Р!
26 ФЕВРАЛЯ 2021
25 февраля 2021

Уборка снега как наука. Дежурим с «Иркутскавтодором»

Что мы знаем о зимней уборке дорог? На первый взгляд, это совсем нехитрое дело: всего-то нужно проехать на снегоуборочной машине по улице да смести снег с дороги на обочину. Наверное, многие, кто так думают, из-за этого сильно возмущаются тем, как в Иркутске убираются дороги. Стоит пойти снегу – и весь город встаёт в километровые пробки. Я и сам был среди тех, кто так думал и возмущался, пока не побывал на дежурстве в «Иркутскавтодоре».

В Иркутске около 800 километров дорог, из которых около 400 километров приходится на Правобережный и Октябрьский округа, и столько же – на Свердловский и Ленинский.

Мне удалось побывать на базе «Иркутскавтодора», которая находится на Рабочего Штаба, 138. Её работники отвечают за весь правый берег Иркутска – от Иннокентьевского моста до Байкальского тракта. Все водители в один голос говорят, что здесь сложнее, чем в Свердловском и Ленинском округах: тут и мелкие извилистые улочки центра, и горы в Радищева и Рабочем.

– По нормальной погоде, когда нет снега, на подметание улиц уходит до 4-5 часов с рекомендованными остановками через каждые 2 часа, при снегопадах, особенно сильных, время может увеличиться и до 6-7 часов непрерывной работы, – рассказал мастер механизированного участка Михаил.

За каждой машиной закреплено несколько человек. Один из них работает в дневную смену, другой – в вечернюю, потом их графики меняются. Перед началом каждой смены водитель должен осмотреть машину, снять с неё плуг (металлический скребок, который крепится к переднему бамперу, нужен для уборки снега) или бункер (специальный кузов для перевозки пескосоляной смеси) и сдать машину своему коллеги. Тому нужно подготовить технику к новой смене – заправить машину и навесить на неё необходимое оборудование.

Вечерняя смена начинается в 20 часов, примерно час-полтора приходится на всю предвыездную подготовку. К ней так же относится прохождение обязательного медицинского осмотра и составление рабочих звеньев.

– У нас есть три категории маршрутов. Первая – одна из главных – магистральная, включает в себя дороги с наибольшим транспортным потоком, такие как улицы Байкальская, Ширямова, Депутатская, участок Байкальского тракта до границы с Иркутским районом. Вторая категория – центр города от бульвара Гагарина до Баррикад, включая все мелкие улицы и сквер Кирова, а также улицу Рабочего Штаба. Третья – Куйбышевский район, микрорайоны Топкинский и Зелёный, – рассказал Михаил.

В зависимости от категории маршрута, выбирается разная техника. На магистральные улицы выводятся самые большие трёхосные машины, на центр города – более мобильные двухосные грузовики, а также тракторы со щётками, которые подметают всё, что осталось после грузовых машин. Остальная техника идёт в Куйбышевский район.

В день нашего дежурства был небольшой снегопад, который ожидался ближе к вечеру, но начался в 11 утра. По словам мастера мехучастка, рабочие «сыграли на опережение», вывели часть техники на улицу и рассыпали соль с песком. Это помогло: большая часть снега растаяла ещё днём, движение серьёзно не затруднялось.

– В первую очередь нужно обрабатывать места интенсивного движения в городе, центральные улицы, перекрёстки, крутые подъёмы и спуски. После этого смотрим, как наш отсев ведёт себя, плавится ли лёд. Если нет – досыпаем ещё, если нет – оставляем так и ждём вечера, чтобы потом убрать образовавшуюся «кашу», – рассказал мастер.

По его словам, отказываться от использования соли на дороге не стоит – она хорошо зарекомендовала себя в борьбе со снегом и гололёдом. Он считает, что чистый отсев можно использовать только на тротуарах, чтобы сделать их менее скользкими. На дороге же песок не эффективен, потому что его сдувает после первых же автомобилей. Как итог – колея на дороге.

Утром и днём дорожники следят за состоянием улиц (например, насколько они скользкие), и при необходимости посыпают дороги пескосоляной смесью или реагентом, чтобы растопить образовавшуюся наледь. Вечером, когда поток автомобилей снижается, нужно начинать подметать улицы с помощью спецтехники, чтобы к утру дорога не превратилась в каток. На следующий день остатки снега убирают вручную – лопатами и мётлами.

Но это в идеале, когда нет снегопадов. В снежную пору работа превращается в настоящую спецоперацию – нужно не только успеть рассыпать песок с солью, но и убрать уже выпавший снег, чтобы дороги не превратились в непролазную колею.

За разговорами прошёл почти час. Всё это время, что мы сидели на мехучастке, через нас прошла вереница водителей. Все они называли номера своих машин, а Михаил в это время занимался комбинаторикой – составлял звенья, которые должны были отправиться на смену. В вечер нашего дежурства задействовали 10 грузовиков с плугами и щётками, две подметально-уборочные машины «Скандия» и несколько тракторов.

Весь процесс подготовки к ночному дежурству сопровождался суетой и руганью водителей, которые жаловались на поломку техники, и шумом грузовиков, и хлюпаньем грязи под ногами. Когда машины были готовы, начались споры между водителями – кто и с кем поедет (или не поедет). По словам Михаила, это обычные производственные моменты. Многие хотят ездить по привычным путям с привычными партнёрами, не желая «возиться» с новичками, которых нужно учить новому маршруту.

Незаметно настала пора выезжать. Меня отрядили в звено, которое должно было убирать центр Иркутска. Всего – четыре машины, я находился в последней. Конкретно наша задача – смести снег и грязь к правой обочине – поддону. Утром всю эту кашу соберут вручную и увезут на полигон.

Мы выехали около 10 часов вечера. Уже в самом начале нас подрезали несколько торопыг, которые не хотели дождаться участка улицы пошире и стали вклиниваться в колонну дорожной техники. Водитель нашего КАМАЗа Максим в этот момент смачно выругался.

– У людей ума нет! – воскликнул он.

– И часто такое бывает?

– Да постоянно, каждый раз. Куда-то торопятся постоянно, их размазывают, а они потом *** [выделываются].

Время в дороге шло незаметно. Мы долго петляли по улицам в промежутке от Ленина до бульвара Гагарина, постоянно возвращаясь в одни и те же места. Примерно на 30-м километре пути я перестал понимать, где мы находимся.

Около 12 часов ночи мы остановились возле художественного музея. Все водители пошли на «обеденный перерыв» – в круглосуточный магазин возле остановки общественного транспорта. В это время к нам приехал мастер участка, который проверял состояние дороги после уборки. На улице приморозило (перед выездом было минус 11, к 12 часам – уже минус 20), из-за этого даже чистое полотно стало обледеневать – рабочим пришлось сделать ещё один выезд, чтобы взять песок с солью и посыпать дороги перед началом нового рабочего дня.

После остановки за дорогой следить стало намного легче. Может быть, помог свежий, морозный воздух, может быть, стало меньше мелких улочек – проехались по Ленина, Тимирязева, Дзержинского, Декабрьских Событий…

– Сколько денег получаете за работу? – спрашиваю у водителя своего КАМАЗа.

– Когда норматив по поездкам выполняю, выходит 32 тысячи, это если машина в ремонте не стоит. Иначе мы простаиваем, работаем меньше – и получаем меньше, соответственно, – ответил он. – За такую работу платить такие деньги – это смех, конечно.

Другие работники говорили, что зарплату на предприятии не индексируют годами. С чем это связано – никто не знает. Правда, заработок у водителей разнится, потому что зависит от их категории.

А работа и впрямь непростая. Не каждый сможет крутить баранку грузовика часами ночью. К тому же звеньевым водителям, которые ведут за собой колонну, нужно хорошо знать город. Всем перед выездом выдают маршрут, но, мне кажется, всё равно очень легко заплутать. Лишние километры – лишний бензин – лишние траты.

По словам Михаила, всё чаще заходит речь о том, что на уборку дорог должны выходить частники. Он считает, что это вряд ли как-то изменит ситуацию на улицах города, зато негативно скажется на состоянии самого «Иркутскавтодора».

– Все говорят, что у нас предприятие убыточное. Но мы будем работать в любых условиях. Например, у нас есть норматив – 10 подметаний улиц в месяц. За них мы получим деньги. За всё, что сверху, никто платить не будет. Но мы всё равно будем выходить и работать, потому что мы муниципальное предприятие и должны следить за порядком в городе. Частник же будет работать столько, сколько нужно для получения выгоды, ни больше и ни меньше, – заметил он.

«Иркутскавтодор» – муниципальное предприятие, занимающееся уборкой и содержанием городских дорог, асфальтированием и благоустройством территорий, вывозом мусора и снега. На балансе предприятия находятся 230 единиц спецтехники.

Вице-мэр Иркутска Дмитрий Ружников в середине декабря заявлял о недофинансировании содержания дорог на 40-60%, или минимум на 500 миллионов рублей, максимум – на 1,6 миллиарда. По его словам, в минимальном формате необходимо 1,5-1,7 миллиарда рублей, а по нормативу – 2,6 миллиарда.

В 2020 году общая сумма двух контрактов на содержание дорог в Иркутске составила 1,1 миллиарда рублей. На 2021 год разыграны два контракта на 997,6 миллиона рублей. Победителем всех аукционов стало муниципальное предприятие «Иркутскавтодор».

НазадВперёд
Добавить отзыв
На E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Правила