Р!
27 СЕНТЯБРЯ 2020
26 сентября 2020
25 сентября 2020
24 сентября 2020

Сценарий для врио

В прошлом году губернатором Забайкальского края стал Александр Осипов, совершенно незнакомый региону человек. Сейчас по этому же пути идёт врио губернатора Иркутской области Игорь Кобзев. У них примерно один сценарий кампании с лёгкой ретушью и поправкой на Тулун. Одновременно кажется, что жизнь в Иркутской области кончится с восстановлением пострадавших от наводнения 2019-го территорий, а у кампании Кобзева нет будущего дальше сентября этого года.

Зайти через Тулун

И Осипов, и Кобзев до назначения в регионы были неизвестны Забайкалью и Иркутской области. Оба при формировании правительства массово «не выметали» предыдущих членов кабмина (Кобзев избавился только от тех, кто был слишком явно связан с предыдущем главой региона Сергеем Левченко, и то — мягко и без скандалов), оба заявляли о том, что всем будут даны шансы поработать и показать себя.

Первым делом в регионах Осипов и Кобзев отправлялись решать неотложные местные задачи, тем более что у иркутского врио была понятная цель — восстановление Тулуна и проведение Чемпионата мира по хоккею с мячом. По тому, как Кобзев говорил о них, казалось, что именно они станут мерилом эффективности нового врио при принятии решения об участии в избирательной кампании.

Кобзев в первые месяцы изо всех сил старался «присоединиться» к региону. Если у Осипова в 2019-м символическим событием, вписывающим его в забайкальскую жизнь, стал хоровод на 5 ноября, то у Кобзева — празднование Нового года в Тулуне. Невозможно забыть и нелепую фразу иркутского врио о том, как «нам, жителям Иркутской области, надоело дышать едким воздухом [из-за лесных пожаров]».

Создать образ супергероя с бешеной работоспособностью

Из Осипова в Забайкалье в 2019-м лепили образ справедливого, заботливого и эмоционального главы региона, который придёт и всё поправит, влив в регион федеральных денег и работая круглые сутки. У Кобзева сейчас чётко прослеживаемый с самого начала образ любящего отца и мужа (хотя ни его жену, ни детей в регионе ещё не видели, он всё обещает их привезти), открытого и искреннего политика, который работает на людей, а не на чиновников, и жёсткого руководителя-трудоголика, готового расставаться с сотрудниками, если они не успевают за ним (а работает он, кажется, тоже 24 часа в сутки).

Кобзев условно деликатно обходится с критикой работы прошлого губернатора Сергея Левченко — он же «перевернул страницу». При этом у иркутского врио потихоньку складывается образ человека, который восстанавливает Тулун и Нижнеудинск не столько после наводнения, сколько после плохой работы предыдущей власти. Зимой на заседании союза строителей региона врио намекал на некие обстоятельства, которые помешали всем желающим иркутским строителям зайти в Тулун, но эту тему не стали выводить в публичную плоскость.

Интересно, что иркутский врио как будто отстраивается от политики , при этом его влияние прослеживается в ключевых политических процессах в Иркутске — это и тактичная «ликвидация» экс-мэра Дмитрия Бердникова в правительство, и перевод бывшего главы кабмина Руслана Болотова в городскую администрацию, и впоследствии работа с выборами мэра, за которую его поблагодарил спикер думы Евгений Стекачёв (как раньше, за решение конфликта с городским бюджетом).

Стать самовыдвиженцем

Осипов в 2019-м пошёл на выборы как самовыдвиженец. При этом процесс был организован не очень ловко, к самовыдвижению забайкальского врио были вопросы из-за рассинхронизации избирательного законодательства края и Устава, хотя прокуратура и ЦИК нарушений не увидели. Кроме того, с Осиповым связан и скандал со сбором подписей для прохождения муниципального фильтра. Как выяснила «Чита.ру», подписи части местных политиков, отданных за Осипова, были переданы другим кандидатам.

В Иркутской области подобный скандал был в 2015-м на губернаторских выборах. Тогда спор возник между «Единой Россией» и КПРФ. Первая утверждала, что Левченко смог собрать подписи, потому что ему помогла ЕР, вторая – что ЕР обманула депутатов от КПРФ, собирая одновременно подписи и за кандидата от «Справедливой России», и за кандидата от ЛДПР.

В мае заксобрание региона тоже приняло поправки в региональное законодательство, которые дали возможность самовыдвиженцам идти на губернаторские выборы. Воспользуется ли Кобзев этой возможностью — пока неизвестно, но скорее да, чем нет: зачем заксобранию менять закон под абстрактного кандидата с учётом традиционно высокой протестной активности в регионе?

На выборы в Забайкальском крае в 2019-м выдвинулось девять кандидатов, зарегистрировано было четыре. Назвать трёх зарегистрированных кандидатов реальными политическими соперниками Осипова было сложно. В Иркутской области большой вопрос, будут ли у Кобзева настоящие конкуренты на выборах. По мнению руководителя «Политической экспертной группы», московского политолога Константина Калачёва, оппонентов под врио подберут из Кремля, а региональный координатор движения «Голос» Алексей Петров считает, что ЕР поддержит Кобзева после его регистрации. В самой партии сообщили, что примут решение о своём кандидате в июне — июле.

С момента объявления Кобзева об участии в выборах ЛДПР и «Справедливая Россия» уже заявили своих кандидатов (тут без неожиданностей — это глава Ушаковского муниципалитета Виктор Галицков и вице-спикер заксобрания Лариса Егорова), но их сложно назвать реальными соперниками врио — у обоих нет достаточных ресурсов, а подготовительная работа к губернаторским выборам ни одной партией не велась в течение хотя бы полугода.

Одним из основных соперников мог бы стать бывший глава региона и первый секретарь обкома КПРФ Сергей Левченко (и он даже заявил о планах по выдвижению), но, во-первых, к нему есть вопросы о причинах его отставки, на которые нет внятного ответа, во-вторых, важная формулировка — досрочные или плановые выборы: в досрочных выборах он не сможет принимать участие из-за законодательных ограничений.

Даже если Левченко примет участие в кампании («Ведомости» со ссылкой на свои источники уже сообщили, что Кремль этого не допустит), в этом году ему будет трудно обойтись только критикой действий региональной власти, как в 2015-м, — со стороны соперников было бы странно не воспользоваться эффектом обманутых ожиданий избирателей с учётом внезапной досрочной отставки и медиаскандалов, которые сопровождали экс-губернатора почти 2 года.

Нарисовать будущее?

За всем этим парадом личных качеств, твёрдых решений и ловких политических ходов пока не видно будущего, которое ждёт Иркутскую область за сентябрём 2020 года и дальше восстановления Тулуна.

Такой светлой картинкой могла бы стать стратегия социально-экономического развития Иркутской области, но у Кобзева с ней не задалось, так же как у Левченко.

Губернатор-коммунист и его правительство пытались протолкнуть её через единоросовское заксобрание с 2016 года, а когда не смогли, придумали госплан и пятилетку, которые не надо согласовывать с депутатами.

Кобзев же поручил минэку заняться стратегией сразу после приезда в регион — в декабре 2019 года. Предполагалось, что документ будет готов в феврале. Потом тема появилась только в марте — во время послания о состоянии дел в регионе. В нём Кобзев озвучил новый срок разработки стратегии — к лету. Пока о документе или о работе над ним ничего неизвестно, будет ли он представлен в июне — загадка. Само же послание стало, скорее, декларацией о намерениях идти в губернаторы, чем планом работы нового врио.

На всё это накладывается ещё и коронавирус, распространение которого в Иркутской области сложно назвать управляемым (за май число заразившихся выросло со 150 человек до почти 2 тысяч, больницы в Иркутске заполнены, у врачей есть сложности с приёмом пациентов).

В марте и апреле Кобзев показал, что готов следовать за федеральными решениями по этой теме, введя в регионе режим полной самоизоляции при трёх заражённых в конце марта (одновременно с режимом нерабочих дней во всей России) и смягчив его 14 мая (после того, как президент отменил нерабочие дни и отдал такие решение в регионы) при 475 заболевших и вспышке коронавируса среди вахтовиков.

В итоге, несмотря на регулярные поездки по районам (без выходных и праздников) для знакомства с муниципалитетами, их главами и громкие слова о развитии каждого города и района, Кобзева сложно воспринимать как главу региона, а не «губернатора Тулуна» и мчсника (даже совещания с президентом связаны только с двумя темами — коронавирус и последствия наводнения). Хотя врио и очень старается.

Субъективное мнение по поводу губернаторских выборов в Иркутской области также опубликовано в Telegram-канале «ИрСити». Если у вас не работает гиперссылка в слове «опубликовано», вы можете найти канал «ИрСити» в приложении этого мессенджера на вашем устройстве по названию ircity_ru или Ircity.ru.

Добавить отзыв

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Правила