НОВОСТИ
20 ОКТЯБРЯ
19 октября
18 октября

Штаб Навального – когда никто не любит

Пять месяцев в Иркутской области действуют два штаба российского оппозиционера Алексея Навального, за это время прошло два массовых антикоррупционных митинга, несколько неприятных происшествий с задержаниями, избиениями и битьём стёкол. Кто работает в этих штабах, как им удаётся заявлять о себе, нужно ли в борьбе за избирателя переходить на личности и помогает ли это самому Навальному в его политическом самопиаре – разбирался портал «ИрСити».

Оппозиционер Алексей Навальный намерен принять участие в выборах президента России в 2018 году. Для этого после официального старта избирательной кампании ему надо будет за месяц набрать 300 тысяч подписей. Поэтому в 2017 году Навальный начал открытие предвыборных штабов в регионах России. В Иркутской области действует два штаба — в Иркутске и Братске. Между тем, по мнению главы Центризбиркома Эллы Памфиловой, у Навального почти нет шансов быть зарегистрированным из-за судимости по делу о хищения в «Кировлесе».

Что такое штаб Навального в Иркутске и кто такой Сергей Беспалов?

Впервые об открытии штабов Навального в Иркутской области стало известно в январе 2017 года – об этом на своём сайте сообщил руководитель федерального штаба Леонид Волков. Тогда анонсировалось, что в Иркутске такой штаб заработает в апреле, а в Братске – в июне. Официальное открытие на карте Навального состоялось 17 июня, но, как утверждали местные руководители, штабы работали задолго до этого. В Братске официально объявлено о начале работы на митинге 12 июня. В Иркутске всё было немного сложнее. Формально его деятельность началась с марта, но из-за проблем с поиском помещения сроки официального открытия неоднократно переносились.

Руководителем штаба Навального в Иркутске стал Сергей Беспалов – человек, известный своими резкими высказываниями на острые политические темы, к обсуждению которых он привлекался в качестве эксперта-политолога. Ему 43 года, окончил Иркутскую государственную экономическую академию, выпускник Московской школы политических исследований. Несколько раз участвовал в выборах как кандидат, но эти попытки не принесли успеха.

В 2008 году на выборах в заксобрание Иркутской области он выдвигался от партии «Зелёные», которая набрала по области 5,38%. В 2013-м – набрал 2,23% голосов на выборах в региональный парламент по одномандатному округу №2. В 2014-м снят с выборов в думу Иркутска шестого созыва по округу №13. На выборах в Госдуму РФ в 2016 году выдвинут партией ПАРНАС по иркутскому одномандатному избирательному округу №93. Получил 2,2% голосов. Кроме того, в 2010 году работал в штабах кандидатов-оппозиционеров на выборах мэров в Иркутске и Братске, оба кандидата — Виктор Кондрашов и Александр Серов – победили. В 2015-м поддержал первого секретаря обкома КПРФ Сергея Левченко на выборах губернатора Иркутской области. Беспалов с 2012-го по 2016 год входил только в одну партию – это «Демократический выбор».

Сергей Беспалов, руководитель штаба Навального в Иркутске
Фото: Андрей Темнов

В феврале 2017 года появилась информация, что Беспалов возглавит иркутский штаб Навального. «Мне было приятно, что мне это предложили, и я не стал отказываться. У меня давно есть жизненная стратегия: должна быть конкуренция во власти, должна быть сменяемость власти. Мне это выгодно как гражданину России, я вижу, что когда нет сменяемости власти, я беднею, когда есть – у меня дела очень сильно улучшаются», — рассказывает ИА «БайкалПост» сам Беспалов.

1 июня, после нескольких месяцев поисков подходящего помещения, штаб разместился в доме-памятнике на Тимирязева, 38, помещение отремонтировал сам собственник. 31 мая Беспалов заявил, что шесть или семь человек напали на сына владельца помещения и избили его. На следующий день полиция начала проверку по этому факту.

Фото: Скриншот со страницы Сергея Беспалова в Facebook

По словам Беспалова, кроме него, никто в штабе больше не получает деньги, волонтёры работают за идею. У руководителя штаба заключён обыкновенный трудовой договор с одним из фондов, который занимается делами Навального.

«Я открываю дверь в штаб, слежу за порядком и безопасностью штаба, организую то, что необходимо по должностной инструкции, например, я слежу за тем, чтобы волонтёры вели себя прилично, чтобы соблюдалась их безопасность, чтобы в нужное время распространялись материалы о кампании Навального. Адвокат Вячеслав Иванец помогает нам бесплатно», — объясняет свои полномочия Беспалов.

За время существования штаба Беспалов организовал два крупных антикоррупционных митинга – 26 марта и 12 июня. По его словам, на данный момент в волонтёры штаба Навального записалось более 800 жителей Иркутска. Это люди самых различных профессий в возрасте до 35 лет. Волонтёров Беспалов ценит и уважает, разрешает им самим выступать в качестве организаторов некрупных акций. В ближайшее время он хочет устроить для них образовательный процесс – лекции на политические темы и не только.

17 июня иркутский штаб посетил руководитель центрального штаба Навального Леонид Волков.

Фото: Кирилл Фалеев

Предполагалось, что на встречу приедет сам оппозиционер, но после митинга 12 июня его арестовали на 30 суток, затем время сократили до 25 суток. Беспалов утверждает, что Навальный обязательно посетит Иркутск, но произойдёт это, скорее всего, осенью. По словам главы регионального штаба, Иркутск важен на некой внутренней карте посещений Навального, так как здесь люди уже голосовали за оппозицию (например, в 2010 году на выборах мэра Иркутска выиграл выдвинутый от КПРФ Виктор Кондрашов, единоросс Сергей Серебренников набрал в 2 раза меньше голосов — ред.), также в регионе «низкий уровень политического насилия».

Сергей Беспалов затрудняется говорить о своих политических перспективах в случае победы Навального или его поражения:

«В этой системе власти таким, как я, места нет, это понятно — потому что система. Мне предлагали в неё войти, я мог стать депутатом заксобрания от КПРФ или даже от «Единой России». Когда я был в коалиции с Левченко, у меня была мечта стать министром образования, я понимаю, что в современном образовании нужен очень мощный политический сдвиг. Но он такого решения не принял. Я понимаю ситуацию таким образом: в стране должны произойти сильные политические изменения, должна система поменяться, должна появиться конкурентность».

По мнению Беспалова, в стране воцарился авторитарный режим, который «выкачивает деньги из экономики» и «увеличивает уровень политического насилия в обществе».

«Дальше я не вижу перспектив, потому что мы страна – изгой, мы под санкциями, мы исключаемся из мировой экономики, проблемы, которые возникают, по всему миру решались 50 лет тому назад. Зачем мне это нужно? Иммигрировать я не собираюсь: я слишком ленивый, чтобы учить английский язык. Детей у меня четверо, детям я желаю добра и хочу, чтобы они жили здесь», — рассказывает он.

8 июля штаб провёл несанкционированную акцию «Агитационный субботник», результатом которой стало задержание пяти волонтёров и изъятие печатной продукции, по мнению полиции, агитационного содержания.

Фото: Фото взято из группы "Команда Навального - Иркутск" в соцсети "ВКонтакте"

Ещё 7 июля Беспалов в своём аккаунте в Facebook опубликовал официальный ответ администрации Иркутска, которая отказала штабу Навального в проведении пикета. В частности, в мэрии усмотрели в акции и в её целях – информировать граждан о выдвижении Навального на выборы президента — признаки агитации. Как объяснялось в документе, по федеральному законодательству агитационный период ещё не начат, а официального уведомления о выдвижении Навального не поступало.

После акции и реакции на неё полиции движение в защиту прав избирателей «Голос» фактически защитило сторонников Навального по всей России, заявив, что их действия являются не политической агитацией, а политической рекламой, что не запрещается избирательным законодательством, а действия полиции по задержанию граждан и изъятию печатной продукции — незаконны.

Полиция не стала комментировать задержания и изъятие печатной продукции.

Штаб в Братске. Что там?

Штаб Навального в Братске возглавляет Александр Пахомов. Ему 31 год, окончил Братский государственный университет по специальности «Юриспруденция», после этого работал журналистом на местном телевидении, потом пошёл в армию, вернулся, работал в детском доме-интернате сначала специалистом, потом завотделением, уволился. Во время кризиса выучился строительным профессиям, уехал на север.

Руководитель штаба Навального в Братске Александр Пахомов
Фото: Фото взято из группы "Команда Навального - Братск" в соцсети "ВКонтакте"

«Насмотрелся там всякого, вернулся обратно, поражён был, даже в окно было печально смотреть, не то, что выйти на улицу», — делится Пахомов.

Мартовские митинги против коррупции произвели на мужчину большое впечатление, и он решил открыть штаб Навального в Братске: «Потому что это правильно с моральной точки зрения, ну и уже ясно, что победит Навальный и прогресс. Зашёл на сайт, оказалось, что они ищут координатора в штаб, написал им, резюме своё отправил, и всё, практически тут же они на меня вышли».

Было это в апреле, в мае Пахомов стал активно «продвигать дело Навального» в городе, а 12 июня официально открылся штаб:

«Мы начинали всё по-тихому делать, потому что ожидалось, что будет что-то такое: когда все узнали, что штаб открывается, нам начали стёкла бить. Тогда уже было нечего скрываться, на митинге и заявили об открытии, а после митинга уже спешно собирали мебель».

Фото: Фото взято из группы "Команда Навального - Братск" в соцсети "ВКонтакте"

По словам Пахомова, первый раз неизвестные разбили стёкла 9 июня, в ночь на 12-е – всё повторилось, поэтому сейчас поверх решёток на окнах натянуты сетки, работает несколько камер и охрана. Штаб стал походить на крепость, поэтому, по мнению его главы, неизвестные переключились уже лично на него – в ночь на 15 июня были разбиты стёкла в его квартире и квартире брата. 17 июня штаб посетил Леонид Волков, после этого подобных инцидентов не было.

Фото: Фото взято из группы "Команда Навального - Братск" в соцсети "ВКонтакте"

У Пахомова так же, как и у Беспалова, есть трудовой договор с фондом Навального. «Я координирую работу штаба, плюс я тут как юрист — все уведомления подаю, заявления в прокуратуру. Координирую связь с московским штабом, решаю организационные вопросы, вопросы корреспонденции, слежу за работой соцсетей. Ну, ещё и оборону штаба организую», — смеётся собеседник агентства.

В Братском районе зарегистрировано около 300 волонтёров. Средний возраст – 17-19 лет, то есть это ученики старших классов, абитуриенты и студенты. Есть и исключения из правил: «Николай Яковлевич, волонтёр, ему 88 лет. Это один из первостроителей города. Приходит постоянно, приносит газеты. Также он член общественного совета МВД города, на пикете разговаривал с полицией, чтобы она волонтёров не трогала. Есть совсем молодые — 13-летний Егор, приходит, интересуется, о политике любит поговорить».

Интерес молодёжи к штабу Навального Пахомов объясняет так: «Это новое поколение, в цифровую эпоху рождённое. Они по развитию, по-моему, превосходят меня, информации в головах больше, чем в моей. Им особо терять нечего, перспектив не видят в нашем уже загнившем обществе. Они пытаются спасти себя, у них выбора нет, им надо что-то делать. Тем более не в вакууме живут, они прекрасно видят, как их сверстники живут даже в ближнем зарубежье».

Агитсубботник 8 июля также прошёл с проблемами, хотя не такими, как в Иркутске. Как говорит Пахомов, администрация согласовала проведение пикета и кубы с баннерами. Но полиция увидела в этом незаконную агитацию, в итоге кубы и листовки были изъяты, волонтёры — опрошены, а в отношении самого руководителя начато административное расследование:

«Администрация у нас действует в рамках законодательства. Уважение вызывает, что наша администрация не опускается до откровенного идиотизма, как в других регионах. Я вижу, что полиция тоже не с охотой препятствует, видно, что просто поступил приказ по этой статье (незаконная агитация – ред.) пытаться на нас давить», — считает Пахомов.

Фото: Фото взято из группы "Команда Навального - Братск" в соцсети "ВКонтакте"

Мужчина рассказывает, что местные СМИ никак не освещают деятельность штаба Навального: два из них контролируются администрацией, третье – «не настолько оппозиционное, как хотелось бы».

«Леонид Волков прилетал, никто из местных СМИ не присутствовал, по-моему, практически нигде такого не было в кампании Навального», — замечает Пахомов.

СМИ о штабе Навального

У самого Алексея Навального есть канал на Youtube с 1,3 миллиона подписчиков, поэтому, наверно, оппозиционер не сильно заморачивается работой на СМИ. Но руководителям местных штабов, чтобы заинтересовать как можно большее число избирателей, необходимо задействовать все каналы связи. Поэтому я решила посмотреть, насколько активно местные средства массовой информации интересуются жизнью штаба.

В число рассматриваемых медиа вошли «Иркутск онлайн» (портал Irk.ru), «Телеинформ», «Иркутскмедиа», «ИркСиб», «Альтаир», «Байкал24» и портал Newsbabr («Бабр»), который не зарегистрирован как средство массовой информации, но сотрудники которого зачастую относят себя к журналистам. Учитывались материалы, опубликованные с января по июль 2017 года. Вот, что у меня получилось.

Как видно из графика, местные СМИ избирательно подходят к освещению деятельности штаба Навального в Иркутске. Можно предположить, что это, с одной стороны, связано с ангажированностью местных медиа, их заинтересованностью в связях с администрацией Иркутска или правительством региона, с другой стороны, это можно быть объяснено недостаточно яркой работой самих штабов: низкой эффективностью проводимых акций, тотальной незаметностью мелких пикетов с раздачей листовок и низкой агитационной активностью лидеров иркутского и братского штабов в соцсетях. Интерес журналистов к крупным акциям протеста, в основном, объясняется возможностью отследить настроения в обществе, определить целевую аудиторию подобных митингов и запечатлеть событие как факт.

Скандал с интервью Беспалова

10 июля портал «NewsBabr» опубликовал интервью Сергея Беспалова, который породил столько негатива в медиа-тусовке, что заходить в Facebook временами было просто страшно – как бы тебя самого не подпалили в пылу словесных драк за честь женщин и средств массовой информации. В частности, Беспалов «проехался» по главному редактору ИА «Телеинформ» Екатерине Вырупаевой, журналисту Галине Солониной, руководителю «Бабра» Дмитрию Таевскому, главному редактору «Восточно-Сибирской правды» Александру Гимельштейну. «Фейсбучными» склоками дело не закончилось — на портале было выложено небольшое интервью самой Вырупаевой, которая ещё раз опровергла свою причастность к провокации на митинге 26 марта.

Кто-то Беспалова поддержал, заметив, что многие вещи надо было сказать давно. Самые жёсткие оценки последовали от тех, кого Беспалов обидел в интервью.

Таевский прокомментировал так: «У человека прямо талант наживать себе даже не врагов, а тех, кто не будет с ним общаться никогда. Что же, у каждого свой путь».

Галина Солонина в комментариях к этому посту ответила на вопросы, был ли её муж Пётр Солонин на Донбассе, о чём резко высказывался в интервью глава иркутского штаба: «По контракту не был. Был добровольцем, занимался ремонтом техники. И мы уже ниже выяснили, откуда информация. Фейк, который даже по годам его пребывания там не совпадает. Хотя я понимаю, как бы кое-кому хотелось обвинить меня в чёрных злодействах, в душегубстве, а раз не выходит, то хоть мужа оклеветать».

Блогер и политолог Сергей Шмидт, защищая честь своей жены Екатерины Вырупаевой, разместил длинный пост обо всей этой истории, который начинался так: «Есть мнение, что только суд может защитить честь и достоинство человека, ставшего объектом лжи и клеветы. Вот уважаемый Игорь Дронов, довольно неожиданно для меня проникнувшийся доверием к судам в путинской России, вчера высказал такое мнение. Я этого мнения, пожалуй, не разделяю. И вовсе не по причине доверия или недоверия к судам. В суде надо решать имущественные, трудовые, коммерческие конфликты. Честь и достоинство тот, у кого они есть, может отстоять и без судебного сутяжничества. Назвать публично лжеца и подлеца лжецом и подлецом и обосновать сказанное. А уж публика пусть сама разбирается, кто прав…»

Отозвались на это интервью и другие журналисты. Ника Песчинская рассудила: «Не поняла — а по какой причине столько трагизма вот тут в обсуждениях? Что такого болезненного? Что такое пресса, все понимают: власть приходит и уходит, а медиа-тусовка должна работать при любых условиях. Главное — читателям не особенно близко к сердцу всё принимать, но это, по-моему, настолько понятно, что официальные медиа просто по определению не могут говорить от себя. Если уж кто-то так хочет от них правды, то пора уже изобрести какой-нибудь условный знак, как у заложников, вроде «не верьте ни одному моему слову, меня заставляют».

Анна Суркова удивилась : «Мне очень странно, что Сергей Беспалов выбрал для нападок журналиста с кристальной репутацией. Причём сначала, по его версии, Екатерина Вырупаева организовывала провокацию на митинге, теперь вот он её обвиняет в штрафе экологической организации. Да, напрямую меня этот конфликт никак не задевает. Но я знаю одно — если не заступиться за честного человека, когда его втаптывают в грязь, то завтра на его месте можешь оказаться ты. Это то, чему меня научили местные информационные войны с 2015 года».

А политолог Алексей Петров пытался утихомирить спорщиков: «Пора прекращать воевать. Может быть, обеим сторонам попробовать пожить друг без друга, не провоцировать другую сторону. Это обращение, в том числе, и к участникам известного интервью. За взгляды никого никогда не отфрендил. Наверное, неправ. Но это моё право на правду».

Сам Беспалов в дискуссии почти не принимал участия, поэтому я поговорила с ним и об этом «происшествии». В частности, он объяснил суть конфликта с Дмитрием Таевским и Екатериной Вырупаевой.

По словам Беспалова, с Таевским он поссорился из-за высказываний последнего про февральский митинг в честь годовщины убийства Бориса Немцова. Якобы Таевский обвинил участников митинга в том, что они получают за это деньги:

«Таевский писал тексты, что Беспалов – плохой, не умеет общаться с прессой. Был пикет на Бабре, посвящённый годовщине убийства Немцова, «Бабр» написал, что было мало людей – они все получают за это деньги. Я этих людей знаю, и знаю, что эти люди лично знали Немцова, и они точно не получают деньги. Темнов (заместитель главного редактора «Бабра» — ред.) эту информацию убрал тут же. Текст до сих пор висит, но в виде фоторепортажа».

По словам Беспалова, конфликт с журналистками Солониной и Вырупаевой – больше личный, но перешёл в публичное пространство. Изначально они не сошлись во мнении по поводу Украины. А за два дня до митинга 26 марта на «Телеинформе» вышла статья-опровержение причастности Левченко к митингу. Беспалов поговорил «по-мужски» с руководителем проекта Михаилом Дроновым, кроме того, главу иркутского штаба не устроила фотография, которую выставили вместе с текстом – Беспалов в очках в ноябре 2007 года. А ситуацию с провокаторами на митинге он описал так:

«Ровно через два дня — митинг, на него приходят провокаторы, в этот момент порядком занимался Слава Иванец (адвокат Вячеслав Иванец – ред.), он мне звонит, а я в это время подаю людям микрофон. Он говорит, что на митинге провокаторы, спрашивает, что делать. Я спрашиваю: «Кто там рядом, кто медийно обслуживает провокацию, кто ими руководит?» Он отвечает: «Я не знаю, кто ими руководит, тут рядом стоит Вырупаева». Я это написал, и им не понравилось».

Беспалов называет это конфликтом, «что считать правдой, а что – ложью». Он, например, рассказывает, что между двумя поездками Петра Солонина (муж Галины Солониной – ред.) на Донбасс он пытался устроить его на работу, «бегал с ним», не смотря на разные политические точки зрения. Вспомнил он и о своём обвинении Петра Солонина в некоей причастности чуть ли не в убийстве людей:

«У меня есть друг из Братска, он учился в школе №30, а я — в школе №9, а его папа был моим классным руководителем. Это Женя Демьянов — военный корреспондент украинского агентства «Униан», он, когда напьётся на линии фронта, начинает мне звонить. Он и рассказал, что какой-то Солонин то ли сам расстреливал, то ли стоял рядом, когда какого-то пацана расстреливали. У меня внутри всё упало — он звонит по телефону, меня слушают. И когда я не выдержал и про этого написал, они стали выть, что это неправда. Но мир-то больше, ребята, я могу телефон дать, звоните ему».

По словам Беспалова, случай с избиением сына арендодателя, получивший большое освещение в СМИ, несправедливо назвали «запланированной акцией». Первым СМИ, которое рассказало о происшествии, стало ИА «Интерфакс». «Потом вся наша медиа-тусня начала писать длинные тексты о том, что это был сговор, «да вы не понимаете, сколько стоит купить «Интерфакс», — какой-то бред сумасшедшего! Потому что это был единственный журналист, который просто выполнил свою работу», — объясняет Беспалов.

«Я бы крайне не хотел, чтобы эти люди отравляли воздух вокруг меня, потому что они медийные, публичные, у них ещё достаточно много авторитета. Ко мне волонтёры приходят и говорят: «Сергей Александрович, а вот тут «Бабр» написал, а что происходит?» И я читаю лекцию. И при этом приходит Темнов и говорит: «Дети, это редактор «Бабра». У них раздрай в мозгу», — делится Беспалов.

Он замечает, что штаб Навального «получает политическое насилие»: «У меня есть мальчик, его брат в НОДе (Национально-освободительное движение — ред.), который его колотит. У меня отчислили аспиранта МГУ, ещё одного — из «нархоза». Есть учительница, я лично ездил к директору и разговаривал с ним: «Давайте так, либо она работает, либо вы не работаете». У меня есть девочка-олимпиадница, чемпион России по праву, поступила на юрфак в МГУ, мама и папа работают в полиции, и маму пытаются уволить».

По словам Беспалова, это интервью «Бабру» никак не отразится на его имидже или на работе штаба: «В «личку» написали несколько людей, что давно надо было это сказать, потому что невозможно же читать уже. Наша задача – выкинуть этих людей из жизни. Не надо думать, что наша работа для того, чтобы им было хуже, нет, она — чтобы остальным было лучше».

На вопрос, как он в целом относится к журналистам, Беспалов иронично замечает: «Вы мне звоните, я вас не знаю, я пойду на улицу, я не пойму, что этот человек мне полчаса назад звонил, я вам рассказываю такие вещи — не интимные, но очевидно не лакированные. Как я отношусь к медиа-сообществу? К тому медиа-сообществу, которое звонит мне и задаёт вопросы, я отношусь хорошо, к тому медиа-сообществу, у которого нет вопросов, а есть сразу готовые ответы, я отношусь плохо. В моём понимании медиа – это люди, которые находят истину и передают её».

Конфликт «для местного разлива»

Я попросила Сергея Шмидта попытаться абстрагироваться от ситуации и оценить обстановку с точки зрения эксперта-политолога. Часто лояльный b ироничный комментарий Шмидта на этот раз оказался жёстким.

Сергей Шмидт заметил, что деятельность Беспалова – это признак того, что «Госдеп не руководит нашей оппозицией», а резкие заявления «не помогают оппозиции, а вредят»: «Я считаю, что Навальный должен участвовать в президентских выборах. Это будет справедливо для тех людей, которые недовольны происходящим в стране. Всем известно, что такие люди есть и они не имеют вообще никакого политического представительства в нашей стране. Если поставить ситуацию, когда на самых главных выборах им будет не за кого голосовать, ничего хорошего не случится ни с ними, ни с обществом в целом. Я могу допустить, что такое неадекватное поведение профессиональных сторонников Навального во многом действительно обусловлено экстремальной ситуацией, в которой они оказались в политике. Хотя не оправдываю это поведение. Точно также не могу оправдывать задержания, тем более совсем жёсткие методы расправы».

Шмидт назвал работу штаба неэффективной: «Если брать иркутский штаб, то мы видим, что основной информационный повод – это интервью руководителя штаба Навального с оскорблениями и клеветой, а не какая-то агитационная деятельность и даже не задержание его активистов. Это говорит о низкой профессиональной компетенции организации движения Навального в Иркутске».

Генеральный директор «Байкальского аналитического центра» Сергей Ильин вообще заявил, что акции протеста, скандальные интервью, задержания – методы политтехнологии:

«Эпатаж становится формой позиционирования политического в расчёте, видимо, на обывательский уровень, пробить его, завоевать интерес, привлечь внимание и с помощью этого дальше решать свои задачи, а задачи простые – победить на выборах. И все эти митинги под антикоррупционными лозунгами — это некое красивое прикрытие в расчёте на общественное воздействие. На самом деле цель одна – дестабилизация политической ситуации, она не направлена против конкретных коррупционеров, она размыта, что и настораживает. В этом смысле всё, что происходит в регионах, в сумме должно дать эффект по России. Регионы отличаются. Даже подсчёты численности участников сильно разнятся. Это говорит не о том, что где-то больше коррупции, это говорит о том, что организаторы где-то лучше сработали, где-то — хуже».

А цель самих штабов, по мнению Ильина, — заработать денег: «Мотивация — получить деньги, удовлетворить потребности, продолжать жить, потому что не дали жить другие. Текущий момент, сиюминутность, психология бытия, сама жизнь заставляет так поступать».

Как заметил Ильин, с конкретными фактами – задержания, избиения – должны разбираться правоохранительные органы, которые, в частности, определят, а был ли сам факт.

Коллега Беспалова – глава братского штаба Александр Пахомов – подтвердил, что читал интервью Беспалова, и согласился с ним в высказываниях, касающихся Навального: «Сергей всё чётко сказал, всем, кто приходит, я говорю то же самое, — 100% Навальный победит в ближайшей перспективе, интонацию Сергея понимаю, всё сделал правильно. Но вообще я не фейсбучный парень, не знаю вашу иркутскую тусовку, которая вроде как формирует общественное мнение. Я не думаю, что у нас (в Братске – ред.) Facebook формирует общественное мнение, я сам ни в какие полемики не вступал. Я бы, конечно, вступил, но где бы эту полемику найти, у нас такого нет».

Беспалов уверен, что местные разборки особо никак не повлияют на Навального: «Навальному это всё как бы и не надо, я вижу по людям, что где-то с полгода они перестали обсуждать всех политиков, только — Путина и Навального, мнения разные – сразу скажу. Алексей – сам себе пиарщик, у него свой канал. Наши статьи – для местного разлива, и меня, и всех персонажей все прекрасно знают. Это лучше, чем молчание, но это не инспирировано. Я, что ли, это избиение Владилена (Бугаева, сына арендодателя – ред.) инспирировал?»

Добавить отзыв
Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить