Р!
28 НОЯБРЯ 2020
27 ноября 2020
26 ноября 2020
Исчезающий Иркутск

Дом и последнее пристанище чаеторговца Пономарёва

К широкой и длинной улице Рабочего Штаба примыкает огромное количество маленьких улочек, на которых когда-то давно творилась история Знаменского предместья и жили знаковые для Иркутска семьи. На одной из них в середине XIX века родился один из самых талантливых бизнесменов своего времени – Павел Пономарёв, на деньги которого в Иркутской губернии были построены девять училищ. Но, как это часто бывает, его родовое гнездо с каждым днём всё больше приходит в упадок. И если бы не статус памятника, город давно бы проглотил не раз горевшее деревянное здание.

Улица Николаева, в прошлом Малыгинский переулок, — узкая, местами мрачная. Она тянется от Ангары до военного госпиталя. Дом Пономарёвых стоит как раз между Рабочего Штаба и рекой. С одной стороны его прикрывают крупные деревянные двухэтажки, с другой — раскинулась территория бывшего Знаменского училища, построенного по проекту Владимира Рассушина и на деньги Владимира Сукачёва.

На забор перед домом Пономарёвых накинули рекламные полотнища, но скрыть печального вида полуразрушенного здания они не в силах. С улицы Николаева к дому можно подойти с двух сторон – сквозь забор (за ним спрятан уютный двор, на который глядит парадный вход с крышей) и со двора, образованного двумя двухэтажных деревянными домами и кучкой разваленных сараев.

«В одной из книг 1984 года, — говорит историк Алексей Петров, — дом Пономарёвых описывается как двухэтажный, деревянный дом, 8 на 6 саженей, крытый тёсом, разделён холодным коридором на две самостоятельные квартиры, нижний этаж – полуподвальный».

Сейчас в окнах сломаны рамы, перед порогом выставлено развороченное кресло, стены обуглены и заваливаются. Внутренние ступеньки прогнили и провалились, перегородив доступ в полуподвал, обгоревшая крыша упала и пробила пол второго этажа. Разруха здесь началась уже давно – это можно понять по зеленеющему на брёвнах мху и кустам, пробившимся сквозь дыры в полу. Никому нет дела до старика, вот и прижимается он к земле, медленно погружается, уходит в неё. Хотя ещё в феврале 1990 года занесён в государственный реестр объектов культурного наследия.

Дом, предположительно, построен в 30-е годы XIX века. Здесь жила большая семья Андрея Васильевича Пономарёва, иркутского цехового, занимавшегося изготовлением и продажей мыла и свечей. 20 июня 1844 года у него родился девятый ребёнок – Павел. На тот момент Андрею Васильевичу уже было 47 лет. Крестили Павла через 2 дня в Покровской церкви, находящейся на Малой Якутской (ныне – Рабочего Штаба, 29). Крёстной матерью выступила старшая сестра Ирина, а крёстным отцом – родственник семьи, нижнеудинский полицмейстер Степан Рассказов.

Чай на столе императрицы

Павел учился в приходском училище в Знаменском предместье, затем поступил в Иркутское уездное училище, но курса не окончил. «Он был хулиганистый парень, вырос на окраине Иркутска, часто убегал из дома», — замечает Алексей Петров.

Не желая мириться с поведением сына, Андрей Васильевич отправил его, 14-летнего мальчишку, в Верхнеудинск по торговым делам. С тех пор молодой человек довольно успешно постигал азы предпринимательства. А после смерти отца, Павел унаследовал его бизнес. На тот момент парню было всего 22 года.

Для развития своего дела Пономарёв нашёл двух ярких компаньонов – иркутского купца Николая Львовича Родионова и бизнесмена, тогдашнего городского голову Ивана Степановича Хаминова. На троих они стали заниматься торговлей чаем, который выращивали на собственных плантациях в Ханькоу. В 1876 году он стал единоличным владельцем торговой фирмы, выкупив доли Хаминова и Родионова.

Пономарёв почти всё время жил в Китае. Здесь он организовал собственную фирму, которая отличалась тем, что служащие получали не жалованье, а проценты с прибыли. Также Павел Андреевич построил первую в Китае фабрику по изготовлению прессованного плиточного чая.

Его продукт считался лучшим в Иркутске, почти во всех городах Сибири работали фирменные магазины. Он даже отправил посылку с чаем российской императрице Марии Александровне. Существует информация, что императрица приняла подарок с удовольствием и в ответ пожаловала чаеторговцу перстень с бриллиантом.

«Если бы тогда существовал список Forbes, то Пономарёв точно входил был в ТОП-10», — подчёркивает историк Алексей Петров.

Параллельно с предпринимательством Пономарёв решил создать сеть народных училищ. Так, в 70-х годах он выделил 50 тысяч рублей на строительство иркутской ремесленной школы.

Женился поздно по тем временам – лишь в 32 года. Его супругой стала 19-летняя Мария Лептюжникова. Они венчались всё в той же Покровской церкви 14 января 1877 года. А потом молодожёны отправились в интересное свадебное путешествие по Европе. Когда они вернулись в Россию, Павла Андреевича назначили русским вице-консулом в Ханькоу.

Но дипломатом он пробыл недолго. Пономарёв в торговых делах надорвал здоровье и лечился в Крыму, но 8 декабря 1883 года в Санкт-Петербурге в возрасте 39 лет умер. Сначала его похоронили в Александро-Невской лавре, а через 7 лет прах перевезли в Иркутск. Могила его была в ограде Покровской церкви, а семья сделала красивый памятник – часовню.

После смерти Павла Андреевича его капитал – почти миллион рублей — разделили на девять частей – по числу построенных двухклассных училищ для бедных детей: три в Иркутске, шесть – в губернии (Оёк, Большая Разводная, Тунка, Буреть, Ширяево и Новонукутск). Ещё около 200 тысяч пожертвовали на создание иркутского технологического института, но этой задумке не было суждено реализоваться – с приходом советской власти всё было национализировано.

Сгоревшая история

Известно, что в 1915 году в доме в Малыгинском переулке жили дети Пономарёва – Андрей и Екатерина. В 1916-м помещения здесь арендовало бюро социал-демократов Знаменского района.

В советские годы, после смерти хозяев, здесь жили шесть семей. В 1972 году произошёл пожар, и часть переселилась в другие квартиры. Последний раз дом горел в 2001 году. Известно, что в здании находился каменный колодец, но его засыпали, также стояли старинные печи.

Среди жильцов пономарёвской усадьбы был милиционер с семьёй, вспоминает Людмила Эдуардовна, переехавшая в соседний дом №9В в 1979 году. По её словам, при ней историческое здание прошло через три пожара. В одном из них – погибла женщина, работавшая таксистом, с 11-летним сыном. Они не успели выбраться из огня.

Людмила Эдуардовна рассказывает, что как-то к ним в ограду пришёл депутат гордумы. Женщина спросила про судьбу дома Пономарёва. Ей ответили, что здание не в муниципальной, а в частной собственности, поэтому ничего с ним сделать не могут.

«Я раньше работала воспитателем детского сада, детей очень люблю. А в нашей ограде много ребятишек, и они всё до этого по сараям да по сараям. Мне их так жалко стало, и я кое-как выпросила, чтобы нам поставили качели и карусель. А одна женщина, она на «Кедре» работала, добилась, чтобы возле дома сделали площадку с баскетбольным кольцом», — вздыхает пенсионерка.

Девятый дом, в котором живёт Людмила Эдуардовна, тоже переживает не лучшие времена. Туалет – деревянная постройка с еле видимыми буквами «М» и «Ж» — на улице, в доме только вода. Централизованного отопления нет – «все сидят на обогревателях».

В 1975 году двухэтажка еле выжила в страшном пожаре. «Тогда 1 мая отмечали, и вот в ночь с 1 на 2-е жильцы подпёрли двери и подожгли дом, чтобы тот, кто в живых останется, квартиры получили. И получили ведь – теперь в Ново-Ленино живут», — говорит пенсионерка.

Её семья приехала в уже аварийный дом. Выбора особо не было – однокомнатную квартиру на 25-летия Октября, которую получил муж-строитель, заняла многодетная семья. «Вот и идти было некуда. Прожили мы 3 года тут, а ордера нам не давали, в итоге приехали нас выселять, прямо в 30-градусный мороз. Наши вооружились кто чем. И попросили женщину, которая работала в аэропорту, дать телеграмму Терешковой, в течение часа был ответ: «Выселение отставить», и на следующий день мы получили ордера», — улыбается Людмила Эдуардовна.

Эту двухэтажку должны снести до 2024 года. «Но я вот 44 года тут живу, а дом всё под снос», — смеётся женщина и отпускает нас с тёплыми пожеланиями удачи.

«Людям не до бога»

Добраться до Покровской церкви, с которой связана судьба Пономарёва, совсем несложно — она стоит на углу Шевцова и Рабочего Штаба, прямо за заводом «Кедр». Небольшая, белоснежная, с зелёной крышей и синими куполами. Обнесённая забором.

В будний день здесь очень тихо. Даже шум с Рабочего Штаба мало долетает до стен церкви. Со двора видно, что храм полудеревянный, а к нему прилегает небольшая кучка аккуратно сложенных кирпичей.

История у церкви богатая. Она построена из каменного дома Ермолая Лычагова – наиболее известного представителя крупного рода купцов и благотворителей Лычаговых. Летом 1824 года начались работы по переделке дома в церковь. К нему с восточной стороны была пристроена апсида, а с западной — паперть и колокольня. 1 октября 1826 года освящён главный храм во имя Сретения Господня и придел во имя Покрова Божией Матери, а 7 мая 1828 года — придел под колокольней во имя священномученика Ермолая.

Алексей Петров рассказывает, что в 1928 году после прихода советской власти был закрыт Знаменский монастырь, и часть монахинь перешли в Покровскую церковь. А в 1931-м закрыли и её. Часовню, которая была установлена на могиле Пономарёва, уничтожили. Здание передали автобазе под клуб, затем в нём размещались слесарные мастерские авторемонтного завода. Вновь церковь «заработала» только в 2008 году.

Единственная открытая дверь ведёт в просторную пустую комнату, из которой поднимается крутая деревянная лестница на второй этаж. Там сейчас идут службы. Встретивший нас помощник настоятеля Андрей Анатольевич рассказывает, что одной из монахинь из Знаменского монастыря в Покровской церкви было явление Божией Матери. После того, как часовню уничтожили, на её месте посадили сирень, чтобы место захоронения не потерялось.

Сейчас на предполагаемом месте могилы стоит деревянный крест с табличкой, сделанной за деньги одной прихожанки. Его установили примерно 5 лет назад. Со временем земля стала оседать, и «место захоронения обозначилось само».

Андрей Анатольевич кивает: восстанавливать часовню планируется. Но власти не выделяют деньги, хоть понимают, что фигура Пономарёва – крупная, знаковая для города. «Эта крыша, эти купола восстановлены благодаря тем людям, у которых раньше был бизнес, а сейчас его уже и нет давно», — показывает помощник настоятеля на храм.

Он проводит нас с другой стороны церкви, открывает первый этаж, где восстанавливают Сретенский и Покровский приделы. Здесь светло, просторно, чуть пахнет свежим ремонтом. Через всю «комнату» тянется будущий иконостас с нежно-голубой росписью. Его заказали в Санкт-Петербурге. Напротив иконостаса будет крестильня, раньше её не было.

Предполагается, что приходить в эти крепкие стены будет весь Знаменский район. «Хотелось бы, но людям сейчас не до бога», — отвечает Андрей Анатольевич.

Он отпирает следующую дверь – здесь вход на колокольню, которой пока что нет. «С такими темпами, может, ещё и другому поколению хватит восстанавливать. Если бы с властями вопрос решился, то тут дел на год-два, и всё», — оглядывает голую кирпичную кладку помощник настоятеля.

По его словам, епархия намерена направить письмо в МИД – может, через него удастся найти средства на восстановление часовни на могиле Пономарёва, когда-то работавшего дипломатом. А дом, по мнению мужчины, могли бы и городские власти восстановить. «Но никому по большому счёту нет до этого дела. И это позор, когда так», — говорит Андрей Анатольевич.

1 отзыв

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Есть неточности

в 1915 году Андрей и Екатерина не жили в этом доме, квартиры сдавались, а Андрей и Екатерина обращались к городским властям с предложением  продажи дома в связи с их "бедственным материальным положением".

Бюро Иркутской организации РСДРП (объединенной) было открыто просто в квартире моего деда - Конецкого С.Ф. - на Малыгинской д №7. Есть газетная вырезка без даты.

Первый за советские годы пожар в пономаревском доме был в 1986-88 г.

Второй - крупный - в 2003г.

Девятый дом, в котором живёт Людмила Эдуардовна, горел 3 мая 1971 г, одноклассник мой тогда погиб, Сашка Чупров. Про "подпёрли  и подожгли" Эдуардовна наплела с чужих слов.

ПОПУЛЯРНОЕ
ПОПУЛЯРНОЕ
ПОПУЛЯРНОЕ
ПОПУЛЯРНОЕ