Р!
02 ИЮНЯ 2020
01 июня 2020
31 мая 2020
30 мая 2020
29 мая 2020

ИВВАИУ в огне и агонии

Стойкий запах гари чувствуется ещё на подъезде к территории Иркутского высшего военного авиационного инженерного училища (ИВВАИУ), почти сразу за контрольно-пропускным пунктом стоит пожарная машина, вниз по асфальту течёт вода – горячая ночь в городке закончилась, спасатели уже разъезжаются, своё дело они сделали. А местные жители активно обсуждают, что же стало причиной пожара, бушевавшего всю ночь 7 июня.

Утро после пожара

Утро среды, большинство жителей ИВВАИУ разъехались по своим делам, во дворах никого, только у заброшенных корпусов и здания храма во имя святого Дмитрия Донского суета – полиция, пожарные и прихожане, которые выносят из обугленного здания храма уцелевшие вещи.

Одна из женщин бережно складывает в пакеты одежду, поясняя: «Я всё постираю, выглажу. Вот ведь беда какая».

Мужчины вытаскивают тяжёлые деревянные столы, рабочие выносят закопчённую печку. Всё сортируется и укладывается в машины. Часть вещей увозят на хранение по другим храмам, что-то забирают прихожане. Для них это большая утрата.

«Ещё вчера была на службе, а вечером такое. А вообще вам лучше с батюшкой поговорить, мы ведь не знаем ничего, он внутри, в храме», — говорит девушка, прибежавшая на подмогу, потом она смотрит на мою лёгкую летнюю обувь и добавляет: «Только вы, конечно, туда не пройдёте».

Наудачу из пострадавшего здания выходит настоятель протоиерей Константин. Он сегодня не в рясе – в спецодежде, ему самому приходится разбирать вещи внутри и руководить рабочими.

«Спасти удалось практически все вещи, сгорели мелочи. Часть вещей развозим по храмам, что-то прихожане увозят, администрация выделит гараж, туда складируем. Сейчас надеемся только на то, что администрация области выделит землю, мы уже 5 лет просим, чтобы построить новое здание», — говорит батюшка.

По словам протоиерея, огонь занялся в дальних корпусах, подходил всё ближе и перекинулся на храм.

«Мне в 9 часов вечера позвонили и сказали, что пожар. А тушат до сих пор, ещё внутри есть пламя. Слава Богу никто не пострадал», — договаривает глава храма и снова скрывается в дверях здания, откуда бурным потоком вытекает вода. Заходя, мужчины прикрывают головы – сгоревшие балки в любой момент могут рухнуть.

Я иду к тем корпусам, в которых начался пожар, по дороге встречаю женщин, обменивающихся последними новостями.

«Однозначно подожгли, специально, чтобы потом тут что-нибудь построить. Всё ведь развалили. Потом дома какие-нибудь вырастут или магазины», — ругается одна из них, добавляя непечатное слово и удаляясь от меня вслед за своей собакой.

«Всю ночь полыхало, в 4 утра я вставала, ещё огонь был, очень страшно, боялись, что на дома перекинется», — говорит вторая женщина.

Каменные корпуса ещё дымятся, из открытых дверей, похожих на гаражные, летит пепел, потрескивают деревянные перекрытия. Жутко и очень жарко. Вместе со мной сгоревшие строения осматривает мужчина.

— На память снимаете, — улыбается он.

— Для репортажа, — отвечаю я. – А вы были тут во время пожара?

— Нет, меня только сейчас вызвали, с последствиями работать, дознаватели уже приступили. Бомжи, наверное, ужин готовили, костерок разожгли, вот и спалили всё. А вообще специалисты работают, к ним все вопросы, — мой загадочный собеседник исчезает в арке, а я иду дальше, хлюпая по разбухшей от воды грязи.

Не первый пожар и не первый поджог

Об истинных причинах возгорания говорить пока рано, МЧС только около полудня 7 июня сообщило о ликвидации пожара.

«Мы застигли пожар на площади примерно 100 квадратных метров, однако огонь очень быстро распространился под кровлей всего здания и по его деревянным перекрытиям. Эффект мощной тяги создавали пустоты и длинные коридоры, которые были отделаны горючими материалами. В первые часы работы по тушению осложнялись отсутствием воды для нужд пожаротушения – не работали пожарные гидранты. Пришлось протягивать магистральную линию с соседней улицы», – привели в ведомстве слова начальника караула пожарно-спасательной части № 2 Максима Латушкина.

Здесь стоит вспомнить, что этот пожар не первый на территории бывшего военного училища. Первое крупное возгорание произошло 2 января 2016 года. Тогда площадь пожара в заброшенных корпусах составила около 2 тысяч квадратных метров. Через 5 месяцев – 2 июня – снова загорелся один из корпусов училища на тысяче квадратных метров. Кроме этого, ИВВАИУ горело 11 июня и 1 августа. Как сообщили ИА «БайкалПост» в пресс-службе ГУ МЧС по Иркутской области, во всех случаях причиной возгорания был поджог, материалы по этим пожарам переданы в полицию. На момент публикации новости, уточнить, какая работа проведена по данным МЧС, в пресс-службе ГУ МВД по Иркутской области мне не удалось.

В пресс-службе ГУ МЧС по региону также сообщили, что очевидцы говорили прибывшим на место пожарным, что видели людей с канистрами, поджигающими здание, но при этом в полицию никто из них не сообщал, что заставляет сомневаться в реальности этой истории.

На выходе с территории городка висит рекламная растяжка, говорящая о том, что ИВВАИУ находится под охраной агентства «Феникс». Как именно охранялись здания – находились под круглосуточным наблюдением или наряд не находился постоянно на территории — узнать не удалось, в агентстве по телефону уточнили, что руководителя нет на месте, он занимается решением вопросов, связанных с пожаром.

По информации ИА «Иркутск онлайн», именно сотрудник охранного предприятия сообщил о пожаре в МЧС.

«Он вызвал сотрудников МЧС, находился до прибытия первой пожарной машины в самом эпицентре, не допуская посторонних к очагу возгорания. Затем помогал сотрудникам МЧС осматривать сопредельные помещения на предмет нахождения там посторонних лиц, чтобы они не пострадали. Так как здания ветхие, захламлённые. Помогал приходу, который находится на территории, вынести имущество, чтобы уберечь его от огня», — рассказал агентству начальник охраны «Феникса» Олег Елин.

В пресс-службе ГУ МЧС не согласились с этим, уточнив, что первые звонки начали поступать от очевидцев.

Территория бывшего училища является одной из самых проблемных в городе. После того как военное учебное заведение перестало существовать, имущественный комплекс частично был передан в собственность Иркутской области, а земля осталась в ведении Министерства обороны России. В региональном министерстве имущественных отношений агентству не смогли уточнить, кому принадлежат пострадавшие от огня здания: нас отправляли из отдела в отдел четыре раза, но никакой информации не дали.

Почему корпуса нет-нет и вспыхивают на тысячах квадратных метров – вопрос открытый, как и то, почему это происходит с удивительной периодичностью. Но сейчас невозможно без боли смотреть на чёрные подпалины крепких каменных зданий, которые в запустении без присмотра человека осиротели, а после пары-тройки подобных пожаров и вовсе могут исчезнуть.

Пока материал готовился к публикации, на почту редакции пришёл комментарий от министра имущественных отношении Иркутской области Владислава Сухорученко. По его словам, корпуса, в которых произошёл пожар, находятся на балансе областного правительства, но стоят на землях Минобороны. В сообщении подчёркивается, что пока земля не будет передана, региональные власти не могут эксплуатировать здания, в том числе отремонтировать их после пожара.

Добавить отзыв

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Правила