2021
Исчезающий Иркутск

Отель «Метрополь», где останавливался Колчак

Мощные плечи Русско-Азиатского банка скрывают узенькую улицу Марата, на ней стоит угловой деревянный двухэтажный дом с чудным балкончиком и башенкой на крыше. Если пройти вглубь улицы, оказывается, что это комплекс из трёх зданий – двух деревяшек и обнимающего их длинного каменного дома. Здесь на рубеже XIX-XX веков открылся роскошный отель «Метрополь», где неделю перед своим венчанием с женой жил адмирал Александр Колчак.

Портал «ИрСити» и руководитель Клуба молодых учёных «Альянс» Алексей Петров запустили совместный проект «Исчезающий Иркутск» в ноябре 2014 года. С тех пор рассказано более 50 историй о заброшенных, полуразрушенных памятниках архитектуры и просто знаковых для города зданиях, некоторые из них уже исчезли с карты Иркутска.

Бывший отель «Метрополь» представляет собой комплекс из трёх зданий, обжатых с двух сторон улицей Ярослава Гашека (бывший Юнкерский переулок) и Большаковским (Большевистским) переулком. Двор выходит прямиком на скверик с Биг Беном, по узкой дороге снуют автомобили, под окнами одного из деревянных домов дрожат на ветру ледяные лужи, часть арочных окон здания с мелкой и ровной кирпичной кладкой заложены, прикрыты за ненадобностью. Это кусочек улицы Марата – самой старинной улицы Иркутска. Ей 220-230 лет, раньше она называлась Луговая. А всё потому, что в её округе раньше не было ни скверика, ни банка, ни даже драмтеатра, а были прекрасные луга, где пасли скот.

«Круть ананас», Колчак и публичный дом

Точных сведений о появлении здесь отеля, нет. На портале «Иркипедия» говорится, что в феврале 1899 года владелица этого усадебного места Агафья Иустиновна Волкова обратилась с ходатайством в городскую управу на возведение «дома-особняка и доходного дома», в июне власти разрешили возвести здесь каменную двухэтажку и деревянное одноэтажное здание. Уже 1 октября 1899 года гостиница «Метрополь» приняла первых постояльцев. Это было единственное деревянное здание в Иркутске, у которого был парадный угловой башенного вида вход.

«Первоклассная гостиница «Метрополь», 26 заново отделанных номеров для проезжающих от 1 до 5 рублей в сутки, телефон, газеты, журналы иностранные и русские, электрическое освещение в ресторане и во всех номерах, при ресторане бильярд, отдельные кабинеты, недорогие кухни, поручения опытному повару, на вокзал имеются комиссионеры, прошу извозчикам на вокзале не верить», — зачитывает найденную афишу тех времён Алексей Петров.

«Метрополь» не уступал фешенебельным отелям, его здание было одним из первых, в которое провели телефон, а во дворе был летний сад. Позже его расширили – с 26 до 42 номеров, и гостиница стала одной из самых крупных в Иркутске. Место было популярным, поэтому здесь останавливались извозчики и вечно торчали нищие.

Среди постояльцев гостиницы много знаковых исторических фигур – географ и публицист Григорий Потанин, писатель и драматург Михаил Загоскин, создатель Минусинского краеведческого музея Николай Мартьянов. После открытия Русско-Азиатского банка в 1912 году здесь останавливались бизнесмены. Некоторые клиенты отеля использовали съёмные номера для своей работы. Вот одно объявление: «Приезжий чех, окончивший коммерческую академию в Праге, знающий русский язык, ищет занятий. Прошу обращаться в гостиницу «Метрополь», номер 12».

Но самым известным человеком, который здесь жил, был Александр Колчак – 3 февраля 1904 года он прибыл сюда вместе со своим отцом Василием Ивановичем, и отсюда он вышел на венчание в Харлампиевской церкви с Софьей Омировой.

После минутки романтики Алексей Петров вновь разворачивает распечатанные афиши и рассказывает, что этот отель, а конкретно – его замечательный ресторан – чрезвычайно любили иркутские депутаты. «Почитаем меню. 25 мая 1904 год. Ресторан работал с 2 часов дня до 6 часов вечера. Борщ Скобелевский, суп круть-о-шо, пилав молодой барашка, ленок де Жозе, филе Нике, парфе шоколадное, круть ананас, а также раки крупные живые, картофель молодой, сморчки, шампиньоны. Обед из двух блюд стоил 60 копеек, из трёх – 90, из четырёх – 1 рубль 20 копеек, а из четырёх – 1,5 рубля», — со вкусом перечисляет историк.

Люди здесь останавливались небедные, и, по-видимому, персонал неплохо зарабатывал, потому что денег хватало на благотворительность. Так, по найденной Алексеем Петровым информации, в марте 1904 года сотрудники отеля собрали 164 рубля 80 копеек пожертвований в пользу Красного Креста.

Вокруг «Метрополя» упорно ходят разговоры, будто в одном из зданий комплекса располагался публичный дом. В 2009 году вышел номер газеты «Конкурент», в котором опубликована статья Александра Верхозина «Чеховский Иркутск». В материале говорится о некоей газете, которая несколькими годами ранее рассказывала, что знаменитый русский писатель Антон Чехов, когда во время своей поездки по России заехал в Иркутск, якобы посетил публичный дом в «Метрополе», назывался даже адрес – Марата, 70а. Но Чехов был в Иркутске на 10 лет раньше открытия отеля, так что если и посещал публичный дом, то точно не здесь. Алексей Петров предположил, что здесь могли оказываться в частности эскорт-услуги, учитывая респектабельность гостиницы.

Когда в 1918 году в Иркутск пришли белогвардейцы, гостиницу реквизировали для нужд военного ведомства, здесь жили некоторые члены правительства Колчака. После наступления советской власти дом числился как «здание с жилыми помещениями», в нынешнее время здесь наряду с квартирами располагаются офисы.

Коммуналка с лепниной и высокими потолками

Небольшой деревянный, чуть завалившийся набок дом, что стоит в глубине улицы, кажется нежилым, его кирпичный сосед выглядит не лучше. В него и входим – лестница широкая, бетонная, ведёт на второй этаж, а там – узкая лестница на чердак. На чердаке ничего интересного — обрывки газет, тряпок, бутылок, обломки кирпичей да пыль сантиметров в 5-8 толщиной.

Стряхнув с себя пыль десятилетий, чуть смеясь, выходим обратно – на холодный двор. Второй деревянный дом такой же неприветливый. В нескольких окнах – открыты форточки, где-то даже горит свет, но никто не открывает и не отзывается. Ещё одна дверь оказывается открытой, крепкая скрипучая лестница ведёт на второй этаж, здесь широкая сборная дверь и тоже никого.

А вот главное здание с башенным входом занимает охранное агентство «Сэйв». Попадаем в неширокий холл, за стеклянным окном сидят суровые мужчины и женщина. Смотрят строго – всё-таки серьёзная компания. На вопрос, есть ли что-то старинное в здании, нам отвечают, что раньше здесь находился публичный дом, а сейчас ничего древнего не осталось.

На встречу нашей доблестной группе выходит генеральный директор компании Станислав Кузнецов. Он уводит нас в свой кабинет, прерывает объяснения Алексея Петрова и с горящими глазами исследователя уверяет, что сам может рассказать об истории этого дома.

Оказывается, что охранное агентство располагается в доме уже около 20 лет, всё это время потихоньку его расселяет и реставрирует. Генеральный директор рассказывает, что даже проводил исторические исследования – так мужчина увлёкся памятником.

Станислав Кузнецов, кажется, чуть взволнован и не может усидеть в своём кресле: «Первоначально дом был бревенчатый, где-то в районе 50-х годов его обшили, мы эту обшивку постепенно меняем, реставрируем. Под обшивкой нашли такую табличку: «Страховое общество «Саламандра» с указанием года – 1846-й».

Это год основания в Санкт-Петербурге общества, ставшего на тот момент третьей крупной страховой компанией в Российской империи.

По словам Кузнецова, на первом же этаже размещался знаменитый ресторан «Метрополя», рядом со входом – стойка администратора, или, как сейчас принято говорить, «ресепшн». А вот где конкретно жил Колчак, можно только предполагать, собственникам не удалось докопаться до этой информации.

В советские годы на первом этаже красивого дома располагалась коммунальная квартира, ещё в 90-х был сделан ремонт, стены обшиты гипсокартоном. После прихода охранного агентства всех жильцов расселили, восстановили коридорную стену, усилили фундамент, чтоб деревянный дом «встал». Последние коммуналки прекратили своё существование в 2007—2008 годах – старики умерли, а молодёжь разъехалась.

«Отец моего друга и партнёра – ему сейчас 83 года – достаточно долго здесь жил. Я сам много в детстве времени здесь проводил. Знаете, здесь был коммунальный рой, как в фильме «Покровские ворота». Классическая советская коммуналка, то есть собирались все, стол накрывали на кухне, газовые плиты – у каждого своя, бельё висит на верёвках», — со смехом вспоминает Кузнецов.

Восстанавливали дом, его окна и ставни по редким сохранившимся фотографиям. Из уходящего – небольшие элементы лепнины в ещё неотреставрированных квартирках, из ушедшего – широкие ворота с колоннами во двор.

Просимся зайти хоть в одну квартиру, и Станислав Кузнецов берёт связку ключей и ведёт нас на второй этаж, где ещё остались жилые помещения. Поднимаемся по довольно узкой, чуть поскрипывающей крепкой деревянной лестнице. Резные добротные перила исшарканы тысячами рук людей, что ходили здесь.

Стук в одну дверь, в другую – тишина. Глава охранного агентства открывает одну из небольших квартирок, показывая на лепнину по периметру потолка, уверяет, что здание – памятник федерального значения.

Коридор просторный, сейчас – скрыт в лёгком сумраке. В некоторые квартиры ведут двойные высокие двери – признак старинного дома.

Станислав Кузнецов подтверждает – строили с душой и на века: «Здесь все венцы нормальные, только первые два были подгнившие, брус крепкий, лежит ровно, 100 лет так пробыл, не гниёт и ещё столько же проживёт».

После тепла живого, старинного памятника и почти мальчишеского интереса в глазах Станислава Кузнецова нам хотелось улыбаться на этой холодной, сырой осенней улице. Приятно, когда находятся заинтересованные люди, готовые копаться в каждом брёвнышке, исследовать каждую ступеньку, с придыханием касаться старинных перил и открывать высокие двери. Да, иногда городу везёт на душевных, глубоких людей. Если бы везло чаще, не было бы униженных разбитых деревяшек с подгоревшими синяками вместо окон, не было бы полузабытых, полузаросших деревьями и мусором улиц, да и сам красавец-Иркутск не смотрелся бы таким угрюмым и хаотичным. Вот только история не знает сослагательного наклонения.

НазадВперёд
3 отзыва
На E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

"Просимся зайти хоть в одну квартиру, и Станислав Кузнецов берёт связку ключей и ведёт нас на второй этаж, где ещё остались жилые помещения. Поднимаемся по довольно узкой, чуть поскрипывающей крепкой деревянной лестнице. Резные добротные перила исшарканы тысячами рук людей, что ходили здесь.Стук в одну дверь, в другую – тишина. Глава охранного агентства открывает одну из небольших квартирок, показывая на лепнину по периметру потолка".То есть? Все жилые квартиры в этом доме собственность директора охранного агентства? Или почему он открывает их без позвления хозяина?  

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Так и есть, на правах управляющего. 

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

очень интересно, спасибо!

ПОПУЛЯРНОЕ
ПОПУЛЯРНОЕ
ПОПУЛЯРНОЕ
ПОПУЛЯРНОЕ