Р!
17 ОКТЯБРЯ 2019
16 октября 2019
15 октября 2019

Любенков: Проблем севера Приангарья хватит на несколько поколений депутатов

Выдвижение кандидатов для участия в выборах в Госдуму от Иркутской области окончено. По Братскому одномандатному округу выдвинулось 10 человек. Что интересно, все 10 – от партий, а пятеро из них – депутаты разных уровней, от городского до федерального. Очередное интервью порталу «ИрСити» дал один из действующих законодателей – депутат заксобрания Приангарья от ЛДПР, братский бизнесмен Георгий Любенков, рассказав, как живётся бизнесу в кризис и почему он был неотвратим.

«Не было бы Крыма, было бы что-то другое»

— Как вам нынешняя Госдума? Какие её законопроекты особенно запомнились?

— Вообще, давать оценки своим коллегам – это дело неблагодарное. Я этой темы в интервью не касаюсь. Могу лишь сказать, что люди работали. Понятно, были откровенные ошибки, как, собственно говоря, и работа над ошибками. Кто ничего не делает, тот не ошибается. А законотворчество – это, в целом, дело непростое, здесь приходится учитывать разные мнения, интересы, и всегда есть недовольные. Один и тот же закон могут оценивать по-разному.

Из резонансных законов могу отметить возвращение прямых выборов губернаторов, введение термина «Иностранный агент», закон Димы Яковлева, деофшоризацию экономики, антитабачный закон – я, кстати, курить с ним бросил. Тот же закон по капремонту тоже принят этой Думой. Он ведь тоже резонансный: с одной стороны, в такое трудное время людям трудно платить, а с другой – если не проводить ремонт, дома сыпаться начнут.

Добавлю здесь, что интересные законопроекты были отклонены у ЛДПР. Партия предлагала списание долгов регионов по бюджетным кредитам. Какой был посыл: сегодня мы прощаем долги другим государствам, а своим регионам – нет. Было большое количество законов, которые можно было обсуждать.

— Президент Владимир Путин назвал одним из главных событий для этого состава Госдумы присоединение Крыма к России. Как вы относитесь к нему и к тем последствиям, которые оно принесло для страны?

— С точки зрения исторической справедливости и геополитики присоединение Крыма – это очень важный и нужный шаг. А последовавшие за этим события всё равно бы произошли в том или ином виде, потому что внешнеполитическая напряжённость по отношению к России накапливалась не один год. Тучи над Россией сгущались постоянно, поэтому не было бы Крыма, было бы что-то другое. Это выверенная политика, я так понимаю.

— Как вы оцениваете влияние экономического кризиса на отечественный бизнес? Может быть, он и вас как предпринимателя задел?

— Мы все живём в одной стране и ощущаем последствия кризиса. Вопрос другой, каким образом мы с этим справляемся? Экономические санкции влияют на всю страну, и мы соответственно тоже страдаем. Мой бизнес не связан ни с заграницей, ни с долларом, но мы же живём в одном обществе, поэтому и я на себе всё это ощущаю. Другое дело, что мы сделали для экономики в это время, как Госдума на это отреагировала? На мой взгляд, многие экономические законы не были приняты. Не буду говорить какие, над этим работают головы, наверное, светлее моей.

К примеру, говорим мы про импортозамещение, я как предприниматель готов заниматься им. А что такое импортозамещение? Импортозамещение – это, например, свои технологии. Где их взять? Запад не даёт, давайте брать в Китае. Китай даёт? Даёт. А каким образом мы её привезём? Какие законы позволяют нам привезти ту или иную линию? Я же понимаю, на таможне там НДС и прочее, прочее, прочее. Пока эти пошлины все заплатишь, уже не до импортозамещения, штаны бы не упали. Я вот в этом вижу роль и Госдумы, и правительства, они должны создать механизмы, которые бы уже позволили заниматься импортозамещением. Когда они созданы, тогда бизнес начинает ими пользоваться.

— В сегодняшних условиях это делать невозможно?

— По сельскому хозяйству процесс идёт. Плохо ли, хорошо ли, не берусь оценивать. С моей точки зрения, в области производства у нас нет таких законов, их надо принимать. Для малого и среднего бизнеса непонятно, каким образом мы можем заниматься импортозамещением.

«Основная проблема – отсутствие мотивации жить на севере»

— Расскажите немного о своём бизнесе. В вашей биографии написано только название фирмы, а в возможных видах её деятельности достаточно много направлений.

— Вообще, занимаюсь инвестициями в строительстве. Мы смотрим, чего Братску в части инфраструктуры хватает, чего нет, привлекаем инвесторов и заполняем эти ниши. Строим для себя магазины, офисы и прочее.

— Расскажите о проблемах Братска.

— Проблемы у Братска те же самые, что и у других северных территорий – у Нижнеилимского района, у Усть-Кутского и дальше на север. Они все примерно одни, в основном экономические.

— Какие конкретно? Нам из Иркутска их не видно.

— Если честно, проблем столько, что их хватит не на одно поколение депутатов. Основная – это отсутствие мотивации жить на севере. Вы же помните прекрасно, как заселялась Сибирь? Людям давали полную свободу от крепостного права, от налогов: езжайте, живите, заселяйте, осваивайте территорию. И люди поехали. Когда пришла советская власть, решила здесь открыть комсомольские стройки: езжайте, будут у вас северные, будет рубль подлиннее, чем по всей стране, у вас будет питание получше, жильё вам дадим. Был создан целый комплекс инструментов, которые мотивировали людей ехать сюда. Так вот в последние годы все эти мотивационные инструменты исчезли. На сегодняшний день медик на Севере получает зарплату в лучшем случае такую же, как в Иркутске, а в целом – даже меньше. Это касается и учителей, и воспитателей детсадов, и любого рабочего из любой отрасли. Человек, приезжая в Иркутск с севера, был состоятельнее большинства местных.

Сегодня всё это дело нивелировано. Зачем жить человеку на севере – в Братске ли, в Усть-Куте ли, в Усть-Илимске, если есть Иркутск, где потеплее, где культура и социалка получше, условия для труда опять же? Эти механизмы необходимо восстанавливать. Надо вернуть людям северные. Я не говорю, что это легко, но искать эти пути мы просто обязаны, если нам нужно, чтобы люди здесь жили. Чтобы почувствовали, что государство знает, что они здесь живут, и создаёт механизмы и условия для их проживания здесь.

«Хочется верить в обещания предприятий-загрязнителей»

— Что делать с экологией Братска?

— Братск – город индустриальный, поэтому, я считаю, мечтать о том, что здесь будет как в Крыму, бессмысленно, такого не будет никогда. Тем не менее, конечно, эту проблему нужно решать, что мы и делаем.

На этой теме многие политики спекулируют, раздавая невыполнимые обещания. Я не сторонник такого. Считаю, что не нужно давать пустые обещания. Я считаю, что предприятия должны в полном объёме компенсировать экологическую нагрузку, и львиная доля этих отчислений должна оставаться на территории, в первую очередь, для здравоохранения, для летнего оздоровления.

Кроме того, нужно заставлять предприятия заниматься очисткой выбросов. У нас в городе уже третий год работает природоохранная прокуратура, и мы очень много надежд возлагаем на неё. Она действительно очень плотно работает с предприятиями-загрязнителями, и с БрАЗом (Братским алюминиевым заводом – авт.), и с БЛПК (Братским лесопромышленным комплексом – авт.), большой документооборот идёт.

Последний раз, когда мы общались с представителями предприятий во время празднования Дня города, нас заверили, что через год всё закончится. Я понимаю, что эти обещания могут быть очередными, мы их много слышали уже, но всегда хочется верить в лучшее, тем более, что подвижки в этом направлении всё же есть. Я слежу как могу за реконструкцией, которая ведётся на БЛПК, работа действительно идёт. Знаю, что на БрАЗе занимаются газоочисткой. Я ни в коей мере не хочу их защищать, но мы же понимаем, что их заменить нельзя, остаётся только одно – кропотливо заставлять их проводить все необходимые мероприятия, которые позволили бы облегчить экологическую нагрузку на город.

«У нас работает связь между депутатами – городским, областным и федеральным»

— До празднования юбилея в заксобрание прошёл муниципальный час, посвящённый Братску. На нём мэр и глава думы города рассказали о многих проблемах, в ответ депутаты обещали принять какие-то меры. Есть ли уже какая-то информация по этому поводу?

— Ещё раз скажу заксобранию спасибо за то, что оно предоставило такую площадку для обсуждения проблем Братска. Понятно, что за час всю проблематику не обозначишь, но основное мэр и председатель думы сумели донести. То, что озвучивалось тогда, я и мои коллеги активно решали и продолжаем решать.

Вы поднимете постановление заксобрания по работе с правительством по распределению средств, которое принималось вместе с бюджетом на 2016 год, там обозначено очень много проблем по Братску, в том числе и многие из тех, что были обозначены на муниципальном часе.

Мы очень тесно работаем с администрацией, с думой над решением этих проблем. К примеру, возвращаясь к проблеме медицинских кадров. Администрация вместе с думой вышла на область с инициативой построить дом для врачей, сейчас идёт переписка, я включился в решение вопроса.

Кроме того, у нас каждый квартал проходит собрание областных депутатов и сенатора Виталия Шубы с городскими властями. Мы обсуждаем все болевые вопросы Братска, как их решать в области, в федеральной власти. У нас сложилась хорошая практика. Кроме того, у нас в Госдуме есть депутат от ЛДПР Андрей Луговой, которому мы также напрямую отправляем многие вопросы, в дальнейшем они находят отражение в законотворческой работе нашей партии. Эта связь – депутат городской, депутат областной и депутат федеральный – у нас очень серьёзно используется.

«Мэрам нужны стимулы для развития бизнеса»

— А как вам система распределения налоговых поступлений в регионе, при которой деньги идут в центр, а на места, откуда они приходят, поступают лишь крохи? К примеру, по данным мэрии Братска, город получает в 7,5 раза меньше из областной казны, чем передаёт налогами – 1,2 миллиарда против 9. Что вы думаете по этому поводу как член комитета по бюджету, ценообразованию, финансово-экономическому и налоговому законодательству Законодательного собрания Иркутской области?

— Я на всех площадках говорю, что бюджетная обеспеченность Братска несправедливо низка. У нас три крупных города-налогоплательщика в области – Иркутск, Ангарск и Братск, логично, что их бюджетная обеспеченность должна быть соизмеримой, ведь чем больше денег даём, тем лучше он развивается. Ведь население, которое заработало эти деньги для региона, достойно получить средства, например, на экологию. В 2014 году Братск был на 13-м месте по этому показателю среди муниципалитетов региона, а в 2015-м – на 33-м, Иркутск – на 23-м. Ну это куда годится? Я понимаю, что чисто по бюджетной обеспеченности смотреть нельзя – у нас на первом месте Катангский район, где и население небольшое, но, если смотреть через эту призму, ну хотя бы в первой десятке Братск должен быть.

Когда мы говорим о мотивации, нужно помнить и об этом. Я, когда пришёл в заксобрание, сказал: давайте заниматься законом о межбюджетных трансфертах. Задавал его при каждой встрече с минэкономразвития. И, слава богу, есть сейчас результат: создана рабочая группа, которая к 2017 году готовит законопроект, учитывающий эти просьбы. Ну, посмотрим на каком месте мы находимся. Мы неделю назад обсуждали с минэкономразвитии стратегию развития области, и я снова говорил, что нужно создавать районам стимулы.

А какие стимулы созданы сейчас? К примеру, зачем мэру Братского района создавать бизнес? Он ведь ни копейки от этого в районе не оставляет, на критерии его рейтинга никак не влияет. Он знает, что ему дадут из области денег на исполнение местных полномочий. Зачем ему головная боль, создавать какой-то бизнес в деревне, в районе? Не надо ничего! Пока мы не создадим механизмы по созданию стимулов, ничего не изменится. Вот, если ты заработаешь 100 рублей, то мы тебе ещё 100 рублей дадим. Для чего это ему? Ему и так спокойно, не мешайте жить!

Раньше, вообще, помню, приезжал, ещё другой мэр говорил: «У меня целый район. Сколько мне дадут денег, столько и истрачу». Это негосударственный подход. Говорят сейчас: «Территория бизнеса – территория жизни!» — это правильный подход. Потому что сегодня жизнь любого посёлка, любого села зависит от бизнеса. Появился в деревне предприниматель, то ямку какую-то засыпал, то забор ветерану поправил. Нету предпринимателя – всё, извините, дайте в районе денег. А в районе сами знаете как с деньгами.

— Если немного расширить поле обсуждения: насколько сегодня на федеральном уровне работает такая система стимулов для регионов по созданию того же бизнеса, по другим вопросам?

— Я считаю, что программно-целевой принцип формирования федерального бюджета весьма в этой части эффективен. Когда этот принцип разрабатывался, регионы предупредили, что денег у Федерации есть только вот столько и только на 20 программ. Вы сами определяйте, что вам нужнее, входите в них и получайте софинансирование плюсом к своему бюджету. Это стимулирует регион. Мы в области должны сами определить приоритетные направления работы, найти болевые точки и сосредоточится на них, не размазывать этот бюджет по всем проблемам. Нужно действовать постепенно: ребята, в этом году делаем вот это, здесь пояса подзатяните, мы к вашим проблемам вернёмся через полтора года. Людям тогда понятно станет, чего и когда стоит ждать.

«Системная оппозиция способна решать проблемы»

— Накануне спикер областного заксобрания Сергей Брилка заявил, что Иркутской области не хватает 30 миллиардов рублей, чтобы решить задачи в здравоохранении, образовании и в сфере охраны детства. На аналогичные проблемы с нехваткой средств жалуются и большинство других регионов, у нас в стране всего четыре региона с профицитными бюджетами. Способна ли системная оппозиция решать эти проблемы, ведь по ключевым вопросам в управлении страной и ЛДПР, и СР, и КПРФ нередко соглашаются с «Единой Россией» и с нынешней исполнительной властью?

— Я не соглашусь здесь с вами. Системная оппозиция свою роль выполняет по мере сил и ресурсов. Не со всеми идеями и решениями мы согласны, потому что дискуссия постоянно ведётся. Ведётся она и в областном заксобрании. Конечно, зачастую нельзя судить по заседанию сессий об этом, так как основная полемика идёт в комитетах. Есть примеры и на федеральном уровне, и в заксобрании, и масса примеров в СМИ, и многие итоги голосования говорят об этом.

При этом всегда есть здравый смысл, есть экономические параметры бюджета, я сам противник заниматься популизмом. Мы прекрасно понимаем, что денег вот столько. Понимаем, какие проблемы перед областью стоят. Когда я принимаю какие-то решения, стараюсь подойти с точки зрения государства: а что нужно в данный момент? Есть решения популярные, а есть непопулярные, и иногда надо принимать и те, и те, потому что иначе нельзя.

Кстати, про проблемы бюджета говорил и Битаров (председатель правительства Александр Битаров – авт.) на заседании, когда мы обсуждали изменения в бюджет. Тогда стало понятно, что после первого квартала денег собирается больше, чем было заложено в бюджете, и у всех депутатов возникло желание скорее поделить их на свои болевые точки. И тогда Битаров сказал, что для того, чтобы закрыть все болевые точки, обозначенные муниципалитетами и депутатами, нужно 30 миллиардов рублей. Это не значит, что если нам их завтра дадут, то все проблемы решим. Нет, решили бы только те, на которые депутаты и муниципалитеты просят деньги.

Ещё раз добавлю, что не согласен с вами, – системная оппозиция способна решать проблемы. Монополия всегда плохо, а монополия на власть ещё и опасна для государства. Поэтому нам нельзя монополизировать власть, так как, какой бы она хорошей ни была, она не застрахована от ошибок. Для того, чтобы уберечь власть от этого, и нужна системная оппозиция.

По многим вопросам мы не согласны. К примеру, какие законопроекты вносила ЛДПР, и они были отклонены? Помимо списания долгов регионам, это и введение госмонополии на производство алкоголя, табака и сахара, это и освобождение бизнеса новичков (сейчас это вводится, но не без нюансов, которые нужно уточнять), это и запрет для иностранных компаний на участие в разработке российских недр. Мы же прекрасно понимаем, как у нас население к этому относится.

Раз уж заговорил, я, к слову, обеими руками за закон об иностранных агентах, потому что не надо нам! У нас примеров ярких перед глазами навалом, одной Украины хватает. А сегодня вокруг нас, в Казахстане, в Армении, в Азербайджане, в Нагорном Карабахе, да это же ужас какой-то. Упаси, Господи!

«Левченко ещё не выбрал кредит доверия»

— Как вы оцениваете работу губернатора-коммуниста Сергея Левченко и его правительства? Можете ли его сравнить с предшественником Сергеем Ерощенко?

— Для меня, в первую очередь, Левченко – губернатор, а уже потом коммунист. И оценивая его работу, я сужу по тому, что он сделал, чтобы жизнь в нашем регионе стала привлекательнее, комфортнее, и не важно, к какой партии он относится.

Скоро будет год с начала его работы, первый год. Я считаю, этого мало, чтобы что-то оценивать. Человек только год-полтора должен входить в курс дела.

В этом, в общем-то, и заключается основная проблема в регионе: слишком часто у нас меняются губернаторы. Придёт один, начнёт входить в курс дела, и всё, потом новый входит в курс дела, а потом – ещё новый. Так Господь, видимо, решил.

А по Левченко ещё посмотрим. Он всенародно избранный губернатор, у него есть кредит доверия. Будем надеяться на лучшее, что он выстроит отношения и с федеральным центром, и с элитой Иркутской области, и с населением. Ждём от него прорывных вещей.

Материал подготовлен в рамках серии интервью с кандидатами в депутаты Госдумы от Иркутской области по одномандатным округам. Из кандидатов по Братскому округу журналисты уже поговорили с представителем партии «Яблоко» Алексеем Тупициным.

Добавить отзыв

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Правила
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ