Р!
26 СЕНТЯБРЯ 2020
25 сентября 2020
24 сентября 2020

Выборы: идёт война

Девять дней осталось до того момента, когда избиратели Иркутска определят победителей выборов в городскую думу. Уже 15 сентября мы узнаем имена 35 человек, которые будут принимать решения — иногда даже судьбоносные для Иркутска. Политологи считают, что состав представительного органа областного центра обновится примерно на 2/3. Но ни один из экспертов не решается выдвигать какие-то уверенные версии развития событий после 14 числа. Все лишь сходятся во мнении, что сейчас избирательная кампания в Иркутске больше похожа на поле военных действий, а руководит войсками большой и красивый серый дом.

Искатели блох

Действующий состав думы Иркутска начинался с октября 2009 года. Тогда из 35 мандатов 33 получили кандидаты от партии «Единая Россия», одно место досталось выдвиженцу «Справедливой России», ещё одно — самовыдвиженецу. Доктор юридических наук, профессор Иркутского госуниверситета Сергей Шишкин 4 сентября во время круглого стола, посвящённого выборам, заметил, что в 2009 году всё проходило спокойно, даже «нежно». По его мнению, мощных сил, способных помешать победителям, просто не было. Пять лет назад «выдвинулся тот, кто должен был выдвинуться, и победил тот, кто должен был победить». В 2014 году, по словам эксперта, электоральная поляна лучше, чем 5 лет назад, а значит, и конкуренция выше. «Сегодня на рынке объявились разные силы. Ну, например, два серых дома – маленький и большой. Обострились противоречия, связанные с активизацией строителей, представителей ЖКХ. Реально богатые люди стали участвовать на выборах. Самые богатые, правда, получили согласие сразу двух серых домов. Менее богатые, может, только одного. А просто богатые сами решили попытать счастье», — отмечает Шишкин.

Однако противоречия, по словам профессора, имеют более глубокую основу. Выборы в думу Иркутска – это одновременно и отголосок прошедших в 2013 году выборов в Законодательное собрание Иркутской области, и подготовка к предстоящим голосованиям в 2015 году.

«Они своего рода послесловие прошедшим в 2013 году выборам в Законодательное собрание Иркутской области, где была обкатана некая технология новым губернатором, была сложена добрососедская связка с «Единой Россией». Они, наверно, посчитали, что отработанные технологии можно распространить и на муниципальные выборы. Даже специалисты, которые обслуживали «Единую Россию» и властный сегмент в 2013 году, плавно перетекли и в этот год. Кроме того, это как-то связано и со следующими выборами 2015 года, например, выборы мэра Иркутска. Понятное дело, что люди присматриваются к этой должности в том числе и через проращивание своих креатур на уровне гордумы. Это подмостки к той избирательной кампании. Также — не очевидно, но не исключаю, что в 2015 году могут состояться выборы губернатора Иркутской области. А 25% населения региона проживают в Иркутске — электоральное поле широкое. Поэтому хорошо бы и в структурах муниципальной власти иметь аффилированных лиц, представителей, которые бы в течение года вели бы подготовительную работу к этому событию для того, чтобы как можно больше голосов обеспечить действующему главе исполнительной власти Иркутской области», — пояснил Шишкин.

Поскольку конкуренция очень высокая, а значение выборов колоссальное, для устранения «неплановых» кандидатов используются суды, в которых юристы, зарабатывая кто как может, по словам эксперта, выискивают «блох в современном избирательном законодательстве».

Речь идёт о противоречиях между региональным и федеральным законодательством. В июне в федеральный закон об основных гарантиях избирательных прав были внесены изменения, которые касались процедуры выдвижения кандидатов политическими партиями. Если раньше пакет документов, в который входит партийный список и приложенные к нему заявления кандидатов о согласии быть выдвинутым от этой партии, необходимо было представлять в окружные избирательные комиссии напрямую, то сейчас партиям пришлось «заходить со второго этажа» – направлять документы в городской избирком. Если последний заверял партийный список, то копии документов направлялись в окружную комиссию. По мнению Шишкина, законодатель, по-видимому, решил свести к минимуму всякие контакты с окружными комиссиями, чтобы исключить коррупциогенный фактор.

Но главное, что заксобрание региона не внесло соответствующие поправки на июньской сессии, тем самым не сняв всякую возможность найти лазейки. А суды, точнее юристы, воспользовались этим. В результате по решению суда с предвыборной дистанции сошло и продолжает сходить большое количество кандидатов, многие из которых могли мы обострить гонку за депутатскими мандатами. Так, например, было снято пять кандидатов от партии «Справедливая Россия». А как сообщили ИА «БайкалПост» в областном суде, вообще по региону в судах рассматривалось около 90 подобных дел.

Цинизм правосудия

Есть и другие основания для снятия кандидатов с выборов. Некоторые из них поражают своей абсурдностью. Так, например, кандидат от «Справедливой России» действующий депутат Ольга Жакова рассказала, что её сняли по чисто формальному признаку – в месте, где указывалась прописка кандидата, не было написано «Иркутская область». Ещё у одного кандидата суду не понравилось то, что он вместо «Академика Курчатова» указал «Ак.Курчатова» — как в паспорте. А ведь федеральный закон таких оснований для снятия кандидатов не предусматривает. Интересно, что суды «творчески» развивают свои мнения. «Одним из оснований стало то, что форма сведений о доходах не соответствует федеральному законодательству. Причём мы её оформляли по образцу, утверждённому избиркомом. Избирком документы принял и кандидата зарегистрировал. Суд первой инстанции не обратил на это внимание, а второй – уже заметил», — подчеркнула Жакова.

По мнению так же пострадавшего кандидата от «СР» генерального директора компании «ГрадСтрой» Ильи Кручинина, это делается, потому что власти нужны «удобные» люди – работники бюджетных сфер. Кроме того, во власть рвутся строители, потому что в 2015 году в Иркутске грядёт земельный передел, так как с 1 января полномочия по распоряжению земельными участками вернутся обратно на муниципальный уровень.

Но тем не менее, по словам Шишкина, даже если кандидат подаст кассацию на решение областного суда, который увидел не там поставленную запятую и снял человека с выборов, то пострадавший всё равно упрётся в те же ворота. Потому что кассационной инстанцией считается президиум областного суда.

«Это администрирование избирательной кампании носит беспрецедентный характер. Я за 28 лет своих наблюдений и участий в различных выборах не видел, чтобы с такой степенью правового цинизма вершилось правосудие в сфере избирательного права в Иркутске», — подчеркнул Шишкин.

ФИО предвыборного беспорядка

Политолог Сергей Беспалов достаточно смело высказался по поводу массового снятия кандидатов с выборов. По его мнению, запускает и координирует все эти процессы никто иной, как первый заместитель председателя правительства Иркутской области Николай Слободчиков.

«У нас считается, что выборы – процесс сугубо административный, и из него никаких страшных вещей в социум не выходит. На самом деле это не так. Есть яркий пример – страна Украина. Всё начиналось с вопроса: кому кем править, а теперь там гражданская война. У любого явления есть фамилия, имя и отчество. В нашем регионе человек, который запускает все эти процессы, координирует их, – это первый заместитель губернатора Николай Слободчиков. Он и не скрывается особо. Думаю, что когда Сергей Ерощенко уйдёт в отставку, перед Слободчиковым выстроится очередь из желающих объяснить ему разницу между региональным и федеральным законодательством. Я думаю, что он это хорошо понимает. И что через день после ухода губернатора у нас этого человека с пропиской в Иркутской области тоже не будет», — пояснил Беспалов.

По его мнению, результатом судебных разборок, которые сейчас идут в Иркутске, может стать нелегитимная дума: «Конфликты будут решаться в лучшем случае скандально, в худшем – полусиловыми, силовыми или откровенно криминальными методами. Потому что есть, что делить».

Как заметил Беспалов, Иркутск могут ожидать не только политические, но и социальные потрясения – такие, которые в последние несколько лет действуют в Братске и Ангарском районе. Из-за личных интересов нескольких людей думы этих двух муниципалитетов признаны нелегитимными. Обе территории фактически остались без полноценных руководителей. А избирательные кампании там проходят не менее тяжело и резонансно, чем в Иркутске.

«И теперь мы в эту же зону турбулентности кидаем сейчас Иркутск», — отметил Беспалов.

Ненавистная досрочка

Федеральный законодатель в 2014 году вернул досрочное голосование, которое должно состояться за 10 дней до выборов. В Иркутской области досрочное голосование стартовало 3 сентября. Чтобы проголосовать досрочно, избирателю необходимо просто прийти на избирательный участок, предъявить паспорт и написать заявление с указанием уважительной причины. Только документов, способных доказать подлинность «уважительной» причины законодатель не предусмотрел.

Как сообщил политолог Алексей Петров за первый день досрочно проголосовали 315 человек, из них 67 человек по одному округу №6 в Ленинском районе. Эксперт негативно высказался по поводу досрочной «заразы»: «Первые выборы после введения досрочного голосования состоялись в Тулуне. Оказалось, что 10% от тех, кто пришёл на избирательные участки, — это досрочники. И их голоса очень сильно повлияли на волеизъявление граждан, потому что разница составила всего 37 голосов».

Но больше всего политолога «зацепили» причины, которые указывали иркутские досрочники: «Понимаю, что состояние здоровья, командировка – это уважительная причина. А что такое «участие в политических и культурных мероприятиях»? Что это за мероприятия такие, что за целый день человек не сможет проголосовать? Или «иные причины». Что это вообще?».

Главный редактор журнала «Иркутские кулуары» Андрей Фомин вообще заявил, что активно ведётся подкуп избирателей: «Возле школы №80 стоит паренёк и предлагает по 300 рублей, чтобы люди пошли голосовать за кандидата».

«Речь идёт о ментальности, — заметил Шишкин, — то есть используются особенности русского характера. Деньги возьмут, половина сделает, а половина не сделает. На автобус на подвоз зачастую садятся люди административно зависимые – это люди с производства, со смены. Никто ж зайцев не ловит на сквере Кирова».

Ставка на достоинство избирателей

По мнению Петрова, состав городской думы обновится значительно – примерно на 2/3. Поэтому возникает вопрос: кто станет новым председателем думы, то есть фактически вторым человеком в городе после мэра?

Как подчеркнул Фомин, новая дума будет более технической, чем та, которая была сформирована в октябре 2009 года при тогдашнем мэре Иркутска Владимире Якубовском.

«Это будет дума, которая должна вести себя очень смирно. Её председатель должен быть человеком, который по движению губ должен догадываться, чего хочет Сергей Ерощенко или Николай Слободчиков. Вопросы с землёй очень важны. Потому что в Иркутске намечается передел собственности. В Иркутске очень много мест и территории заняты неправильными с точки зрения администрации людьми. Поэтому передел собственности начнётся после выборов думы», — пояснил Фомин.

Кручинин высказался более резко: «Наша завтрашняя дума может быть похожа на элитный детский сад с очень богатыми няньками. А кто председатель, они сами решат, сами поделят свои кресла».

Профессор Шишкин выступил против таких мнений: «Мы должны верить в тот город, в котором мы живём. Мы должны верить, что здоровье города значительно выше, чем демонизм отдельных личностей местной или даже областной власти».

По его мнению, на пост председателя думы могут претендовать три человека – нынешний начальник думы Александр Ханхалаев, главврач клиники иркутского медуниверситета Гайдар Гайдаров и директор «Объединения «Ермак» Олег Геевский.

«Ханхалаев на полном серьёзе будет претендовать. Ему нравится, он был заместителем две пятилетки, он в материале, он не обладает серьёзной харизмой, будет покладистым. Гайдар Гайдаров будет предлагаться партией «Единая Россия», если она получит 25 голосов. На самом серьёзном уровне может претендовать Олег Геевский, который много раз выступал с проектами по развитию городской среды», — заметил Шишкин.

Так или иначе, насмотревшись политических баталий, избиратели могут действовать по методу Лобачевского. Может попросту сработать чувство собственного достоинства. Как это было в 2010 году, когда иркутяне высказали абсолютно протестное мнение, выбрав вместо обласканного региональной властью Сергея Серебренникова коммуниста Виктора Кондрашова.

1 отзыв

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Ещё раз для Ксении Власовой. Этих 35 кандидатов следовало не выбирать, а просто принять на работу. Через центр занятости. Как и любого смертного. С заключением трудового соглашения (общественного договора) с обязательной отчётностью 1 раз в полгода. Не за горами то время, когда само понятие "выборы" исчезнет из правового поля и даже из привычной лексики. На смену ему уже идёт научное профессионально-нравственное тестирование. Методика отработана и начала применяться ещё 15 лет назад. Именно - в центрах занятости, при определении потенциала соискателей. Но почему-то исключительно к раб-силе. А "слуги народа" чем лучше? Хозявва так называемые.

ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ