НОВОСТИ
20 ОКТЯБРЯ
18 октября

Как крошечный иркутский завод тест-полосок собирается захватить мир

Фото: Даниил Конин

Иркутский завод Hilart по производству глюкометров и тест-полосок для них на 200 рабочих мест начали строить год назад и планировали запустить в декабре 2017 года. В июне 2018 года в Иркутск только приехало оборудование из Кореи, а количество человек, которых «Медтехсервис» сможет принять на работу, сократилось в четыре раза. Новая дата открытия — сентябрь 2018-го.

Съёжившийся завод

В июне 2017 года для Иркутской области появилась новость о появлении первого на всю Сибирь завода по производству глюкометров и тест-полосок для них. Она должна была воодушевить не только диабетиков (они получат возможность приобретать жизненно необходимую продукцию за меньшую стоимость), но людей, которые ищут себе работу. Планировалось, что открытие высокотехнологичного производства даст Иркутску 200 новых рабочих мест.

Но что-то пошло не так. В декабре на заключительной в уходящем году сессии Законодательного собрания на тему не открывшегося завода зарубились генеральный директор Корпорации развития Иркутской области Олег Севрюков и заместитель председателя ЗС Андрей Лабыгин. Депутат обвинил Севрюкова в затягивании реализации проекта, Севрюков перекинул всю вину на соинвесторов, заявив, что они сами не готовы к запуску работы.

К началу февраля 2018 года от завода были только возведенные с нуля цех и гостиница для персонала. Фёдор Железняков, один из учредителей «Медтехсервиса», тогда рассказывал, что оборудование в Иркутск приедет уже в марте, а тест-полоски с глюкометрами поступят в продажу в августе.

Обещанного 3 года ждут, но в нашей ситуации финальная часть этого выражения трансформируется в «без малого 4 месяца». Техника из Кореи пришла только 19 июня. Вместе с ней прибыли и специалисты, которые будут заниматься монтажом оборудования и обучением персонала.

Но наибольшее разочарование вызывает даже не ожидание. Оборудование ведь всё-таки когда-нибудь установят, когда-нибудь запустят, и когда-нибудь иркутский (и не только) потребитель получит дешёвые принадлежности для измерения сахара в крови. С течением времени выяснилось, что работников на завод примут куда меньше, чем рассчитывалось изначально – с 200 человек цифра сначала уменьшилась до 70 (так говорил Железняков в феврале), а потом – «до 50 точно» (об этом заявляет зампред областного правительства Антон Логашов в июле).

Детский восторг Антона Логашова

Логашов, которому очень хотели показать прибывшее из Кореи великолепие, опаздывал, поэтому учредители «Медтехсервиса» Сергей Дьяченко и Фёдор Железняков начали проводить экскурсию для тех, кто пришёл, — журналистов и чиновников областного правительства, заместителя главы минэкономразвития региона Владимира Гордеева и генерального директора Агентства инвестиционного развития Иркутской области Яны Шевченко.

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6

Владимир Гордеев (слева) и Яна Шевченко. Фото: Даниил Конин

Дьяченко не без гордости говорит, что почти за год он познакомился с новой для себя областью и теперь может общаться с профессионалами из B-bio Ltd (корейская компания, поставившая технику и давшая своих сотрудников для обучения россиян) на одном языке. Не на корейском, а с пониманием всего производственного цикла завода, который будет создавать сложное техническое оборудование.

Хотя знание корейского языка было бы неплохим подспорьем для дальнейшей работы. Монтаж техники проводят специалисты из Южной Кореи, их 15 человек. Когда он завершится, их сменят другие корейцы, и их уже будет 20. Они займутся обучением отечественных специалистов.

В цеху, где установили оборудование, всё ещё идут подготовительные работы – проводят кабели, что-то сверлят, пилят, режут; однако несмотря на всё это в помещении, по которому водили гостей, чуть ли не полная стерильность. Первый этаж цеха так и называется – чистая комната.

На втором этаже разместится вентиляционный комплекс, который и будет обеспечивать стерильность в чистой комнате. Рядом будут офисные места и помещение для сборки глюкометров. Кроме того, большое пространство будет зарезервировано под возможный запуск второй линии производства тест-полосок. Такие планы у руководства есть.

Дьяченко демонстрирует оборудование чистой комнаты. Фото: Даниил Конин

Когда все коммуникации будут готовы, рабочие приступят к созданию специального шлюза на входе в помещение, где всех, кто вознамерится пройти в технологическую зону, будут обдавать сжатым воздухом, очищая одежду даже от мельчайшей пыли.

Пока же на месте этого шлюза только стенки и огромные мотки кабеля. И он повсюду: где-то его спрятали в короба, которые то и дело трещали, когда на них по неосторожности наступали журналисты, где-то их просто оставили на полу или повесили на стене.

Дьяченко объяснил весь производственный цикл от начала и до конца, от печати большого карбонового листа, из которого потом будут нарезаться тест-полоски, до их упаковки, когда они уже полностью готовы к использованию. На всё это у него ушло около 10 минут. Чуть позже ему вновь пришлось повторить круг по всей технической цепочке – наконец-то приехал Антон Логашов.

– Ты будешь проводить экскурсию или я? – спросил у Железнякова Дьяченко.

– Давай ты, ты же у нас в этом профессионал, – ответил ему тот, то ли ссылаясь на слова Дьяченко, что он во всём этом уже неплохо разбирается, то ли подразумевая, что раз он без труда провёл первую экскурсию, то с такой же лёгкостью обо всём расскажет и во второй раз.

Если представить ребёнка, у которого появилась новая игрушка, то можно легко понять, как во время осмотра оборудования выглядел зампред правительства области. Похоже, что Логашову на самом деле было очень интересно происходящее. Он задавал множество вопросов и Дьяченко, и Железнякову: «А как это работает? А для чего это нужно? А что будет, если попадётся брак? А что… а как…», – и всё в этом духе.

Антон Логашов (слева) и Фёдор Железняков. Фото: Даниил Конин

Когда делегация подошла к ключевому звену всего производства – диспенсеру, где на карбоновые полоски будут наноситься химические реактивы, Логашов решил самостоятельно открыть одну из ёмкостей аппарата. Дверца ему поддаваться не хотела и открылась только тогда, когда к Логашову присоединился Дьяченко. Впрочем, этот факт нисколько не повлиял на настроение зампреда правительства, он по-прежнему казался очарованным тем, что видит.

Корейский плов и русская смекалка

После того как Логашов познакомился с оборудованием, всех собравшихся повели в другой корпус – гостиницу для корейских специалистов. Её, как и основной цех, возвели в кратчайшие сроки, но в отличие от производственного помещения, гостиница уже полностью оборудована всем необходимым для жизни.

Её поставили примерно в сотне метров от входа на сам завод – для максимального сокращения времени, которое будут тратить работники предприятия, чтобы, например, сходить на обед и вернуться на рабочее место.

Фото: Даниил Конин

Внутри оказалось очень уютно и прибрано. На первом этаже расположилась столовая, комнаты – на втором. Всей делегации показали одну из комнат, куда уже заселились корейцы. Взгляд сразу же упал на большие коробки с привезённой из Кореи едой.

– Не кормите их, что ли? – спросил Дьяченко кто-то из коллег.

– Мы создали для корейцев очень хорошие условия, но вот русская еда им почему-то пришлась не по нраву, – ответил он.

В целом всё оказалось просто и без лишних изысков. Оказалось, они и не нужны были корейцам, главное, чтобы было удобно отдыхать. Организаторы экскурсии обещали чиновникам и журналистам сюрприз, и они его приготовили в буквальном смысле.

– Попробуйте плов от настоящих профессионалов, – пригласил Дьяченко отведать всех заранее приготовленный обед.

– Корейцы делают плов?! – воскликнули все.

– Корейцы – нет, а вот узбеки – очень даже неплохо, – ответил бизнесмен. Получается, что строители из ближайшего зарубежья, которые сейчас заканчивают отделку в цеху, иногда выполняют ещё и сверхурочную работу.

Изрядно раздобревшие после обеда чиновники попросили рассказать учредителей что-нибудь интересное о своём пока ещё не запущенном заводе. И у них нашлась история, которая волей-неволей заставляет гордиться смекалкой русского человека.

Корейцы с большим трепетом относятся к своему оборудованию. Шутка ли, техника самого последнего поколения, её даже в Корее ещё нигде не обкатывали. Одна только упаковка обошлась в 20 тысяч долларов. И вот аппаратура в Иркутске, корейцы начинают думать, как теперь вскрыть ящики, чтобы не повредить приборы. По словам Дьяченко, они примеривались то к одному углу, то к другому, что-то простукивали, думали, с какой стороны лучше вскрыть короб.

Это продолжалось до тех пор, пока не подошёл бригадир рабочих с ломом и молотком. Нетрудно догадаться, что произошло дальше – он без всяких церемоний, под изумлённые взгляды иностранцев, вырвал одну из стенок ящика, а потом разложил его целиком. Говорят, корейцы аплодировали.

«Просто покупать и продавать – не выход»

Организация столь трудного и наукоёмкого производства потребовала немалых затрат – одна только Корпорация развития Иркутской области вложила в реализацию проекта 173 миллиона рублей и вошла в состав учредителей предприятия, получив 49% акций. Всего же в проект заложено инвестиций на 470 миллионов рублей.

Фёдор Железняков и Олег Севрюков (справа). Фото: Даниил Конин

Зачем предпринимателям из Иркутска понадобилось организовать всю эту работу именно здесь? Железняков нашёл несколько причин, почему это стало возможно. Во-первых, он и Дьяченко живут и работают здесь, а Железнякову не понаслышке известно, как дорого диабетикам Иркутской области обходится поддержание своего здоровья в норме – он сам страдает от сахарного диабета.

«Около года назад мы услышали о современных корейских разработках в этой сфере. Мы съездили туда, посмотрели на производство, пообщались с разработчиками технологии и поняли, что оно [производство] необходимо и здесь. Но просто покупать и продавать тест-полоски – это не выход, конечная цена для потребителя была бы сопоставима с нынешними величинами», – рассказал Железняков.

По его словам, иркутяне собираются отвоевать долю на рынке за счёт сравнительной дешевизны: по расчётам учредителей, одна упаковка тест-полосок, произведённых в Иркутске, обойдётся покупателю в 600 рублей, тогда как сейчас в среднем на рынке они продаются от 1 тысячи рублей и выше.

Значительное снижение стоимости тест-полосок объясняют технологией производства: ферментное покрытие, которое позволяет определить количество сахара в крови, будет выполнено с применением карбона, а не золотого напыления, как это делается сейчас.

Ещё два важных фактора – относительная дешевизна рабочей силы (как в сравнении с другими регионами России, так и с Кореей в целом) и стоимость электроэнергии. Поэтому организовывать производство здесь было выгодно как нашей стороне, так и корейской, которая также заинтересована в поставках продукции иркутского завода.

Кроме тест-полосок завод «Медтехсервиса» будет заниматься сборкой глюкометров, как классических Gmate Life, так и подключаемых к смартфонам – Gmate Smart. По словам Железнякова, за последним видом глюкометров стоит будущее подобных приборов. Внешне он напоминает обычный флеш-накопитель c mini jack-штекером, как у наушников. Чтобы выполнить быстрый анализ крови на сахар, нужно установить приложение Gmate и подключить устройство к смартфону. Программа также позволит сохранять результаты измерений, вести дневник диабетика и закупать тест-полоски онлайн.

Великие планы

Говоря о перспективах компании, учредители «Медтехсервиса» рисовали едва ли не утопичную картину. Само собой, что иркутяне планируют выйти сначала на региональный, а потом и на федеральный рынки. Но продажи в России будут приносить только часть доходов и, очевидно, не самую большую.

Для того чтобы выйти на международный рынок, предприятию необходимо будет получить сертификаты качества ISO (его выдает международная организация по стандартизации) и GMP (Good Manufacturing Practice – международный стандарт контроля организации производства и контроля качества медицинских средств). Этим займутся представители B-bio Ltd, и ожидается, что никаких проблем с этим не возникнет.

Железняков рассказывал, что как только продукция завода «Медтехсервиса» будет сертифицирована, она начнёт поставляться в Индию, Египет, Турцию… Одним словом, тест-полоски из Иркутска не будут отправляться разве что только в космос.

Если всё пойдёт по плану, и завод будет в год собирать до 500 тысяч глюкометров и выпускать до 3 миллионов тест-полосок, то проект окупит себя, по мнению его авторов, за 2-3 года.

По словам учредителей «Медтехсервиса», никаких проблем не должно возникнуть и с кадрами. Организация уже составила список из нескольких десятков человек, из которых будет сделан выбор. Кроме того, уже подписаны контракты с двумя специалистами, которые должны стать ведущими.

Оптимистично был настроен и Антон Логашов, который говорил о важности нахождения этого производства именно в Иркутской области, о перспективах выхода на международные рынки, об импортозамещении. Одним словом, обо всём, о чём любят говорить чиновники, когда речь заходит о появлении нового промышленного (а ещё лучше – высокотехнологичного) предприятия. По его словам, запуск производства намечен на конец сентября.

Добавить отзыв
Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить