НОВОСТИ
25 НОЯБРЯ
24 ноября
23 ноября

«Исчезающий Иркутск»: Стойкий деревянный солдатик на Франк-Каменецкого

Дом на улице Франк-Каменецкого, 30 а, некогда принадлежавший иркутскому купцу второй гильдии Михаилу Тарабыкину, стоит словно престарелый, поджарый и несгибаемый деревянный солдатик. По левую руку от него – многоквартирный дом советской постройки, по правую – пустырь, а прямо за ним, словно вот-вот наступит и раздавит – многоэтажная новостройка. Журналисты портала «ИрСити» вместе с руководителем клуба молодых учёных «Альянс» Алексеем Петровым направились к купеческой усадьбе, чтобы разузнать её историю.

По пути Петров рассказал, что о купце Тарабыкине он узнал из энциклопедии по истории купечества и коммерции Сибири, которая вышла в Новосибирске в 1997 году. Сведений о владельце мало – известно только, что в 1903 году он торговал бакалейными товарами.

Фото: Яна Ушакова

«А вообще, это дом на улице Мясной. Улица получила название Франк-Каменецкого только в 1942 году. Раньше здесь стояли мясные ряды, и все они, как говорится, были муниципальные – принадлежали городу, а выручка от аренды шла в городской бюджет. Фамилии Тарабыкина я не встречал ни в каких летописях – по-видимому, он не вёл никакой публичной жизни. Согласно документам службы сохранения памятников, здание постройки начала XX века, конкретная дата не уточняется. Но, если посмотреть судебный документ о праве собственности на дом, то построили его в год революции – 1917», — рассказал историк.

Документ, о котором говорит Петров, опубликован на сайте «РосПравосудие», из него следует, что в 2012 году владелец шести квартир дома В.Е. Стефановский и хозяйка остальных шести Е.А Геевская получили право собственности на дом-памятник культуры местного значения. Отныне они должны были решать вопросы по его реставрации.

Фото: Яна Ушакова

Двухэтажное строение вместе с постройками, некогда четырьмя флигелями, которых мы не нашли, заброшено, но опрятно – мы обошли его кругом. На главную улицу здание смотрит одним весьма колоритным балконом, резными узорами и закрытыми ставнями на первом этаже, разбитыми стёклами на втором. Внутри – темнота и тишина, а снаружи сараи и баки, под завязку набитые мусором.

«В скольких мы домах уже были? Ведь это первый из всех, который не сгорел, не развалился и не замусорен», — удивилась фотограф проекта Яна Ушакова.

И правда – дом ничуть не кос, чист. Кажется, будто кто-то незримый еженедельно выметает из него весь сор. Пока мы потихоньку осматривали ветшающую отделку, к нам вышли жительницы соседнего, советского дома, одна из них — Светлана Иосифовна, как оказалась, раньше жила в бывшей усадьбе Тарабыкина и уже более 40 лет следит за её судьбой. С этого момента, началась современная история дома – сложная и запутанная.

Фото: Яна Ушакова

«Прежние жильцы покинули дом 7-8 лет назад. Когда мы съехали – дом был красивенький. А этот застройщик Стефановский хитрил-мудрил и что-то вымудрил. Сейчас дом в частных руках, но почему-то его не реставрируют… Зато жгли уже три раза», — начала свой рассказ Светлана Иосифовна.

Выяснилось, что Владимир Стефановский – это строитель, возводящий многоэтажку, почти наступающую на «деревяшку». Он же наполовину с некой Геевской (такая же, кстати, фамилия у экс-депутата думы Иркутска, в офисах которого проходили обыски по делу о коррупции с землёй — ред.) владеет деревянным памятником.

По словам Светланы Иосифовны, около 8 лет назад дом расселили – кто-то продал квартиры, а кому-то застройщик соседней новостройки сделал предложение, от которого нельзя было отказаться – благоустроенную квартиру взамен старой. Таким образом все и разъехались.

«Может быть, он его приватизировал для того, чтобы снести, а потом, когда его признали памятником, забросил», — предполагает вторая жительница соседнего дома Татьяна Борисовна.

Согласно всё тому же юридическому документу о решении Куйбышевского суда Иркутска, дом является памятником и охраняется законом с начала 2000 года, поэтому при выкупе и оформлении в собственность нынешние его владельцы точно знали, с чем имеют дело.

Фото: Яна Ушакова

«Вот эти кладовки принадлежат непосредственно этому дому. Вот тот высокий каменный гаражик – это была кладовка. Её незаконно сделала женщина, которая работает в областной администрации. Раздолбила стенку. Заняла чужую кладовку. Она не имела права этого делать», — не унималась Светлана Иосифовна.

Фамилию чиновницы, якобы построившей гараж, она назвала, и если у органов власти будет желание разобраться, то мы поделимся этой информацией.

Тем временем вторая соседка Татьяна Борисовна уже принесла фонарик, чтобы показать, как дом выглядит изнутри.

«Дом стал гнить – на него солнце перестало попадать из-за того, что новостройка загородила свет. Однако он всё равно хорошо сохранился. Сделан на века – из листвяка. Его бы сейчас чуть отреставрировать и можно ещё долго использовать», — сообщила по пути собеседница.

По её словам, когда-то, до застройки, здесь было место красивых деревянных особнячков, а поодаль стоял яблонево-грушевый сад. А потом дома потихоньку стали сжигать – один за другим. Когда территория была расчищена, началось строительство: сад тоже почти срубили – деревья мешали проведению теплотрассы.

Фото: Яна Ушакова

Вооружившись фонарём мы зашли в холодные коридоры безлюдного дома – квартиры бывших жильцов закрыты на замки, в кладовой валяется какая-то старая одежда, цветочный горшок и какие-то пластмасски. За сундуком с возможными сокровищами мы решили слазить на чердак.

Фото: Яна Ушакова

«Какая чистота, а крыша почти целая», — удивился Петров. Яна тем временем нашла вырванные из книги «Сказка о Тройке» братьев Стругацких страницы и сметную документацию, вероятно, на новостройку – рисунок дома очень похож на натуральную постройку.

Больше там, увы, ничего не было – разве что матрац какого-то одинокого бомжа-отшельника.

На том мы и спустились обратно, обошли дом ещё раз, приметили старый скворечник, узнали, что некогда к особняку прилагалась лестница на второй этаж, которую уже давно разобрали на брёвна, а в одном из закрытых коридорчиков обнаружили потрескавшийся раритетный столик с резными ручками, стул старинного образца, зеркало в пластмассовой рамке и тюль, некогда для красоты повешенный на стену. Да… думается, в былые времена здесь жили хозяйственные люди, любившие свой дом.

Фото: Яна Ушакова

Что сказать о судьбе памятника? Возможны несколько вариантов. Либо, однажды, пламя не успеют потушить вовремя, и он сгорит – по вине бомжей ли или каких-либо заинтересованных лиц. А может быть, застройщик разберёт дом на брёвна — об этом говорит их нумерация — и перевезёт в другое место. Главное, чтобы дом не сгнил в неведомом складу на окраине города, а оказался в достойном, наполненном светом месте.

Добавить отзыв
Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить