Р!
01 МАРТА 2021
28 февраля 2021
27 февраля 2021
26 февраля 2021
25 февраля 2021
Исчезающий Иркутск

Доходный дом Агафонова на Троицкой

На одной из старых улиц Иркутска — Троицкой (сейчас 5-й Армии) — много разных домов. Это деревянные памятники конца XIX века, однотипные постройки периода Советского Союза и несколько офисных зданий. Благодаря такому контрастному соседству нельзя не заметить дом с большими окнами, украшенными резьбой и наличниками.

Портал «ИрСити» и руководитель Клуба молодых учёных «Альянс», историк Алексей Петров запустили совместный проект о деревянных домах «Исчезающий Иркутск» в октябре 2014 года. С тех пор рассказано около 100 историй о заброшенных, полуразрушенных памятниках архитектуры и просто знаковых для города зданиях. Некоторые из них уже исчезли с карты Иркутска.

В конце прошлого года мы рассказывали историю о деревянной усадьбе архитектора Кузнецова. С ним по соседству стоит ещё один памятник — доходный дом Агафонова. Если его сосед прячется от дороги во дворе, то дом Агафонова встречает прохожих прямо у тротуара. Его легко заметить — особняк держит взгляд своим серо-голубым цветом, крупным брусом и белой резьбой, которая гирляндой украшает его по всему периметру. Высокие окна вот-вот достанут земли, на подоконнике лежат отломанные деревянные части фасада. У каждого окна вверху есть уголок с узором и деревянные «кисточки» внизу.

Окна этого памятника в прошлом году участвовали в конкурсе на самый красивый наличник в городе. Тогда они набрали больше всего просмотров и получили знак «Наличник Иркутска 2019».

Об истории особняка нам удалось узнать немного. Дом был построен в конце XIX — начала XX веков. В реестре вновь выявленных памятников архитектуры Иркутской области он отмечен как доходный дом Василия Анисимовича Агафонова. Об Агафонове известен только год его смерти — 1901-й. Также в старых газетах можно найти разные объявления жильцов.

В 1921 году было два объявления о продаже дома. После чего каких-либо упоминаний о памятнике нет. Жительница соседней усадьбы Кузнецова Рита Исаевна рассказывала нам, что в доме с самого детства живёт её подруга Рита Алексеевна и дала номер её домашнего телефона. На наш звонок ответила девушка и сообщила, что Рита Алексеевна убирает двор и могла выйти до соседей. Нужно подождать. Через несколько минут мы увидели, как к нам приближается женщина с деревянной тележкой. Поздоровавшись, мы напросились посмотреть на памятник с внутренней стороны.

С шумной улицы мы попали в тихий двор. Здесь очень чисто и аккуратно, убран снег. Есть старая беседка, несколько подсобных помещений и собачья будка. Сам дом в форме буквы «т». На каждый этаж — свой вход. На первый можно зайти через деревянную дверь. На второй — по лестнице с потайной дверью с квадратными узорами.

— Сколько вы здесь живёте? — спрашиваю я Риту Алексеевну.

— Всю жизнь. Это уже 80 лет. Этот дом для меня всё. Вся жизнь с ним связана. Мой отец уходил на фронт в 41-м году с этого дома. Раньше там жили семь семей. Как наша семья получила здесь квартиру, я не помню. Но знаю, что моя мама и моя бабушка здесь жили. У мамы было шесть детей, все жили здесь. Потом разъехались по городам, а я преданна этому дому. Сейчас мы занимаем весь второй этаж.

— А на первом этаже сколько квартир?

— Там живут две семьи. Раньше там жили пьяницы, все квартиры были их. Потом продали. Если бы мы знали, то выкупили бы, чтобы дом полностью был наш.

— А этот пристрой вы сами сделали? — спросил Риту Алексеевну историк Петров.

— Да, это зять сделал, потому что дом развалился, где-то лет 15 назад. Вообще дом благоустроенный, только отопления нет — печное. У нас сохранился деревянный пол. Доски такие огромные, мы его не меняем. Лепнина осталась — воротничок вокруг люстры и узоры по углам комнат. Я бы вас пригласила, да у меня дети отдыхают.

— А кто ваши соседи сейчас?

— Внизу две семьи: Лебедевы — создатели иркутской школы тенниса. А с другой стороны дома, где отдельный вход, — неблагополучные живут.

Как-то власти помогают вам сохранять дом? — спросил Петров.

— Нет. Капитального ремонта не было. Мы всё сами делаем. За капремонт я принципиально не плачу. Уже там долг накопился, ну и пусть подают в суд. У нас лестница сломалась — сами сделали, когда обвалилась часть дома — тоже сами сделали за свой счёт. Всё-всё сами. Никто к нам не ходит никакие структуры. Как приватизировали в 1995 году, так и тишина. Конечно, всё это старое, нужен капитальный ремонт. Всё гниёт, всё разваливается. Надеются только на стариков. А если привести его в прежнее состояние, то он ещё 100 лет простоит. Но я всё равно люблю этот дом. Никуда не хочу. И умирать здесь буду.

Мы были под впечатлением от такой любви к дому, которую женщина сохраняет вот уже 80 лет. Рита Алексеевна намекнула нам, что ей надо возвращаться к уборке, и мы попрощались, оставив женщину наедине с её историей.

НазадВперёд
Добавить отзыв
На E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Правила
ПОПУЛЯРНОЕ
ПОПУЛЯРНОЕ
ПОПУЛЯРНОЕ
ПОПУЛЯРНОЕ