Р!
07 АПРЕЛЯ 2020
06 апреля 2020
05 апреля 2020

ИВВАИУ-2020: руины, снег, битое стекло, тоска

Я захожу на территорию городка бывшего ИВВАИУ через КПП, который выходит на остановку, рядом с самолётом. Моя цель до безобразия проста – написать про то, что происходит с этой территорией, убирают ли мусор, чистят ли дороги, бегают ли бродячие собаки. Всё идёт не так, когда я вижу указатель на площадку сбора ТБО, который показывает на корпус училища.

Учебные корпуса училища огорожены бетонным забором. Чтобы было веселее, он разрисован картинками про пилотов, небо и самолёты. Тот самый указатель в самом конце, где заканчивается организованное творчество и начинается стихийное.

Я иду по нему на стаю голубей и ворон — она лишнее доказательство, что надпись не врёт и там правда свалка. Пока плетусь мимо корпуса бывшего ИВВАИУ – с давно разбитыми окнами, в которые местами вставлены картонки, — за мной увязывается местная собака. Она думает, что я пришла её кормить, но мне нечем её порадовать. По глазам вижу — не агрессивная.

Иркутское высшее военной авиационное инженерное училище было закрыто в 2008—2009 годах. Курсантов перевели в Воронеж, учебные корпуса оказались заброшены. С тех пор ИВВАИУ несколько раз горело. Экс-губернатор Иркутской области Сергей Левченко предлагал создать на территории училища кадетский корпус, но дальше слов дело не пошло.

Минобороны в 2019 году передало в собственность региона землю, на которой находится училище и 79 объектов. Участок общей площадью 82 гектара находится в аренде у строительной компании АЗГИ, договор перешёл к ней от обанкротившейся стройкомпании ТД ИЗКВ по мировому соглашению в 2019 году. Взамен АЗГИ должна оплатить долги ИЗКВ и закрыть обязательства перед дольщиками.

Сразу за мусорной площадкой разрисованный из баллончика металлический забор с цветной надписью «Проход запрещён». И дырой, которая намекает, что не очень. Низко пригибаясь, пролажу на территорию учебного корпуса ИВВАИУ, собака — за мной. Сначала кажется, что сейчас меня кто-нибудь окликнет, отругает и выпрет за ограждение обратно. Но людей в округе — только дворник, который чистил снег рядом с детской площадкой вдалеке, и он не обратил на меня никакого внимания.

Мне кажется, что я нечаянно попала в такое место, где время остановилось. Иду по хорошо вытоптанной тропинке. Когда прохожу через арку, понимаю, что зря переживала, – вдоль всего корпуса хорошо утоптанная широкая дорога, видно, что ей регулярно пользуются. Зайти в здание нетрудно — все двери и окна открыты или выбиты.

Сразу передо мной лестница на второй этаж, но я сворачиваю направо. Пока это просто пустой заброшенный дом — битые стёкла, пыль, бутылки из-под пива, бетонный пол. На кирпичной стене надпись «И целого мира мало». В конце комнаты вторая лестница со сломанными перилами и разбитыми ступенями. По ней-то я и поднимаюсь на второй этаж.

Я не первая, кто пользуется этим путём – на снегу, который нанесло в здание (в этой части корпуса нет крыши, окна, как везде, разбиты), следы собак, птиц и других людей. На втором этаже снега чуть выше щиколотки. Я иду по следам других людей, но всё равно набираю полные ботинки снега.

Корпус построен в форме буквы Ш, и я в самом правом крыле. Здесь – выбитые двери, на которых остались обрывки бумаги с надписью «Опечатано», разбитые плафоны люстр и раковины, вырванные с мясом розетки, висящие с потолка провода. На некоторых окнах ещё остался грязный тюль, в отдельных кабинетах – обрывки учебных плакатов. Под ногами хрустит стекло, бетонная крошка. Мои шаги гулко разносятся по всему корпусу. Деревянный пол слегка пружинит.

Также через «крышу» перехожу в центральное крыло и внезапно оказываюсь перед той самой лестницей с колоннами и сводчатым потолком, которая есть на всех фотографиях ИВВАИУ в Instagram. Меня ненадолго слепит солнце, потому что в следующем помещении нет крыши, её сняли, кажется, в 2015-м, когда хотели отремонтировать корпус. Цепочка следов предыдущих посетителей заканчивается у первого окна слева, кто-то выглядывал во двор. Я повторяю его путь, пересекать «зал» не решаюсь, непонятно, что там, под снегом.

Возвращаюсь и замечаю, что в одном из окон вместо стёкол и рам — остатки какой-то картины про самолёты. Мимо раскуроченных, разбитых рядов кресел, как из актового зала, протискиваюсь на балкон над главным входом. Передо мной — старый разваливающийся истребитель.

Последнее крыло, в которое я попадаю, несколько лет назад горело. От дверей остался угольный остов, крыша в некоторых помещениях обрушилась. Нахожу чек из местного супермаркета от 9 февраля и комнату, которую явно использовали под ночлежку, непонятно, как давно. Сначала я не понимаю, почему здесь страшнее, чем в других коридорах. Потом доходит – я не слышу звук своих шагов. На полу толстый слой пепла, песка, бетонной крошки, пыли. Коридор несколько раз пересекает обеспокоенная синица, слышно, как она хлопает крыльями.

В одном из лестничных пролётов я вижу надпись «Ад» и стрелочку наверх. Идти не решаюсь.

По первому этажу возвращаюсь в центральное крыло, в некоторых помещениях снятые с пола доски и кирпичи уложены в аккуратные кучи, рядом стоят вынутые из окон рамы. Натыкаюсь на разрисованные горе-граффитистами мозаики. Входные двери настежь.

Крыльцо засыпано снегом, спуститься можно только сбоку. Мимо привычным маршрутом гуляет женщина с двумя собаками.

Слева мимо корпуса идёт тропинка, по ней можно попасть к памятнику выпускникам училища, погибшим во время Великой Отечественной войны. Напротив – сгоревший клуб. Путь к памятнику расчищен дворником, вот только дорожка ведёт к запертым на висячий замок воротам.

Я выхожу с территории училища и городка мимо храма, расположенного за памятником. Главное чувство, которое накрывает меня, когда я стою на остановке, — бессилие. Потом тоска. Это как смотреть на умирающего на пляже синего кита. Безнадёжно.

1 отзыв

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Понятно далее, чем мечты о создании кадетского корпуса, мысли не пошли. Тем более эти здания, собственность министерства обороны страны.будем ждать китайцев.ибо сами ничего не сделаем. Хорошо хоть, солдаты НАТО не пришли.

ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ