20 мая
19 мая
18 мая

На госдолг накинули петлю

Депутаты заксобрания Иркутской области на сессии 21 февраля негодовали – минфин региона поставил их перед фактом о новых обязательствах, которые региональный бюджет взял на себя, чтобы попасть в программу реструктуризации бюджетных кредитов на 7 лет. В частности, парламентариев не устроил слишком маленький «манёвр» для решения задач по социально-экономическому развитию, который остаётся при заморозке госдолга.

В конце сентября 2017 года на заседании президиума Госсовета в Ульяновске президент России Владимир Путин анонсировал запуск программы реструктуризации накопленных регионами бюджетных кредитов с 1 января 2018 года. По мнению главы государства, «фактически это дополнительные деньги, дополнительная помощь регионам со стороны федерального бюджета». По задумке Путина, субъекты смогут высвободить деньги, то есть получить дополнительные ресурсы, с помощью которых они смогут выполнить социально-экономические задачи, связанные с созданием новых рабочих мест и повышением уровня жизни граждан.

В ноябре появился проект правил реструктуризации, согласно которым регионам предоставляется рассрочка по погашению основного долга и процентам с 2018-го по 2024 год включительно с возможностью досрочного погашения. Право продлить реструктуризацию до 12 лет получат только те регионы, которые покажут в 2018–2019 годах рост доходов выше уровня инфляции.

В случае нарушения правил регионам грозят «меры дисциплинарного воздействия». Так, если должник просрочит выплату или погашение реструктурированного кредита и не заключит допсоглашение, ему придётся единовременно выплатить весь долг. Исключением является ситуация, если в субъекте сменился губернатор или если есть «обстоятельства непреодолимой силы».

Эти правила были утверждены 13 декабря, а уже 25-го минфин Иркутской области подписал с Минфином России допсоглашения о реструктуризации привлечённых ранее бюджетных кредитов на общую сумму более 6 миллиардов рублей. Региону было дано 3 месяца, чтобы принять соответствующий закон, поэтому проект нормативно-правового акта внесли на сессию заксобрания 21 февраля.

Первый замминистра финансов Иркутской области Александр Каневский рассказал, что в первые 2 года (2018—2019-е) регион должен отдать по 5% от реструктурированной задолженности, или по 334 миллиона рублей ежегодно. В 2020 году – 10%, далее – по 20%. Кредитная ставка реструктуризации составляет 0,1%. При этом он подчеркнул, что в случае обеспечения роста налоговых и неналоговых доходов консолидированного бюджета выше инфляции возможна пролонгация ещё на 5 лет – до 2029 года. Такое решение может быть принято в 2020-м.

Таким образом, в ближайшие 2 года снизится потребность в коммерческих заимствованиях в общей сумме около 5 миллиардов рублей: в 2018-м — 3,1 миллиарда, в 2019-м – 1,9 миллиарда. При этом затраты на обслуживание госдолга будут снижены, и к 2024 году общая экономия составит 1,6 миллиарда рублей (в 2018-м, в частности, — 20,9 миллиона). Эти деньги можно будет направить на «иные социально значимые расходы и реализацию инфраструктурных проектов».

При этом обязательства, которые взял на себя регион, по словам Каневского, «достаточно жёсткие». Во-первых, регион должен до 2024 года обеспечить дефицит не более 10%, во-вторых, поддержание уровня госдолга не более 20%. В-третьих, ежегодный прирост рыночных заимствований (облигаций и коммерческих кредитов) должен составлять не более половины прироста налоговых и неналоговых доходов. Это, по мнению минфина, самое «тяжёлое» для региона. При этом коммерческие кредиты должны привлекаться по ставке, не превышающей ключевую ставку, увеличенную на 1 процентный пункт, то есть по нынешним данным – не более 8,5%. По словам Каневского, в кредитном портфеле Иркутской области заключены соглашения с банками по ставке 8,47% и по «плавающей» ставке (ключевая плюс 1%), поэтому регион сможет это условие выполнить. Также регион должен реализовать «план по оздоровлению финансов».

Депутат Андрей Лабыгин поинтересовался, почему проект этих допсоглашений не был представлен в законодательное собрание. Каневский ответил, что «никто никакой орган не вырезал», документы подписывались «в сжатые сроки», процедура принятия их прописана в постановлении правительства РФ. При этом смена условий не предусмотрена – «можно согласиться или не согласиться».

Кузьма Алдаров уточнил информацию по уровню госдолга. По словам замминистра, этот показатель у Иркутской области не самый низкий в России, но при этом в течение последних 2 лет незначительно снижается. Так, на 1 января 2017-го он составил 17,7%, или 18,8 миллиарда рублей, а на 1 января 2018-го – уже 16,3%, или 18,5 миллиарда. Правилами реструктуризации бюджетных кредитов определены группы регионов по уровню госдолга, для каждой из этих групп – свои условия. Например, субъектам, у которых госдолг равен более 50%, требуется ежегодно снижать его по 2%, для тех, у кого ниже 50%, — не наращивать госдолг с 1 января 2019 года.

«Федеральная власть заинтересована, чтобы госдолг субъектов не наращивался, а находился в определённых границах, чтобы бюджеты регионов были устойчивыми», — подчеркнул Каневский.

Он также заметил, что ограничение уровня дефицита бюджета в 10% планируется внести в качестве изменений в Бюджетный кодекс (сейчас норма – 15%). Для Иркутской области это не так страшно – в последние годы регион, по словам замминистра, не превышал эту планку.

Спикера заксобрания Сергея Брилку возмутило требуемое «замораживание» госдолга на 20%, хотя экономически безопасный уровень – 30%. В параметрах утверждённого трёхлетнего бюджета уровень госдолга на 2018 год составляет 29%, в 2019-м – 34%, в 2020-м – 38%.

«Мы себя связываем до 2024 года — ни манёвра, ничего, а если возникнет острая необходимость, блестящая идея придёт — по привлечению инвестиций, которые позволят наращивать налоговые доходы. По сегодняшнему долгу до 20% остаётся меньше 4%, то есть 4-5 миллиардов рублей – это то, что мы имеем в резерве. Со 140-миллиардным бюджетом иметь манёвр в 4 миллиарда – это подозрительно для меня», — заявил парламентарий, предложив «побороться за 30%».

Тогда Каневский рассказал, каковы обязательства взял на себя Красноярский край. Его госдолг оценивается в 95 миллиардов рублей, или 59% на 1 января 2017 года, он обязан ежегодно снижать его на 2%. «Я не соглашусь, что это достаточно несложное мероприятие. Чтобы снизить госдолг даже на 2%, необходимо принять бюджет с профицитом», — подчеркнул замминистра. При этом Красноярскому краю придётся более быстрыми темпами снижать объём рыночных заимствований, на которые приходится 76% госдолга.

Но Брилка предрёк сложную ситуацию с бюджетом Иркутской области: «Мы с вами приняли бюджет, развернули программы на 3 года, определили направления действий. Но мы в 2019 году – на 14% выбрасываем из программ, в 2020-м – на 18% уменьшаем наши возможности. Мы будем кроить бюджет!»

Каневский попытался его успокоить, заявив, что принятый бюджет «был стартовым», тогда не было окончательных цифр по собственным доходам, поэтому на 1 января прогнозировался госдолг в 25,8 миллиарда рублей, или 23,6%, а по факту получилось значительно ниже. В рамках мартовских уточнений планируется пересмотреть входящие параметры.

Рассмотрение этого вопроса потребовало дополнительного проведения бюджетного комитета, на котором были представлены все шесть дополнительных соглашений, подчёркнуто, что нет замечаний ни со стороны Контрольно-счётной палаты, ни прокуратуры.

Сенатор Виталий Шуба заметил, что участие в реструктуризации может стать хорошим аргументом региона при работе с правительством РФ по привлечению федеральных денег. «Ситуация с госдолгом в стране очень сложная, 3 триллиона рублей – это накопленный долг при доходах бюджета в 15 триллионов 150 миллиардов рублей. Исходя из названных цифр президент РФ и внёс предложение, что нам необходимо отказаться от предоставления бюджетных кредитов, провести реструктуризацию и сэкономить определённую сумму», — пояснил сенатор.

Он заметил, что можно принять одно из двух решений – либо продолжить работу в том же правовом поле, что и раньше, либо пойти по пути реструктуризации. Как пример будущих взаимоотношений с федеральным центром Шуба привёл доведение минимального размера оплаты труда до размера прожиточного минимума с 1 мая с учётом северных надбавок. Для бюджета Иркутской области цена вопроса составляет 4,5 миллиарда рублей, при дальнейшем расчёте – даже больше. «Иркутская область будет обращаться в правительство РФ за поддержкой, нам необходимо получить дотацию. По условиям соглашения это возможно, если остаёмся в том правовом поле, то ожидать поддержку будет затруднительно», — подчеркнул Шуба.

Каневский сообщил депутатам, что правительство региона «будет стараться» выполнить все взятые обязательства в 2018 году, тем самым смягчая для себя условия реструктуризации по госдолгу и рыночным заимствованиям.

Считается, что за счёт увеличения уровня госдолга субъектовый бюджет может вкладываться в крупные инфраструктурные проекты, которые затем компенсируют издержки, приращивая налоговые доходы региона. Поэтому, с одной стороны, заморозка госдолга для Иркутской области может означать остановку на 7 лет (а в перспективе и на все 12) в развитии, с другой стороны, регион ориентирован на привлечение частных инвестиций, взамен предоставляя широкий спектр льгот (а от этого регион теряет, по оценкам минфина, порядка 11 миллиардов рублей).

Кроме того, при обсуждении бюджета на 3 года заявлялось о хорошем наполнении доходной части в 2017 году, по итогам прошлого финансового периода собственные доходы Иркутской области составили более 113 миллиардов рублей. На 2018-й заложен осторожный рост (до 115,7 миллиарда), который при условии, что федеральный центр не придумает новых соцобязательств, поможет выполнять запланированную расходную часть и удерживать госдолг.

При этом Каневский заверяет, что регион не может допустить снижения налоговых доходов из-за взятых ранее обязательств при привлечении федеральных дотаций: «Федерация предостерегает регионы злоупотреблять госдолгом, но нам до злоупотребления далеко».

Добавить отзыв
Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить