СЕЙЧАС -23°С
Все новости
Все новости

Экс-глава Минздрава Приангарья и ее сын озвучили последнее слово в суде по делу о закупке масок в 2020 году

Оглашение приговора по уголовному делу назначено на 19 декабря

Суд по делу о закупке медицинских масок. На фото обвиняемые слева направо: Евгений Уренко, Дмитрий Козлов и Илья Белоусов

Поделиться

Кировский районный суд Иркутска заканчивает рассматривать уголовное дело в отношении экс-министра здравоохранения региона Наталии Ледяевой, ее сына — ангарского предпринимателя Ильи Белоусова, а также в отношении его бизнес-партнеров. Все фигуранты обвиняются в мошенничестве при поставке медицинских масок в учреждения здравоохранения Приангарья в 2020 году. 6 декабря с последним словом выступили Ледяева, Белоусов, а также подсудимые Дмитрий Козлов и Евгений Уренко.

В начале заседания новый адвокат Наталии Ледяевой Виктория Каратаева подала ходатайство о возобновлении судебного следствия, потому что следственные действия, по ее мнению, не были произведены в полном объеме. В частности, не был допрошен свидетель — заместитель Ледяевой Николай Корнилов, не проведена товароведческая экспертиза масок, не были допрошены эпидемиологи с целью оценить влияние поставленных медицинских изделий на динамику заболеваемости коронавирусом в 2020 году.

Виктория Каратаева — столичная правозащитница. Вместе с известным московским адвокатом Шота Горгадзе Каратаева защищала жителя Уфы Владимира Санкина, который насмерть забил предполагаемого педофила. Среди клиентов Шота Горгадзе — телеведущий Владимир Соловьев, депутат Госдумы Александр Хинштейн, член Совета Федерации Дмитрий Саблин, глава Росгвардии генерал Виктор Золотов, певец Валерий Меладзе, продюсер Иосиф Пригожин и другие, следует из данных на сайте адвоката. В Иркутске Горгадзе занимался делом АЗГИ.

— Можно допросить эпидемиологов и попросить их оценить, что было бы, если бы эти маски вообще не использовались. Как бы развивалась заболеваемость ковидом и как бы развивалась эпидемия, если бы их не было. Был бы причинен больший ущерб или меньший? — отметила Каратаева.

Однако суд отклонил ходатайство защиты.

Первой с последним словом выступила Наталия Ледяева. Она отметила, что за всё время своей работы не имела ни одного дисциплинарного взыскания. Уголовное дело о закупке масок экс-министр назвала сфабрикованным лишь потому, что Ледяева в должности министра «помешала чужим корыстным интересам».

— За время моей работы в должности министра меня дважды пытались посадить. Первый раз — за закупку ИВЛ. Второй раз — за начисление зарплаты медперсоналу станции скорой медицинской помощи во время пандемии, — добавила чиновница.

При этом она подчеркнула, что если бы не заключила договоры с ИП Сорокиным, то ее сын и его бизнес-партнеры остались бы на свободе, а ее бы «посадили всё равно». Либо за то, что не исполнила указания президента и губернатора, либо за то, что подписала контракты с поставщиками по более высоким ценам и с более длительными сроками поставок.

— Обвиняемые снизили цены на СИЗы до минимума и тем самым нарушили планы тех, кто хотел поставить маски по цене в 5 раз дороже, — заявила суду Наталия Ледяева.

Дмитрий Козлов в своем последнем слове подчеркнул, что все они «стали инструментами и заложниками в чьей-то политической игре». Он отрицает мошенничество, подчеркивая, что мошенники не стали бы на свои деньги покупать товар, поставлять его в больницы и еще платить налоги.

— Мы вкладываем свои деньги, покупаем товар, заключаем контракты на поставку этого товара, получаем маски и только потом — плату за них. Платим все налоги, платим зарплату, аренду, ни от кого не скрываемся, всё доставляем. Лично я осуществил доставку в 112 точек по всей области. Если бы у меня был корыстный умысел, стал бы я делать поставки в отдаленные больницы области? В Бодайбо, Маму, Ербогачен и другие поселки, где транспортные расходы на авиадоставку превышают прибыль. Мошенник бы не стал, а я сделал, — сообщил Козлов.

Он подчеркнул, что около 2 тысяч масок бесплатно раздал больницам, которые не успевали заключить контракты на поставки. Плюс, бесплатно раздавал маски в учреждения опеки и попечительства, Минэкономразвития и Минздрав, администрацию Ангарска, ветеранам и сотрудникам ДПС. Всего — около 30 тысяч масок совершенно безвозмездно.

Евгений Уренко попросил суд обратить внимание на соразмерность наказания, которое запрашивает гособвинитель, а также на «баснословный ущерб», который вменяют обвиняемым. Товар был поставлен и использован, поэтому ущерба быть не может.

По мнению Уренко, обвиняемые отбыли в СИЗО уже дольше, чем требовалось за те ошибки, которые они допустили в документах, поставляя маски в Иркутскую область.

Илья Белоусов начал последнее слово с того, что продемонстрировал суду три книги: Конституцию РФ, Уголовно-процессуальный кодекс и Уголовный кодекс. Он сообщил, что все три года изучал эту литературу, пытаясь докопаться до истины. Также он зачитал несколько статей о правах человека, предпринимателя и об истинной сути правосудия и независимости суда.

Затем Белоусов заявил, что, попав в СИЗО, был не просто шокирован всей этой системой, но и был ею практически сломлен. Его спасли лишь жена и дети.

Подсудимый подчеркнул, что вновь перечитал обвинительное заключение и пришел к выводу, что оно сделано таким образом, что из него невозможно понять ничего. Это говорит о небрежности следствия. Белоусов заметил, что, будь он следователем, он бы провел добросовестную работу, «чтобы людям, читающим обвинительное заключение, было понятно, в чем их обвиняют и за что. И самое главное, было бы понятно, кто мошенник».

В 2021 году у Ильи Белоусова в СИЗО останавливалось сердце. Этот факт зафиксирован. Однако он так и не смог доказать, что меру пресечения необходимо изменить, вместо этого срок заключения только многократно продлевали. Белоусов указал суду на то, что в условиях СИЗО предоставить данные о медицинских противопоказаниях невозможно, так как там отсутствуют нужные специалисты.

— Уже в этом году мне ставили прививку от коронавируса. Врачи пришли, они одеты в халаты, у них респираторы, бахилы, шапочки. Они мне сказали: «Вам спасибо». Я говорю: «А за что?» Они ответили: «А мы знаем, за что вы сидите. А маски нам помогают и тогда помогли очень сильно. Мы получали», — сообщил Илья Белоусов.

Предприниматель подчеркнул, что, если бы было мошенничество, не было бы положительных отзывов, да и они бы сами вряд ли оказались за решеткой после получения «большого преступного дохода».

— Хотелось бы скорее закончить это дело. Хотелось бы услышать приговор, который устроит все стороны. Я считаю, что тот срок, который мы отбыли и вместе с нами отбыли наши семьи, он был достаточен для того, чтобы нас исправить. Всё, что дальше, это уже не исправление, это даже не издевательство. Просто страна получит очередных зэков, очередных плохих людей. Ни мне, ни моим друзьям этого бы не хотелось, — заявил Белоусов.

Он попросил суд проявить снисходительность ко всем обвиняемым и к их семьям.

После этого судья объявила о том, что для принятия решения удаляется в совещательную комнату. Оглашение приговора назначено на 19 декабря.

Более подробный материал с последнего слова обвиняемых можно прочитать в этой трансляции, которую мы вели прямо из зала суда. Ранее мы публиковали позицию Наталии Ледяевой, которую она озвучила на прениях, а также ее сына Ильи Белоусова, который уверен, что находится за решеткой только из-за матери-министра.

Напомним, уголовное дело о поставке масок в Иркутскую область завели в октябре 2020 года по статьям «Мошенничество, совершенное в особо крупном размере» и «Обращение фальсифицированных, недоброкачественных и незарегистрированных лекарственных средств, медицинских изделий, совершенное группой лиц по предварительному сговору». Сначала был задержан сын Наталии Ледяевой Илья Белоусов, а спустя месяц задержали и ее саму.

Изначально нанесенный бюджету Иркутской области ущерб оценивался в 40 миллионов рублей, но к моменту передачи дела в суд он вырос до 90 миллионов. К закупке, ставшей основанием для возбуждения уголовного дела, может быть причастен предприниматель из Ангарска, который начал работу в феврале 2020 года. Всего он получил 9 контрактов почти на 200 миллионов рублей.

Наталия Ледяева ушла со своего поста в середине ноября 2020 года. Губернатор Иркутской области Игорь Кобзев отказался давать оценку деятельности бывшего министра.

В судебном заседании по уголовному делу гособвинение запросило приговорить бывшего министра здравоохранения Иркутской области Наталию Ледяеву к 8 годам лишения свободы по делу о мошенничестве с медицинскими масками, а также к штрафу в размере 2,5 миллиона рублей.

Больше новостей, фотографий и видео с места событий — в нашем Telegram-канале. Подписывайтесь и узнавайте всё самое интересное и важное из жизни региона первыми.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ1
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter