Город Всё о Байкале Маленький, но гордый бизнес Туризм «В горах человек знакомится с самим собой». Как иркутянин бросил всё ради того, чтобы водить людей в походы

«В горах человек знакомится с самим собой». Как иркутянин бросил всё ради того, чтобы водить людей в походы

Поговорили с гидом Антоном Гаером о первых путешествиях, любви к Саянам и страхах перед походами

Антон Гаер — гид и путешественник

— Самая высокая моя точка — пик Ленина. Я его покорил в 2019 году. Взошел и подумал: «На хрен эти ваши высотные походы, больше не пойду». И через неделю повел группу на Эльбрус, — рассказывает иркутский гид и путешественник Антон Гаер. Его имя широко прогремело в этом году: мужчина отправился в одиночную экспедицию на сапе по Байкалу, проплыв вдоль его берегов его с юга на север. Посмотреть сюжет об этом можно в нашем коротком видео.

Антон Гаер за 17 дней в одиночку проплыл вдоль Байкала на сапе

Но вообще-то Антон уже несколько лет водит группы в походы, создав первый в Иркутске турклуб нового формата. Мы поговорили с ним о том, как его хобби превратилось в дело жизни, а также о придирчивых туристах и самых красивых местах Прибайкалья.

«В горы пошел в обычных кроссовках»

Антону Гаеру 35 лет. Свой юбилей он отметил как раз во время сап-экспедиции. Но это, конечно, для него не первая такая авантюра. Плотно с туризмом жизнь Антона связана уже около 15 лет, хотя и в школьные годы турслеты оставляли приятное послевкусие. А проходили они в Осинском районе — там Антон родился и вырос.

— Но, можно сказать, что впервые в поход я пошел в 2008 году, меня тогда друзья позвали на скальники. А весной 2009 года друзья предложили сходить на Мунку-Сардык. Я спрашиваю: «А это что такое?» Они в шутку: «А это гора самая высокая… в мире». Я отвечаю: «Ну пошли тогда», — вспоминает Антон.

Походами он увлекся, будучи студентом

Но Мунку в тот раз иркутянина не принял. С собой у парня тогда не было не просто необходимого снаряжения — Антон даже забыл варежки и потерял шапку. Да и в целом понимания, что такое горы, у него тогда тоже не было. Но оно пришло. И пришло в том же году: Шумак раздвинул границы молодого парня.

— Дали мне тогда какой-то рюкзак цвета хаки, старый, советский. У него были тоненькие лямки, и в какой-то момент мне стало казаться, что, если я начну его поправлять, он мне плечи просто отрежет. В обычных кроссовках, футболке и шортах пошел тогда. Мне было в целом несложно на перевалах, подъемах.

«Пока шли, я постепенно понимал, что это мое пространство, мне в этом пространстве комфортно»

Это вот как дома: знаешь, где что лежит, — и тут точно так же. Как будто это всегда жило во мне, — рассказывает иркутянин.

С того момента Антон стал чаще ходить в походы, водить друзей и знакомых — еще на любительском уровне, в свободное от работы время.

«Обрубил всё, чем я занимался»

Так прошло пять лет. За это время Антон успел бросить университет, где изучал информационные системы в машиностроении, начал прилично зарабатывать — так, что этого хватало на несколько машин, мотоцикл, регулярные путешествия. Параллельно продолжал водить знакомых в походы. Познакомился со своей будущей женой Екатериной. Поворотным стал 2014 год, когда к Антону пришло осознание, что туризм — это именно то, чем он хочет плотно заниматься.

Походы почти сразу стали частью жизни Антона

— В 2014 году всё поменялось. Я обрубил всё, чем занимался. Понял, что нужно заниматься тем, что лучше всего получается, что нужно найти какую-то свою нишу. Решил, что нужно бросать всё, что у меня есть. Я просто собрал все вещи, приехал к Кате на работу в обеденный перерыв и повез ее в ЗАГС. Что-то щелкнуло в голове в секунду, я понял, что нужно что-то менять, — рассказывает Антон.

Именно тогда появился турклуб «Катон» (Катерина и Антон. — Прим. ред.). Это был туристический клуб новой волны — таких в Иркутске просто не было. Идея состояла в том, чтобы сделать его не структурой для своих, а открытой площадкой, через которую собирать в походы всех желающих.

И, как признаёт Антон, на первых порах даже близкие не верили в успех предприятия. Иркутянин создал страничку во «ВКонтакте», и сначала с ним за символическую плату в походы ходили друзья. Потом друзья друзей. Потом друзья друзей друзей. А потом, как снежный ком, начали присоединяться и незнакомые люди.

Антон говорит, что наши Саяны — это непаханое поле для туризма

— Я изначально хотел, чтобы стоимость походов была небольшая. Она и сейчас фактически выходит по себестоимости. У нас цены просто адекватные. Я никогда не закладывал туда маржу, сверхприбыли. Потому что не хотелось обделять людей, у которых небольшой бюджет, — объясняет Антон.

И поначалу финансово семье было тяжело, говорит он. По сути, более или менее стабильный доход этот бизнес Антону начал приносить только последние годы.

— Но желания всё бросить не было, я понимал, что это развивается. Я планирую лет на 10–15 вперед, как и любой бизнесмен. И я тогда уже видел общую картину, — добавляет гид.

«Любить походы и любить их водить — две разные планеты»

Долгое время Антон самостоятельно занимался развитием клуба, сам водил в походы, сам занимался организаторской частью. А через три года эту историю подхватила и его супруга: Екатерина — блестящий организатор, который фактически занимается всей внутренней инфраструктурой походов. Например, именно она закупает и планирует продукты для каждого маршрута.

Новые маршруты Антон разрабатывает сам

При этом Антон и Екатерина встретились совсем не в туристической тусовке, а во время городских игр Encounter — ребята были в одной команде.

— В моей картине мира тогда в планах не было женитьбы. Я думал, что построю дом, заведу собаку и буду жить один. Но Катя как-то срезонировала со мной настолько, что я понял, что это тот самый человек, с которым я хочу прожить свою жизнь, — делится Антон. — Туризмом она особенно не занималась тогда. На Шумак я ее впервые сводил. Она пошла в половине моих вещей, потому что не было какой-то одежды, снаряжения. Это было в 2013 году.

Гид рассказывает, что идея водить людей в походы возникла у него практически сразу, как только он сам начал в них ходить: хотелось как можно большему количеству людей показать, какой мир красивый и большой — гораздо больше представлений о нём, загнанных в рамки городской суеты. И это совсем не то же самое, что просто любить ходить в походы.

— Ко мне приходят люди устраиваться на работу, говорят: «Я люблю ходить в походы, люблю природу» и так далее. Я сразу же говорю, что любить ходить и любить водить — это две разные планеты, вообще, — говорит Антон.

«Чтобы водить походы, нужно еще научиться самому кайфовать от происходящего, от общения с людьми»

Гидов, кстати, он начал набирать не сразу. По началу Антон к идее набрать команду относился скептически: не очень понимал, как это будет устроено. Сейчас в «Катоне» 20 человек, и уже сменилось целое поколение гидов. С каждым годом требований к ним всё больше. Сейчас, например, гидом работать без профильного образования вряд ли возьмут.

— От гида многое зависит, мы далеко не всех берем. Надо сказать, что мы в походах обучаем наших туристов. Поход — это, конечно, отдых, но немного другой, чем мы привыкли. Гид — такой же человек, с ним может произойти всё что угодно, — объясняет Гаер. — Потому на протяжении всего похода мы человека обучаем существовать автономно. В конце у нас каждый может делать всё: ставить палатку, разводить костер, находить воду. Туристы у нас не стоят в сторонке, они взаимодействуют, общаются, знакомятся, начинают дружить.

А также следует философии, что туристы в группах должны быть включены в походную жизнь непосредственно

И несмотря на такую философию «Катона», встречаются и такие люди в группах, которые считают, что раз заплатили деньги, то им все всё должны — их мало, но стало больше за последние два-три года. Причем самыми придирчивыми, говорит Антон, оказываются иркутяне.

«Если горами заболел — без них уже невозможно»

Постепенно в Иркутске начали появляться и другие турклубы новой волны. Многие из них создали люди, которые сначала ходили в походы с Гаерами. И, конечно, группы они водят по тем же маршрутам.

— Мне не обидно, что люди уводят маршруты. Но чувство превосходства, что мы первые, всё-таки есть. Пока они заняты чем-то уже привычным, мы делаем что-то новое, — рассказывает Антон. — Мы первые начали на Хулугайшу водить, на трехтысячники. И каждый наш маршрут держится по несколько лет, другие клубы не могут найти тропы. Даже следят иногда за нами, догоняют на маршрутах, чтобы их раскрыть.

Антон считает, что для походов важна в первую очередь внутренняя готовность

Каждый новый маршрут, отмечает он, разрабатывается по-разному. Иногда взгляд падает на интересное место во время очередного похода, иногда идея приходит во время разглядывания карты. Сейчас в «Катоне» много времени уделяется именно многодневным походам, хотя и вылазки выходного дня — того, с чего начинался клуб, — всё еще остаются в программе.

Сам же Антон очень любит горы. И именно Саяны. Говорит, много где бывал, но Саяны остаются самыми притягательными.

— Да, они не очень высокие, но дикость природы, озёра, реки, вся система гор завораживает. Мне нравится пик трех капитанов на Шумаке — он очень разнообразный. Вначале идет подъем по руслу реки, много водопадов, цвет реки — черный, долина впереди, острые пики, цветочные поляны. Причем каждый месяц разные цветы. У меня был период, когда я за сезон пять раз сходил на Шумак и фактически видел, как там живет природа. Если горами заболел, без них уже невозможно, — делится Гаер.

Но начинать он всё же рекомендует с небольших походов

Но и обратная сторона такой созидательной жизни всё же есть. Антон признаёт: из-за того что походы — это уже неотъемлемая часть повседневности, возникает некоторое выгорание, стираются границы между походной и городской жизнью. И сейчас он пытается с этим бороться — делегирует некоторые функции в своем бизнесе другим людям. А ведь планы на будущее грандиозные: набрать больше сотни гидов по всей стране.

Ради таких видов многие и преодолевают себя

И всё же, несмотря на то что некоторая усталость дает о себе знать, Антон отмечает, что стабильная работа в офисе — это не про него.

— Я же ребенок 90-х, и у меня изначально всё против системы. Мне говорят, что так невозможно сделать — а я сделаю. Открывать планету — это же здорово. У меня в голове не укладывается: вот Земля, тут столько прекрасных неизведанных мест.

«Можно взять любой водопад, развивать это место, создавать инфраструктуру. Вместо этого люди воюют»

Я вообще этого не понимаю. У нас столько уголков природы, и мне везде хочется побывать, — объясняет он.

«В горах слетают все маски»

Антон отмечает: по-хорошему, если есть желание начать ходить в походы, сначала нужно делать ставку на однодневные, потом увеличивать их продолжительность. Такой постепенный подход позволяет понять, что тебе нравится, какое снаряжение нужно, какой у тебя темп.

— Что касается снаряжения, многие говорят: «Я боюсь дождя или снега». Но сейчас снаряжение есть от всего: от дождя, от снега, от холода, от жары. Раньше-то как ходили: собрался зимой в валенках, тулупе, пошел с палочкой. И ходили же всё равно. Сейчас всё есть, а люди до сих пор жалуются в походах, — говорит гид.

Виды с восточной стороны Эльбруса

А еще — многие, добавляет он, заранее себя начинают ограничивать, поскольку считают, что у них нет и физической подготовки, и снаряжения. И хотя эти аспекты, конечно, важны, но в первую голову должна быть внутренняя готовность идти в поход. В том числе в горы.

— Поскольку я уже много лет общаюсь с большим количеством людей, которые со мной ходят в группах, то обрел некоторые психологические навыки: немного пообщавшись с человеком, я могу определить, готов он к восхождению или нет, — объясняет Антон. — Кому-то говорю, что вот на Эльбрус я могу тебя взять, но ты в этом году не зайдешь. А кто-то и с первого раза может взойти. У меня девчонка в группе была — впервые в жизни ночевала в палатке и зашла со мной на Эльбрус.

«То, что у тебя нет опыта какой-то походной жизни, еще ничего не значит»

Самое главное — это внутренние психологические настройки, себя подготовить к трудностям, чтобы не было неожиданностью, что ты понесешь тяжелый рюкзак, что брод нужно переходить или в гору, — отмечает он.

Если же человеку на душу ложится этот стиль жизни, то гиды видят, как он развивается: растет, становится проще, избавляется от городских замашек, начинает с уважением относиться к природе.

А это кадр с сап-экспедиции Антона по Байкалу

— В городе все спрятаны за масками. Машины, квартиры, деньги. В горах эти маски снимаются. Часто ходит какой-нибудь директор Сбербанка, работник склада, врач, и этого директора Сбербанка учит жизни складской работник. Полицейские часто ходят. Люди становятся просто людьми — такими, какие они есть. Люблю смотреть, как люди сами с собой знакомятся, человек так открывается и сам себя узнаёт, — делится Гаер.

Жизнь в походе, особенно длительном, будто замедляется, добавляет он. Если в городе мы примерно знаем, как будет развиваться день, планируем его, то на природе так не работает.

«Любой поход — это целая жизнь. Там каждый день что-то новое происходит»

— Ты хочешь в гору, а пошел дождь — в поход ты не идешь, а идешь за грибами. И ты живешь там только для себя. Там нет других задач, кроме как подумать о себе. Голова от повседневных задач освобождается и есть возможность подумать о своем развитии, — говорит Антон.

Напомним, ранее Антон Гаер рассказал «ИрСити», как совершил одиночную сап-экспедицию по Байкалу с юга на север. Также мы рассказывали об иркутянке Арине Черенковой, которая занялась дайвингом на Байкале, преодолевая страх погружений. А тренер Александра Кобылкина поделилась своей историей борьбы с лишним весом и возвращением себе не только тела, но и себя.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
5
Читать все комментарии
ТОП 5
Мнение
Увез бабушку в госпиталь и продал квартиру. Три истории о том, как собственники теряли жилье
Екатерина Торопова
директор агентства недвижимости
Мнение
Слоны ходят по дорогам, папайя стоит 150 рублей. Россиянка провела отпуск на Шри-Ланке — сколько это стоит
Алена Болотова
директор по продажам 72.RU
Мнение
Как бить жену правильно и почему все зря набросились на имама из Казани, который этому учит
Галеева Венера
Мнение
Отстоять очередь и не упасть в обморок. Что не так с маршрутками, которые идут через Академический мост?
Ксения Власова
Заместитель главного редактора ИрСити
Мнение
«Мы тут надолго не задержимся». Молодая мама без прикрас рассказала о жизни в Березовом под Иркутском
Даниил Конин
журналист ИрСити
Рекомендуем
Объявления