Город мнение Денег нет – и летаем только во сне

Денег нет – и летаем только во сне

Министры правительства Иркутской области признались, что с бюджетом региона всё очень непросто.

Поздравляю, друзья, мы пережили целый год в неприятных объятиях с коронавирусом. Но мы многого лишились. Одна из таких потерь – амбициозный бюджет развития. Ещё даже ракету не успели построить, как дали по тормозам. Потому что «финансово не та ситуация», чтобы мечтать о полётах на Луну. Се ля ви.

Колонка впервые опубликована в субъективном разборе событий недели, который вышел на «ИрСити» 21 марта.

Минфин Приангарья предупреждал, что в 2021 году трудности будут наравне с теми, что область испытывала в далёких 2008-2009-м. Дефицит на пределе, госдолг – в пограничном состоянии. Из резервов – госконтракты со Сбербанком. На 1 марта общий объём коммерческих займов уже составил 15,7 миллиарда рублей, из них 6 миллиардов – выбраны в первые два месяца. За счёт этого госдолг с начала года вырос на 11,7%, хотя всё ещё меньше утверждённого в законе – 33,17 миллиарда против 46,5. Но, как сказал губернатор Игорь Кобзев, обычные люди думают не о госдолге, а о собственных, совершенно конкретных условиях жизни.

Чтобы «зайти» в 2021 год, власти срезали расходы по всем отраслям, более-менее заложив деньги на то, что софинансируется, то, что «переходящее», и то, что нужно для спокойной работы в начале года. Это, мягко говоря, опечалило заксобрание, поэтому закон о бюджете был принят с огромным перечнем рекомендаций, на какие направления важно и нужно предусмотреть деньги. Заседание профильного комитета, которое состоялось на минувшей неделе, можно было назвать драматичным и в первую очередь из-за откровенности министров, которые повторяли: «В бюджете денег нет».

Например, распиаренная программа модернизации первичного звена здравоохранения поставила перед регионами жёсткие условия: обязательное подтверждение износа здания ФАПа или врачебной амбулатории, а участвовать могут лишь муниципалитеты с населением не более 50 тысяч человек. То есть те же Иркутск, Ангарск и Братск пролетели, как стая напильников над славным городом Парижем.

До 2025 года объём финансирования – 11,3 миллиарда рублей. «Беспрецедентная сумма». Но, как выяснилось, неизменная. Можно либо заменять объекты, либо надеяться на получение экономии. Замминистра Галина Синькова призналась, что в региональной казне нет денег на проектирование объектов в Иркутском и Заларинском районах, где работы должны начаться в 2022 году. «Сейчас мы двигаем средства с капремонтов следующего года, чтобы не потерять федеральные деньги», - сказала она.

Есть семь объектов, по которым получена ПСД с положительными заключениями. Но нет денег на их строительство. Это четыре иркутских учреждения и три – в подтопленных территориях (что уже странно). По ним сделаны заявки в Минздрав России. Будут ли деньги – неясно, можно к гадалке не ходить.

Расходы на капремонт по госпрограмме «Развитие здравоохранения» снижены почти в два раза по сравнению с прошлыми годами – до 250 миллионов рублей. При этом половина контрактов рассчитаны на 2 года – 2020-2021-й. «Распределять нам было практически нечего», - подчеркнула Синькова. А ещё в областной казне нет денег на компьютерные томографы для семи медучреждений, на увеличение расходов на лекарства и тест-системы для ВИЧ-инфицированных, на питание и иммунопрофилактику больных. Эти вопросы планируют поднять при первой корректировке бюджета.

Кроме этого, есть заботы, от которых регион мог бы избавиться. Я говорю про обеспечение лекарствами детей со СМА. После небольшого скандала в начале года минздрав потратил более 248 миллионов рублей на «Спинразу» для первого этапа лечения 11 ребятишек. На сегодня появился ещё один нуждающийся в дорогом лекарстве ребёнок. При этом созданный президентом фонд «Круг добра» пока не очень внятно реагирует на ситуацию – то ли берёт на себя заботы о больных детях, то ли нет.

Если всё-таки это останется на плечах регионов, то до конца 2021-го и на первый квартал 2022-го Иркутской области нужно где-то найти 203 миллиона рублей. Кроме того, троим маленьким пациентам требуется новый препарат «Эврисди», поставки в Россию которого начнутся только в мае, цена на препарат не установлена. «Но предполагаем, что она будет немаленькая», - заметила Синькова.

Образование, кажется, вообще ориентировано в основном на выплату зарплаты. Всё остальное – пожалуйста, но только не в 2021 году. При этом министр Максим Парфёнов заверил, что по итогам первого полугодия планируется предусмотреть дополнительные деньги на оплату труда педагогам. «Ситуация не новая, не думаю, что есть риски в части отсутствия зарплаты по итогу года», - сказал он, хотя в 2020-м властям не хватило средств, чтобы выплатить декабрьскую зарплату в декабре, учителя получили деньги в январе и после вмешательства прокуратуры.

Повышение стипендий и компенсации за питание студентов профобразовательных учреждений «в силу дефицита бюджета» переносят на следующий год. Министр сказал, что «средства по увеличению должны быть весомые», при этом размер этой суммы в расчёте на одного студента - нищенский. Академическая стипендия – 517 рублей, питание – 154,8 рубля. Да-да, это - в месяц.

На бесплатное питание учеников начальных классов частных школ, по расчётам минобра, нужно 24,5 миллиона рублей (горячие обед+молоко). «Источник финансирования на обеспечение этой категории детей отсутствует. Для единообразного подхода мы можем принять решение, но не в ситуации острого дефицита и решения первоочередных проблем и выплату зарплаты», - заметил Парфёнов.

Детским садам, в которых проводятся капремонты, но не вводятся новые места, тоже придётся подождать. Сейчас все силы брошены на строительство и оснащение как минимум 10 дошкольных учреждений, которые должны дать более 2 тысяч новых мест. «Деньги изыскиваются чрезвычайно тяжело», - объяснил министр.

Больная тема – это обеспечение антитеррористической безопасности и модернизация автоматизированных противопожарных систем. Для муниципальных образовательных учреждений, которые уже устали от бесконечных предписаний надзорных органов, по первой статье нужно почти 3 миллиарда рублей, по второй – почти миллиард. «Это очень большие деньги, которых в бюджете нет», - подчеркнул Парфёнов, заметив, что сейчас «финансово не та ситуация». Он предложил растянуть эти мероприятия на несколько лет, но «нужно понимать, с какого года стартовать». Конечно, не с 2021-го.

Какой итог? А его нет. В бюджете не предусмотрен «необходимый ресурс» не только на здравоохранение и образование, но и на прохождение отопительного сезона и даже на ликвидацию последствий наводнения 2019-го, которая особенно строго контролируется Москвой. Эти дыры будут прикрывать по ходу дела.

Первые корректировки областного бюджета ожидаются весной – не ранее сроков уплаты налогов крупными налогоплательщиками по итогам 2020 года и первого квартала 2021-го. Тогда же станет ясно, сколько доходов может недополучить область. За прошлый год сумма составила 8,6 миллиарда рублей. Хорошо, что это почти в 2 раза меньше, чем прогнозировалось. Плохо, что «порезанный» бюджет всё равно в минусе.

ПО ТЕМЕ
Мнение автора может не совпадать с мнением редакции
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Рекомендуем