СЕЙЧАС -6°С
Все новости
Все новости

«Я за решеткой, потому что мать — министр»: сын Наталии Ледяевой выступил в суде по делу о закупке масок

Бизнесмен Илья Белоусов заявил, что его арест был способом сменить главу Минздрава

«Я за решеткой, потому что мать — министр»: сын Наталии Ледяевой выступил в суде по делу о закупке масок

Поделиться

Ангарский бизнесмен Илья Белоусов, которого обвиняют в мошенничестве с поставками в Иркутскую область медицинских масок в 2020 году, заявил, что оказался за решеткой только потому, что он — сын бывшего министра здравоохранения региона Наталии Ледяевой. Она также является фигурантом уголовного дела о закупке масок, СК оценивает ущерб в 90 миллионов рублей. 23 ноября Илья Белоусов выступил в Кировском районном суде во время прения сторон.

Во время прений сторон 22 ноября свою позицию уже высказали экс-министр здравоохранения Наталия Ледяева, а также подсудимые Дмитрий Козлов и Евгений Уренко. Выступление Белоусова перенесли из-за нехватки времени.

«Список обвиняемых должен был быть гораздо обширнее»

Когда слово дали самому Илье Белоусову, он подчеркнул, что осознает весь объем обвинения, но считает всё, что в нем изложено, не соответствующим действительности.

— При предъявлении мне обвинения следователь Анисов говорил, что это его творчество, которое он назвал бестселлером, — высказался Белоусов.

Подсудимый обратил внимание на то, что ему вменяется большой преступный доход, но «не было проведено ни одной экспертизы, позволившей установить этот большой преступный доход».

— Уплачены налоги в бюджет, хочу заметить, многомиллионные суммы, а также себестоимость товаров и оказанных услуг, которая составляет примерно 90% от оборота. Это подтверждено исследованиями, выписками по счетам. Эти средства и стали нашим доходом, якобы преступным, — добавил Белоусов.

Бизнесмен указал на то, что органы предварительного расследования сначала не хотели приобщать к делу его переписки с поставщиками товаров, в которых есть и все сертификаты, и подтверждения качества товаров. Их приняли во внимание только в судебном заседании.

— Я ходатайствовал о том, чтобы исследовали мой телефон. Но, как я заявлял ранее, все данные с моего телефона были утрачены. Это могло являться важным подтверждением моих показаний. Я никогда не удалял с телефона переписки, касающиеся бизнеса. Считаю, что у следствия были и есть все технические возможности для восстановления этих важных доказательств, но оно ими не воспользовалось, — сообщил Илья Белоусов.

Он подчеркнул, что имел погрешности в ведении бизнеса, но никогда не хотел и не планировал создавать ОПГ, кого-то обманывать или похищать чужое имущество. Поставка СИЗов была лишь одним из направлений деятельности.

— Также одним из основных мотивов было и будет всегда — это желание помочь людям. И мы делали это в силу своих финансовых возможностей. Я считаю, что нам это удалось в отдельно взятый период времени, — подчеркнул подсудимый.

— Тут должны находиться все наши партнеры как с российской, так и с китайской стороны, в том числе свидетели: Лю, Кубатова, Тепляков и остальные, а также представители здравоохранения: замминистра и других учреждений, участвовавших в заключении и исполнении контрактов. Но цели и задачи следствия были не в том, чтобы справедливо разбираться в ситуации с поставками СИЗ, — считает обвиняемый.

По мнению Белоусова, дефицит СИЗов в Иркутской области был прогнозируемым и должны были быть предприняты все шаги для его недопущения.

— Вместо этого были переведены колоссальные денежные средства монополисту — АО «Иркутская областная оптово-снабженческая аптечная база» — в виде аванса, у которого попросту этих СИЗов не было. Кстати, в ходе допроса Юрий Сланченко (директор ИООСАБ. — Прим. ред) признал, что китайский поставщик у ИООСАБ был такой же, как у нас, — отметил Илья Белоусов.

«Спасибо, что не 15, как обещали»

Обвиняемый сообщил судье, что его арест был «средством для того, чтобы на тот период времени поменять министра здравоохранения Иркутской области Наталию Ледяеву».

— Об этом мне глядя в глаза заявляли на моем допросе в СИЗО еще в октябре 2020 года оперативники ОБЭП и ФСБ. Цитирую: «За должность твоей матери занесли ни одну сумку денег. Ты даже не представляешь сколько. Ты что, не мог объяснить бабушке, что пора сидеть дома и нянчить внуков, а не лазать в чужие дела? Мы всё равно закрыли бы тебя, не за маски, так за что-нибудь другое. В итоге ты всё равно оказался бы в СИЗО. Подумай о своей жизни, у тебя дети, дай на нее показания и мы тебя выпустим. Новый год дома будешь встречать с семьей, и этот кошмар для тебя закончится», — заявил Белоусов.

Предприниматель рассказал, что из материалов уголовного дела видно, что на Наталию Ледяеву было заведено оперативное дело с момента ее назначения на должность исполняющего обязанности министра здравоохранения.

Тем временем доказательств мошеннических действий, умысла и создания ОПГ в деле, по словам Белоусова, нет. Он говорит: «Нет вообще ничего, кроме показаний в виде домыслов некоторых свидетелей, которые не подтверждены ничем фактически».

— Я никогда не хвалился, какие должности занимает моя мать. Возможно, где-то это даже мне мешало. И в итоге, судя по всему, благодаря роду ее деятельности я оказался за решеткой. На протяжении двух с лишним лет, что длится данное дело, я только и слышу отовсюду, что сяду. Сначала со слов сотрудника ФСБ Осипова еще в 2020 году — на 7 лет, затем появился срок 15 лет. Мне говорили, что никто разбираться не будет, потому что мать — министр и дело резонансное, — высказался Илья Белоусов.

Илья Белоусов признал, что он допустил ошибки в оформлении документов, в этом он осознает свою вину и не отказывается от нее. Но он не может признать то, чего не совершал.

Я не мошенник. Это действия в условиях цейтнота, когда огромное количество людей нуждалось в товаре, который попросту неоткуда было взять. Был допущен ряд технических ошибок при оформлении документов. Но я был полностью убежден не то что в надлежащем, а в идеальном качестве товара. Я никогда не позволил бы поставить под угрозу чью-либо жизнь или здоровье, — подчеркнул подсудимый.

При этом экспертизы качества поставленных масок не проводили, по заявлению Ильи Белоусова, потому что они бы позволили выявить невиновность обвиняемых.

— Следствие отказалось проводить экспертизы качества, потому что, цитирую: «Установление уровня качества и соответствия ГОСТам сведет к нулю объем обвинения, а это не в интересах следствия, прокуратура не дает нам этого сделать». Это цитата следователя Анисова, — рассказал Белоусов.

Также обвиняемый не согласен с размером штрафов и суммой ущерба, которая составляет около 100 миллионов рублей. Белоусов заметил, что уже третий год он находится в изоляции от общества и лишен возможности быть со своей семьей. При этом он всё еще надеется на справедливость суда.

— Ваша честь, я искренне надеюсь на вашу беспристрастность, на то, что вы увидели суть этого дела, а не только его резонансность и политический уклон. Я считаю, что тот срок, который я фактически уже отбыл в СИЗО, всё то, что я потерял за это время: в бизнесе, личной жизни, семье, уже само по себе является для меня наказанием за допущенные ошибки. Сверхмерным наказанием. Прошу вас о снисхождении ко мне и остальным подсудимым при вынесении приговора, — заключил Илья Белоусов.

Позиция защиты

Адвокат Белоусова, выступая в суде, заметила, что защита считает необоснованным и незаконным то, что бизнесмену вменяется в рамках уголовного дела. Мошенничество — это хищение чужого имущества путем обмана или злоупотребления доверием. Это действие совершается с прямым умыслом, направленным на хищение имущества.

— Наличие этого факта, исходя из всех материалов уголовного дела, попросту отсутствует, а иное стороной обвинения не доказано. Никто из обвиняемых не смог четко пояснить о наличии прямого умысла на совершение данного преступления, что говорит об отсутствии этого самого умысла, направленного на хищение имущества, — сообщила судье правозащитница.

По ее мнению, Илья Белоусов нарушил некоторые условия госконтракта, но это было вызвано форс-мажорными обстоятельствами — острым дефицитом средств индивидуальной защиты (СИЗ) от коронавируса в тот момент в Иркутской области и в целом в стране.

Адвокат обращает внимание, что отсутствие должной регистрации на поставленные из Китая маски не говорит о качестве изделий. Его можно установить только после проведения ряда экспертиз.

— Обвинительное заключение содержит формулировку, что обвиняемые осознавали общественную опасность своих совместных действий, выраженную в нарушении прав человека и гражданина на охрану здоровья. Однако заключение не содержит доказательств и сведений о наличии этой самой общественной опасности, выраженной в нарушении прав человека на охрану здоровья, — добавила адвокат.

Она пояснила, что в период пандемии в Иркутской области тщательно расследовались все случаи заболевания медицинских работников во время исполнения ими служебных обязанностей. Поставленные Белоусовым маски не вызвали случаев массового заболевания медиков, что позволяет сделать вывод о том, что они были надлежащего качества.

— Материалы уголовного дела не содержат сведений о наличии массовых заболеваний в медучреждениях, это подтверждено соответствующими расследованиями по установлению причинно-следственных связей между фактом заболевания и некачественной поставкой средств индивидуальной защиты ИП Сорокин. Защита неоднократно пыталась выявить такие факты, но получала однозначный ответ об их отсутствии, — подчеркнула правозащитница.

Кроме того, никто из представителей медицинских учреждений не высказал никаких нареканий к качеству поставленных им СИЗов. Более того, Клинический госпиталь ветеранов войн в Иркутске даже выдал Белоусову грамоту за поставку медицинских масок.

— Все медицинские организации, признанные потерпевшими в этом деле, говорили о том, как остро они нуждались в тот период времени в СИЗах. С учетом вспышки коронавируса и полного отсутствия на тот период оснащения медучреждений всем необходимым для предупреждения распространения инфекции COVID-19, — сделала акцент адвокат.

Во всех медицинских учреждениях, куда поставляли маски, работали приемочные комиссии, которые могли вернуть товар из-за плохого качества. Однако никто этого не сделал.

Также адвокат процитировала часть свидетельских показаний, которые были даны представителями медицинских учреждений, куда поставлялись маски. Свои заявления они делали летом 2022 года во время судебного заседания.

Боханская районная больница, например, подчеркивала: «ИП Сорокин привозил СИЗы, бахилы и т.д. Нормально всё было упаковано. Весь товар использован. Жалоб на качество никогда не было».

В Иркутской районной больнице сообщали: «Судя по документам, один раз была поставка от ИП Сорокин, принимала провизор. СИЗы были использованы в полном объеме, мы были очень рады их поступлению. Нареканий к качеству не было». Подобным образом высказывались и другие медицинские учреждения, отмечая, что радовались этим поставкам.

Также адвокат говорит, что Илья Белоусов не вводил медицинские учреждения в заблуждение относительно рыночной стоимости товара, предлагал цены в пределах рыночных, а начальная максимальная и итоговая цена контракта были адекватными.

Правозащитница заявила, что по вменяемым Белоусову статьям преступлением является сбыт фальсифицированных медицинских изделий, а фальсифицированным изделием считается то, которое было умышленно изменено, подделано или имело скрытые свойства. При этом Илья Белоусов поставлял в медучреждения не фальсификат, а медицинские изделия без регистрации.

— Сбыт незарегистрированных медицинских изделий китайского производства осуществлен подсудимым в чрезвычайной ситуации, а именно в условиях отсутствия аналогичных медицинских изделий в производстве в Российской Федерации в необходимом количестве. Действующим законодательством допускался сбыт без регистрации, и данные изделия рекомендованы к применению Всемирной организации здравоохранения, — сообщила сторона защиты.

По ее мнению, в суде также не доказан факт создания ОПГ, которое вменяется Илье Белоусову.

— Наш подзащитный оказался на скамье подсудимых исключительно по той причине, что его мать являлась исполняющим обязанности министра здравоохранения. Дело имело и имеет высокий общественный резонанс и носит показательно-карательный характер. Но это не значит, что Белоусов должен понести наказание за то, чего он не совершал, — уверена адвокат.

Защита попросила для Ильи Белоусова оправдательный приговор и отметила, что он характеризуется исключительно как положительный человек. Он воспитывает трех своих детей и заботится о двух детях своей супруги, до заключения под стражу занимался благотворительностью и оказывал спонсорскую помощь.

За его нарушения, которые, по мнению защиты, носят административный характер, Белоусова хотят приговорить к 11 годам колонии общего режима. Это, считает адвокат, слишком суровое наказание.

— Я не зря в своем вступлении в этот судебный процесс села в зал. Это дает возможность наблюдать за поведением участников процесса, в частности обвиняемых, и делать выводы. У меня было достаточно времени, чтобы понять, что из себя представляет мой подзащитный. Илья безумно любит свою жену, неистово переживает о своих детях. Мне страшно представить, что будет со всеми этими людьми, если они получат реальные сроки лишения свободы, тем более столь длительные. Это не просто несправедливо, это чудовищная ситуация, — высказалась правозащитница.

Реплики сторон

После выступления всех участников процесса стороны получили право что-то добавить к сказанному или прокомментировать слова оппонентов. Так, представитель гособвинения, например, сказала, что фото свидетельств о регистрации масок из переписки Белоусова и поставщика Лю «не свидетельствуют об относимости этого регистрационного удостоверения к поставленным маскам».

— Защита говорит о качестве масок, но забывает о том, что на квалификацию подсудимых этот факт никоим образом не влияет, — высказалась представитель прокуратуры.

По мнению гособвинения, подсудимые воспользовались пандемией коронавируса, чтобы заработать. Прокурор назвала полученный доход «значительной материальной выгодой».

— На мой взгляд, подсудимые воспользовались сложившейся обстановкой в стране и в области в 2020 году для удовлетворения своих собственных корыстных интересов, что следует из получения значительной материальной выгоды в результате совершенных деяний. Тот факт, что подсудимые полученными средствами оплачивали СИЗы, надо заметить, не в полном объеме, оплачивали налоги и т.д., это — выбор подсудимых, их реализация и распоряжение похищенным, — сообщило суду гособвинение.

Экс-министр здравоохранения Наталия Ледяева заметила, что по многим поставленным позднее маскам были отозваны регистрационные удостоверения из-за ненадлежащего качества медицинских изделий.

— У учреждений, которые получали по упрощенной схеме регистрационные удостоверения на маски и обязаны были в течение 150 дней предоставить документы для подтверждения качества, на сегодняшний день огромное количество регистрационных удостоверений отозваны. Это говорит о том, что они не подтвердили свое качество, но в соответствии с действующим законодательством могут быть использованы до истечения срока годности, — сообщила суду Наталия Ледяева.

На этом прения сторон в Кировском районном суде закончились.

Напомним, уголовное дело о поставке масок в Иркутскую область завели в октябре 2020 года по статьям «Мошенничество, совершенное в особо крупном размере» и «Обращение фальсифицированных, недоброкачественных и незарегистрированных лекарственных средств, медицинских изделий, совершенное группой лиц по предварительному сговору». Сначала был задержан сын Наталии Ледяевой Илья Белоусов, а спустя месяц задержали и ее саму.

Изначально нанесенный бюджету Иркутской области ущерб оценивался в 40 миллионов рублей, но к моменту передачи дела в суд он вырос до 90 миллионов. К закупке, ставшей основанием для возбуждения уголовного дела, может быть причастен предприниматель из Ангарска, который начал работу в феврале 2020 года. Всего он получил 9 контрактов почти на 200 миллионов рублей.

Наталия Ледяева ушла со своего поста в середине ноября 2020 года. Губернатор Иркутской области Игорь Кобзев отказался давать оценку деятельности бывшего министра.

В судебном заседании по уголовному делу гособвинение запросило приговорить бывшего министра здравоохранения Иркутской области Наталию Ледяеву к 8 годам лишения свободы по делу о мошенничестве с медицинскими масками, а также штрафу в размере 2,5 миллиона рублей.

В текст внесена правка в 16:07: уточнены слова представителя прокуратуры о материальной выгоде, полученной обвиняемыми при поставке масок. Гособвинитель во время судебного заседания назвала выгоду значительной.

Больше новостей, фотографий и видео с места событий — в нашем Telegram-канале. Подписывайтесь и узнавайте всё самое интересное и важное из жизни региона первыми.

  • ЛАЙК3
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ1
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter