НОВОСТИ
18 ЯНВАРЯ
16 января

Не резиновый

Спикер заксобрания Иркутской области Сергей Сокол назвал принятие трёхлетнего бюджета в первых числах декабря «большой победой». По его заверениям, мало кто ожидал, что «самый демократичный парламент в стране» разберётся с главным яблоком раздора без конфликтов и «выплесков наружу». Но, если честно, то без неприятных скандалов всё равно не обошлось.

Доходы бюджета на 2019 год утверждены в объёме 142,56 миллиарда рублей, расходы — 146,8, дефицит — 4,25 миллиарда рублей. Бюджетные инвестиции составят 13,8 миллиарда рублей. Бюджет региона принят 5 декабря.

«Сдвигов к бюджету развития нет»

Минэкономразвития Иркутской области в своём прогнозе показало, что регион в ближайшие 3 года будет развиваться стабильно и без серьёзных скачков вперёд. Так, объём инвестиций в основной капитал в 2019 году составит 302 миллиарда рублей, что на 4% превысит показатели 2018-го. Таким же будет среднегодовой прирост в 2020—2021 годах. Это произойдёт, в основном, за счёт крупнейших инвестиционных проектов, реализуемых в регионе, — это работа «Иркутской нефтяной компании» (которая обеспечивает почти треть налога на прибыль), «Верхнечонскнефтегаза», Группы «Илим», запускающей производство в Усть-Илимске, «Российских железных дорог» с модернизацией Транссиба и Байкало-Амурской магистрали, а также «Фармасинтеза», который в 2019 году откроет завод в Братске и приступит к строительству комплекса в Усолье-Сибирском.

Индекс промышленного производства в 2019 году составит 102,3%. По данным заместителя министра экономического развития Марины Петровой, к 2021 году этот показатель вырастет, связано это с серийным выпуском самолётов МС-21. За счёт всего перечисленного валовый региональный продукт в 2019 году подрастёт на 1,9% — до 1,3 триллиона рублей.

«Такие цифры говорят, что динамичное развитие области сохранится, что позитивно повлияет на социальную сферу», — подчеркнула Петрова.

Она заметила, что среднесписочная численность занятого населения останется на уровне 2018 года, чуть снизившись (на 700 человек) из-за оттока населения. Среднемесячная зарплата будет расти темпами, чуть превышающими инфляцию. Хотя доля населения, чьи доходы ниже прожиточного минимума, то есть находящегося за чертой бедности, увеличится.

По данным минэкономразвития, цены на нефть снизятся до 58 долларов за баррель к 2021 году, что повлияет на курсы рубля и доллара. В пояснительной записке к закону о бюджете подчёркивается, что из-за нестабильности ситуации на мировых рынках прогнозировать поступления налога на прибыль сложно. По этой же причине летом 2018 года разгорелся конфликт в заксобрании, когда правительство не стало вносить июньские корректировки в бюджет. Депутаты утверждали, что это негативно сказалось на самочувствии муниципалитетов, а региональный кабмин объяснил это отсутствием «достаточной информацией для расчёта резервов увеличения прогноза по собственным доходам от крупнейших налогоплательщиков региона и от главных администраторов доходов».

Контрольно-счётная палата Иркутской области в своём заключении на бюджет заметила, что поступления от доходообразующего налога на прибыль в 2019 году прогнозируются в сумме 53,12 миллиарда рублей, что более чем на 2 миллиарда меньше, чем прогноз по 2018-му. Налог на доходы физических лиц, напротив, вырастет. В 2019 году – на 4,3%, в 2020-м – 5,6%, в 2021 году – 6,7%. Последнее можно связать с политикой государства по поэтапному повышению зарплаты с 2012 года, а также решениями об увеличении минимального размера оплаты труда.

По мнению депутатов, при условии 150-миллиардного бюджета не находит поддержки малый и средний бизнес. Хотя, по данным минэкономразвития, его доля в ВРП составляет 24%. «Это очень даже хорошо», – заметила Петрова. На поддержку малого бизнеса федеральный центр до 2024 года определил для субъекта лимит – порядка 1,4 миллиарда рублей. В 2019-м планируется привлечь 226 миллионов рублей. По мнению замминистра, предприниматели не очень охотно обращаются за средствами в региональные институты развития, например, в Фонд развития промышленности. «Воронка прохождения очень сложная, серьёзная, горлышко узкое, есть банки, которые предоставляют займы на тех же условиях», – подчеркнула Петрова.

Фото: фото со страницы Битарова в FB

Депутат заксобрания, экс-глава правительства региона Александр Битаров заметил, что успех области в большей степени обеспечивается крупными предприятиями, на развитие которых региональная власть никак не влияет. «В развитых странах, мы знаем, приняты такие меры, когда бюджет пополняется от субъектов малого и среднего бизнеса на 50-60, даже 70%. 24% — это низкий показатель, хотя я и в нём сильно сомневаюсь», — подчеркнул парламентарий.

При этом он уверен, что успешный бюджет не только заслуга правительства, но и обычного везения, а сдвигов к бюджету развития нет. «При увеличении бюджета нельзя его проедать, а мы сегодня его всё-таки проедаем. Улучшение социальной сферы не есть тема бюджета развития», — отметил Битаров.

Денег подкинут

Кроме ситуации на мировых рынках, поленьев в костёр подкидывает и федеральный центр, от тяжёлой дубины которого приходится уклоняться, соглашаясь на не самые приятные условия. Это касается, например, соглашений о реструктуризации бюджетных кредитов, по которым регион должен снижать дефицит бюджета и держать госдолг ниже 20%. В 2018 властям удалось это сделать. К ноябрю регион подошёл с профицитом в 20 миллиардов рублей и практически неизменным госдолгом в 12,5 миллиарда рублей. По задумке разработчиков законопроекта, дефицит бюджета снизится с 4,2 миллиарда рублей в 2019-м до 449 миллионов рублей в 2021 году, а госдолг будет балансировать на 20-процентном пороге.

Главный удар со стороны федерального центра – это исключение с 1 января 2019 года движимого имущества из объектов налогообложения. Объём выпадающих доходов для Иркутской области составит 4,6 миллиарда рублей. Из-за этого общая сумма налоговых и неналоговых доходов области в 2019 году снизится на 1,4 миллиарда рублей. При этом Москва компенсирует регионам часть выпадающих сумм, передав в доходы дополнительный норматив на крепкий алкоголь. Для Приангарья это всего лишь 1,1 миллиарда рублей. На бюджетную обеспеченность региону дадут 5,6 миллиарда рублей, что на 300 миллионов рублей ниже уровня 2018-го.

На входе в финансовый год сумма межбюджетных трансфертов существенно ниже, чем было в нынешнем периоде. Это, по данным минфина региона, связано с тем, что на момент начала рассмотрения финансового документа области были в неполной степени распределены средства из федерального бюджета. С этим же связано и снижение наполнения некоторых госпрограмм. Например, на развитие образования в 2019 году запланировано 42,3 миллиарда рублей (минус 7,8%), на развитие здравоохранения – 28,17 миллиарда (минус 6%).

Показатели должны выправиться, когда выделенные по национальным проектам деньги будут заведены при исполнении бюджета. На реализацию нацпроектов Иркутская область в 2019 году получит почти 10 миллиардов рублей.

Фото: https://www.irk.ru

На что потратим почти 150 миллиардов рублей

Более 70% всех расходов бюджета пойдёт, как и в предыдущие годы, на социальную сферу. На строительство и капитальный ремонт в 2019 году предусмотрено около 9 миллиардов рублей. В частности, на эти средства планируется направить на 68 объектов образования, 70 объектов здравоохранения, 33 учреждения культуры, 47 спортивных объектов, также три объекта социального обслуживания. Среди крупных проектов строительства — радиологический корпус Восточно-Сибирского онкологического центра, детская поликлиника при больнице №8 и детская поликлиника №9 в Иркутске, школа в посёлке Луговое в Иркутском районе.

Один из главных вопросов – оплата труда. Объём субвенции на дошкольное и общее образование составляет 31 миллиард рублей, что на 4 миллиарда больше, чем в 2018-м. По сообщениям нескольких муниципальных образований, субвенции на образование хватит лишь на 9-10 месяцев 2019 года. По данным минобразования, в бюджете заложены средства на 11,2 месяца. «Это связано с тем, что в конце года мы будем корректировать объём субвенции на увеличение или уменьшение контингента. Местному самоуправлению не нужно волноваться, мы отдадим всё, что положено», — заверила муниципалитеты глава ведомства Валентина Перегудова.

Кроме того, с 1 января 2019 года начнётся действие указа губернатора о дифференциации зарплаты работников бюджетной сферы. На эти цели требуется, ориентировочно, чуть больше 2 миллиардов рублей. В бюджете области этих денег нет, но Москва в следующем году направит в Иркутскую область 2,2 миллиарда рублей на частичную компенсацию затрат на повышение зарплаты. Из этой суммы и планируется оплатить надбавки бюджетникам.

Во втором чтении поправками перераспределено около 1 миллиарда рублей. Дополнительно удалось найти деньги на капремонт 20 объектов социальной сферы. Они изначально не нашли финансирование из-за рейтингов, которыми руководствуется правительство и выставляются определённые требования к желаниям муниципалитетов – готовность проектно-сметной документации, выделенный земельный участок, запланированный объём софинансирования.

Во время рассмотрения главного финансового документа были вскрыты неприятные болячки. Например, дефицит территориальной программы госгарантий оказания бесплатной медпомощи, о чём стало известно ещё весной. Депутат Александр Гаськов предлагал увеличить её финансирование почти на миллиард рублей. Но эта поправка не нашла ни поддержки правительства и большинства депутатов, ни денег в бюджете – основным источником перераспределения средств стали расходы на обслуживание госдолга. И без поправки Гаськова эту сумму общипали на две трети.

Депутат Законодательного собрания Иркутской области Александр Гаськов. Фото: Пресс-служба депутата заксобрания Александра Гаськова

К слову, сейчас на сайте общественного обсуждения проектов нормативно-правовых актов размещена новая терпрограмма на 2019—2021 годы, в которой заложено увеличение расходов на 3 миллиарда рублей ежегодно.

«Живём как в блокаде – в темноте и голодные»

На одном из бюджетных комитетов в сотый раз всплыла тема об организации авиаперелётов в Тофаларию – местность в Нижнеудинском районе. Депутат Тимур Сагдеев очень эмоционально зачитал одно из последних писем местной жительницы.

«С тофаларского языка слово «тофа» переводится как «человек». Но мы замечаем, что с каждым годом условия нашего проживания становятся всё менее человеческими. Создаётся ощущение, что делается всё, чтобы численность коренного населения стала ещё меньше или вовсе исчезла», — таким мрачным было начало обращения.

Женщина рассказала, что работы в местности нет, добытое во время охоты и рыбалки некуда сбыть, система сбора лекарственно-технических средств «развалилась». Все медицинские и социальные услуги можно получить только в Нижнеудинске. Фруктов и овощей завозится недостаточно из-за малого числа авиарейсов.

«Мы живём как во время блокады – в темноте и голодные», — написала женщина.

Сагдеев также привёл выдержки из обращения мэра Нижнеудинского района, который попросил увеличить закупку топлива до 613 тонн, выделить дополнительно 15 миллионов рублей на авиасообщение, а также решить вопрос со строительством солнечных батарей в Алыгжере и Верхней Гутаре. По данным депутата, авиасообщением закрывается всего лишь 140 авиарейсов, хотя нужно 180. Заммэра Нижнеудинского района Евгений Бровко пояснил, что авиакомпания «Ангара» увеличила стоимость лётного часа на 16 тысяч рублей. Запланированных 48 миллионов рублей хватит лишь на 132 рейса.

Минтранс региона тогда ответил, что в местность нужно вводить ресурсоснабжающую организацию и устанавливать тарифы. Необходимый объём топлива будет закуплен при перераспределении средств в рамках госпрограммы. Строительство новых солнечно-дизельных станций начнётся не раньше 2020 года, когда станет понятна эффективность новой станции в Нерхе.

Солнечно-дизельная электростанция в Нерхе. Фото: Правительство Иркутской области

На перевозку пассажиров и грузов в бюджете при первом чтении закладывалось 54,59 миллиона рублей, в том числе 48,26 миллиона – на авиарейсы. В месяц примерно перевозится 440 пассажиров. Рейсы летают два раза в Алыгжер и один раз – в Верхнюю Гутару. Обычная заполняемость – всего 10-15 человек. По словам представителей минтранса, авиакомпания «Ангара» предлагала дополнительно предусмотреть 65,7 миллиона рублей – это производственные расходы и расходы на топливо. Но эта потребность не была подтверждена документами, поэтому, по данным министерства, КСП не одобрила эти деньги.

После этих слов Сагдеев не выдержал и почти вскричал: «Люди живут хуже! Что происходит? Кто-то может на себя взять ответственность? Речь о 15 миллионах, мы тут в футбол какой-то играем, мячик друг другу пинаем».

Председатель комитета Наталья Дикусарова недовольно высказалась: «Если мы хотим воспитать муниципалитет, то нужно в течение года проводить какие-то воспитательные меры, если мы хотим воспитать людей, что они как-то не так летают, что-то нарушают, то нужно понять, что именно».

Аудитор КСП Лариса Мулярова заметила, что выводы контрольного органа были искажены. Представитель ведомства подчеркнула, что график перелётов необходимо продлить на весь год. По расчётам КСП, 48 миллионов рублей хватает лишь на 140 рейсов при минимальной потребности в 166 рейсов. Для устранения социальной напряжённости и увеличения числа рейсов требуется дополнительно 12 миллионов рублей.

По итогам второго чтения была одобрена поправка губернатора Иркутской области Сергея Левченко об увеличении расходов на авиаперевозки в Тофаларию на 10,9 миллиона рублей.

«Загребать жар чужими руками»

Кроме проблем с поиском «лишних» денег, возникли проблемы с удовлетворением политических амбиций. Хоть глава профильного комитета Наталья Дикусарова и взывала к коллегам: «Бюджет – это не тема для политических войн» — всё равно повоевать немного пришлось.

Рассмотрение порядка 40 поправок, поступивших ко второму чтению, затормозил член фракции КПРФ Павел Сумароков, который обиделся, не найдя свою фамилию в документе.

— Конечно, депутаты фракции «Единой России» талантливы и умеют загребать жар чужими руками. Мои поправки, которые я вносил в октябре 2017 года при рассмотрении бюджета 2018-го, не были одобрены. И вас как председателя комитета хочу спросить: вы вообще рассматриваете поправки депутатов КПРФ? — возмутился депутат, а потом потребовал: «Прошу внести меня как автора законодательной инициативы по трём объектам по Усолью-Сибирскому. Все документы есть. Или вы их сразу же выкидываете в урну?!»

Глава комитета по бюджету ЗС Иркутской области Наталья Дикусарова. Фото: Законодательное собрание Иркутской области

Дикусарова обиделась, заметив: «У меня нет никакого интереса на территории города Усолье-Сибирское, чтобы вносить какие-то поправки. Чтобы что сделать? Перебить у вас информационный повод, что ли?». Затем она вкрадчиво решила объяснить, что ещё в октябре 2017 года пообещала ему и его отцу – депутату Илье Сумарокову – найти денег на три объекта – гимназия №1, детсад №8 и школа №16. И эти обещания она выполнила. «Вы хотите грохнуть мне заседание комитета?» — твёрдым голосом спросила Дикусарова.

— Я думала, что фракция КПРФ у нас конструктивно настроена, но вы у нас деструктивно настроены. Я констатирую этот факт. Каждое предложение, которое я подписывала как председатель комитета по бюджету, отшлифовано. Я очень рада, что вы вернулись из отпуска, потому что вас всё это время не было, и я даже не могла согласовать позиции. Я выполнила все свои обещания. За согласование этих позиций я и нахожусь на этой должности! – незаметно язвила глава бюджетного комитета.

Сумароков сбавил напор и пытался беспомощно объяснить, почему для депутата важно видеть свою фамилию в поправках – так он может отчитаться перед жителями своего округа. Но Дикусарова жёстко закончила это обсуждение: «Правильно я понимаю, что вы будете голосовать против поправок?». На что коммунист только развёл руками: «Как же я могу проголосовать против финансирования объектов?»

***
При всей гладкости принятого бюджета Иркутской области остаётся множество нерешённых вопросов. Например, в постановлении заксобрания есть рекомендация правительству региона найти тот самый миллиард депутата Гаськова, увеличить учебные расходы до уровня не ниже 1 тысячи рублей для дошкольных учреждений и до 2 тысяч рублей для общеобразовательных организаций, найти деньги на ликвидацию химического загрязнения в Усолье-Сибирском и выстроить схему взаимодействия с муниципалитетами, которые ломают голову, как перейти на новую систему обращения с отходами. И это далеко не все предложения. Жаль только, что бюджет не резиновый.

Добавить отзыв
Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить