Р!
19 МАЯ 2019
18 мая 2019
17 мая 2019
16 мая 2019

Вместо БЦБК

Этот год может стать историческим – «Росгеология» обещает осенью начать рекультивацию отходов Байкальского целлюлозно-бумажного комбината, который за 40 лет работы на берегу озера Байкал накопил свыше 6 миллионов тонн опасных отходов, превратившись в бомбу замедленного действия. Вдобавок планируется зачистить и саму промплощадку – региональные власти уже предусмотрели в бюджете 95 миллионов рублей на проектно-сметную документацию. Если ничего не помешает, то к 2024 году БЦБК будет стёрт с лица земли. А на его месте будет так называемая рекреационная зона. Что в ней – пока непонятно.

В марте 2018 года, после почти 5 лет с момента полной остановки комбината, выяснилось, что проект рекультивации, подготовленный «ВЭБ-Инжиниринг» в 2013-м и получивший положительное заключение главгосэксертизы в 2015-м, не реализуем. Действие контракта между правительством и «Росгеологией», ставшей в 2017 году единственным подрядчиком, приостановили, геохолдинг взял время на переработку проекта. Сначала планировалось, что корректировка завершится к 30 октября 2018-го, но из-за переноса федеральной субсидии на 2021-й срок продлили до 30 июня 2019-го. На круглом столе, прошедшем 1 марта в заксобрании, глава «Росгеологии» Роман Панов уточнил, что проект будет полностью готов к сентябрю – к этому времени планируется завершить все работы, определить технологию рекультивации, получить положительные заключения экспертиз. После этого начнутся масштабные работы.

Байкальский межрегиональный природоохранный прокурор Сергей Зенков с сожалением отметил перенос сроков подготовки проекта, но добавил, что это, конечно же, будет юридически аргументировано. А общественник, руководитель Байкальского центра гражданской экспертизы Юрий Фалейчик и вовсе засомневался в соблюдении нового срока: «Два года прошло [с момента передачи полномочий по рекультивации отходов комбината с федерального на областной уровень], а реальной работы нет, мы всё ещё находимся в стадии поиска решений».

Роман Панов заявил, что до декабря 2018 года невозможно было получить заключение Росприроднадзора, потому что такой отход, как шлам-лигнин, был зарегистрирован лишь 26 ноября. «Все экспертные заключения, которые выдавались до этого момента, являются незаконными или технически невыполнимыми, так как этого отхода просто не существовало», — заметил гендиректор геохолдинга. Это касается и экспертиз, которые получил «ВЭБ-Инжиниринг». Сейчас ситуация изменилась.

«В феврале этого года мы получили окончательные данные по инженерным изысканиям. Мы сегодня зряче видим, какую проблему решаем. Поэтому сейчас мы можем разговаривать о выборе технологий. До этого момента это было невозможно», — заявил Панов.

По данным «Росгеологии», изначальное соотношение отходов не подтвердилось. По проекту 2013 года в картах должно быть 3,5 миллиона кубометров твёрдых отходов и 2 миллиона надшламовой воды. По уточнённым данным, шлам-лигнина и золы на 1,4 миллиона больше (4,95 миллиона), а надшламовой воды на треть меньше (728 тысяч кубометров). Кроме того, уточнён объём промышленных отходов в восточной части карты №1 и карты №13 Бабхинского полигона (в последнем случае под слоем золы обнаружен лигнин). «Мы объективно видим картину по каждой карте, под каждую карту подобрана технологическая схема ликвидации», — подчеркнул Панов.

По задумке «Росгеологии» предполагается, что отходы четвёртого класса будут преобразованы в безопасный почвогрунт, с помощью которого можно восстанавливать леса, рекультивировать сгоревшие земли, засыпать свалки и карьеры. Лигнин может послужить топливом – изготовленные из него древесные пеллеты могут применяться в котельных и на металлургических производствах. Проект разделён на три пусковых комплекса. Первый подразумевает ликвидацию карт Солзанского полигона, второй – ликвидацию Бабхинского, третий – карты с накопленной щёлокосодержащей жидкостью.

«Технологическая схема уже выверена, финальный продукт понятен, он не потребует перевоза отходов с площадки БЦБК», — заметил глава «Росгеологии». «Основное назначение территории, которое рассматривается правительством Иркутской области и предусматривается градостроительным планом Байкальска, – это рекреация, мы формируем площадку, которая в последующем может быть использована под это назначение», — добавил Панов.

Генподрядчик сейчас определяет конкретные технологии, которые будут использоваться при ликвидации конкретных отходов. «Росгеология» получила более 1,2 тысячи предложений, около 100 отобрала, 25 из них сейчас проходят финальную проверку. После проверки документации компаниям дают возможность опробовать свою технологию на месте – прямо на картах. На заседании 1 марта некоторые компании представили свои проекты, которые могут стать отдельными звеньями в большой цепочке процесса рекультивации.

Одна из разработок – гидроактиватор для утилизации буровых сточных вод (гидроактиватор БСВ) от научно-производственного объединения «СТРИМ». По словам гендиректора компании Андрея Глухова, эта технология позволяет полностью связать все водосодержащие отходы, щёлок или щёлокосодержащую жидкость и превратить их в твёрдый продукт. «Мы получаем химически инертный безопасный продукт с большим содержанием мочевины, на котором прекрасно растут растения», — заметил Глухов, добавив, что получается «очень плотный влагоудерживающий композит», который можно использовать и для проведения селезащитных мероприятий. Панов заметил, что эта технология может быть актуальной именно для карты с чёрным щёлоком, для основных карт её эффективность сомнительна. Сейчас специалисты «СТРИМа» отрабатывают свой проект на месте.

Член Международной академии наук экологии и безопасности жизнедеятельности Борис Зельберг представил технологию омоноличивания шлам-лигнина – скорректированный проект «ВЭБ-Инжиниринга». Он обвинил правительство региона в рейдерском захвате его проекта, заявив, что технология «по неизвестным причина признана неэффективной». «Если нам разрешат, то уже через год мы сможем отчитаться о пяти шламовых полях, введённых в оборот, – на них возможно строительство культурно-развлекательного комплекса, малоэтажное строительство, создание взлётно-посадочных полос», — заявил учёный.

Глава «Росгеологии» жёстко раскритиковал эту технологию. «Чтобы реализовать этот проект, на территорию промплощадки нужно привезти сопоставимое количество инертных материалов, это порядка 6 миллионов кубометров, засыпать, зацементировать и оставить там. И сомнительно, что в условиях сейсмичности они смогут удержаться на месте», — подчеркнул Панов, добавив, что неизвестен источник инертных материалов, а их доставка лишь повысит стоимость работ. Критику поддержал и природоохранный прокурор Сергей Зенков, заметив, что засыпка отходов ещё 6 миллионами тонн «не поддаётся его логике».

Руководитель научно-производственного альянса «Байкальский» Александр Сутурин акцентировал внимание на угрозе схода катастрофического селя. Это происходит редко – раз в 50-60 лет, но на пути возможного селя находится Солзанский полигон, сброс отходов с которого в Байкал может привезти к экологической катастрофе. Поэтому он предложил из двух карт полигона сделать селеулавливающие бассейны, а на трёх картах создать лесопитомник, тем более, что таких объектов на этой территории нет. Учёные во главе с Сутуриным так же, как и разработчики «Росгеологии», предлагают из шлам-лигнина делать почвогрунт с помощью микробиологического штамма. Сутурин заметил, что 12-13-я карты превращены в свалку, где нормы по патогенной микрофлоре превышены в 300 раз. Их также необходимо рекультивировать. Панов подчеркнул, что идеология учёных полностью соответствует концепции нового проекта, в него же включены и карты со свалками.

Кроме того, были представлены технологии очистки надшламовых вод и чёрного щёлока с помощью каталитического окисления, создание из шлам-лигнина с применением препарата «Гумат Био» компоста, который можно использовать и в дорожном, и в сельском хозяйстве, сушка лигнина и создание из него топливных брекетов для отопления Байкальска, а также переработка золы в микросферы, используемые в металлургии.

Председатель президиума Иркутского научного центра Игорь Бычков заметил, что ни в одном из проектов не видно, что действительно снизится класс опасности отходов, а конечный продукт будет безопасен. Учёный уверен, что проблему Байкальского ЦБК можно решить комплексно, «всем миром навалившись». На это же обратил внимание и Байкальский межрегиональный природоохранный прокурор Сергей Зенков.

Конкретных проектов по демонтажу зданий и сооружений самого комбината пока нет, есть только волевое решение, принятое правительством региона и поддержанное Москвой в феврале 2018 года. По словам министра природных ресурсов и экологии Иркутской области Андрея Крючкова, региональные власти просили Минприроды РФ включить разработку проектно-сметной документации в федеральную целевую программу, но положительной реакции не последовало. После этого правительство направило собственнику промплощадки комбината – «Внешэкономбанку» — обращение с просьбой о помощи с передачей объектов на баланс региона или хотя бы допуском проектных организацией на территорию для инженерных изысканий. Пока вопрос по имущественному комплексу не решён, хотя в госпрограмму «Охрана окружающей среды» на 2019—2024 годы регион уже включил 95 миллионов рублей на проектные работы. Проблему будут решать постепенно. В госсобственности есть 49 объектов, которые задействованы в ликвидации отходов, в конце 2018-го в Минприроды было направлено обращение о включении этих сооружений в объекты накопленного ущерба. Техзадание на их ликвидацию уже готово. По предварительным подсчётам, работы обойдутся в 79 миллионов рублей.

Из комментария старшего вице-президента ВЭБа Павла Билибина стало ясно, что у собственника промплощадки ещё нет конкретного представления том, что же будет в этой зоне рекреации. «Мы уделяем большое внимание социальному развитию региона, в том числе рассматриваем возможность участия в дальнейшем развитии площадки БЦБК. Определённые указания уже даны, готовятся проекты, мастер-планы, в соответствии с которыми на этой территории могут быть размещены и рекреационные, и туристические, и социальные, и экологические объекты. В ближайшее время решение будет принято, мы доложим о нашем видении», — сказал Билибин.

В конце марта промплощадку Байкальского комбината посетят депутаты Госдумы и глава Минприроды Дмитрий Кобылкин. К этому времени должны быть готовы все материалы и комментарии по возможным технологиям. По мнению спикера заксобрания Сергея Сокола, пристальное внимание федерального министерства и его нового главы должно ускорить решение проблемы БЦБК.

2 отзыва

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Господи, скорей бы уже все убрали. Его построили быстрее, чем проект готовят по ликвидации. 

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

это только в сказках дела быстро делаются, а у нас пока сто инстанций не согласуют, не обсудят каждый вздох, ничего не сделается, а убирать это все будут в итоге так, что лучше бы и не убирали