Р!
09 АВГУСТА 2020
07 августа 2020
06 августа 2020
05 августа 2020

Дожить до реставрации

Власти Иркутской области представили проект концепции сохранения памятников деревянного зодчества. Регион, в котором на сегодня сосредоточена почти треть таких объектов культурного наследия (ОКН) в России, ждал этот документ не менее двух десятилетий. Но концепция лишь задаёт направления для приведения памятников в порядок и, к сожалению, не может оперативно решить проблемы их сохранения. Для этого, по мнению профильного ведомства, нужны не только колоссальные средства, но и изменения законодательства. На последнее могут уйти годы, а время, как известно, работает против деревянного наследия.

Обсуждение концепции сохранения деревянного зодчества состоялось на заседании по социально-культурному законодательству 2 июля.

Как говорится в концепции сохранения деревянного зодчества, доля памятников деревянного зодчества (ПДЗ) в общей массе объектов культурного наследия (ОКН) велика: для Иркутской области она составляет 75%, для Иркутска – 73%. По проведённому специалистами анализу установлено, что большая часть ПДЗ – 2,9 тысячи – находятся в удовлетворительном состоянии, 408 – в неудовлетворительном, 589 – в аварийном.

«Специфика памятника деревянного зодчества, находящегося в неудовлетворительном состоянии, заключается в том, что он переходит в статус аварийного в течение 2-4 лет. Деревянные строения, за которыми не ведётся постоянный уход и наблюдение, в достаточно короткие сроки также приходят в неудовлетворительное или аварийное состояние», — подчёркивает исполняющий обязанности руководителя службы ОКН Вадим Соколов.

По его словам, хотя все объекты – и включённые в реестр памятников, и выявленные – подлежат госохране, полномочия по отношению ко вторым значительно сужены, а мероприятия по сохранению направлены только на признанные памятники. Поэтому власти намерены до 2030 года провести государственную историко-культурную экспертизу всех объектов, чтобы определить их ценность и реализовать мероприятия по их сохранению. В 2020 году разрабатываются проекты зон охраны ОКН, определяются и утверждаются границы памятников. Но это касается только объектов, включённых в реестр.

Решать проблему сохранения памятников можно только за большие средства, например, с привлечением федерального финансирования. Но, как заметил Соколов, на сегодня ни в одном из трёх федеральных проектов нацпроекта «Культура» не предусмотрено субсидирование мероприятий по сохранению ОКН. Поэтому правительство Иркутской области подготовило проект обращения в Минкультуры с просьбой о внесении изменений в федеральные проекты.

«Если будут внесены коррективы, это потребует софинансирования на реставрацию – по нацпроектам это 4% для региона», — пояснил Соколов.

В марте врио губернатора Иркутской области Игорь Кобзев предложил ввести в регионе курортный сбор – 100 рублей с иностранца в сутки. По словам главы региона, эти деньги можно было бы направлять на реставрацию деревянных памятников.

Руководить службы охраны ОКН заметил, что сейчас в связи с обстановкой по коронавирусу на сбор введён мораторий, более того, федеральный центр планирует исключить его из налоговых платежей. Правительство РФ сейчас разрабатывает 14-й нацпроект, посвящённый развитию внутреннего и внешнего туризма, Иркутская область намерена в нём участвовать и направила соответствующее обращение в Минэкономиразвития РФ.

Сам регион может следить только за теми объектами, которые находятся в областной госсобственности, и то больших денег на это не предусмотрено. Так, по изменениям, внесённым в ведомственную программу в 2020 году, в ближайшее время запланированы работы по обследованию, проектированию и ремонту 11 объектов, в том числе особняка Бутиных, в котором сейчас находится Дом актёра.

По данным Соколова, из числа всех памятников 362 являются многоквартирными домами (МКД), в основном, они расположены в историческом центре города Иркутска. Аварийными признаны 56. Поскольку по федеральному проекту софинансируется расселение домов, признанных аварийными до 1 января 2017 года, в программу попало всего 28 домов. Их расселение планируется до 2024 года. По остальным срок не определён. Соколов подчёркивает, что ещё около 80% МКД могут быть потенциально признаны аварийными.

Для памятников – многоквартирных домов служба составила отдельный реестр и предложила три механизма, как их можно сохранять.

Первый — льготная аренда на 49 лет за 1 рубль. Этот способ отработан и активно используется в некоторых регионах, например, в Томской области. Под льготную аренду в Приангарье сейчас попадает порядка 10 объектов в регионе – они находятся в госсобственности и включены в реестр памятников. Механизм закреплён законодательно в 2016 году, но не заработал из-за отсутствия муниципальных нормативно-правовых актов. Первым объектом, на котором отработают этот механизм, должен стать Александровский централ. Местные жители инициативу одобрили – это и повышение интереса к селу Александровское, и развитие туризма, и новые рабочие места.

Ещё один механизм – это продажа объекта с торгов, при этом инвестор обязуется за свой счёт отреставрировать памятник и приспособить его для современного использования. Чаще всего – это общепит или торговля. По такому принципу работает «Агентство развития памятников Иркутска», созданное ещё в 2012 году.

Как подчеркнул Соколов, эти два механизма требуют привлечения денег из бюджета, чтобы расселить многоквартирные дома. Поэтому в качестве перспективного рассматривается принцип развития застроенных территорий (РЗТ). Глава региональной службы охраны памятников подчеркнул, что для ОКН этот принцип трансформирован, так как учитываются ограничения, действующие в отношении памятников — как признанных, так и выявленных.

По РЗТ вне зависимости, признан ли объект аварийным, расселение дома происходит за счёт средств застройщика. Минимум под РЗТ попадает два объекта. Для компенсации экономических потерь инвестор может получить смежный участок, на котором нет памятника. Чаще это второй-третий ряд застройки. При этом параметры компенсационной застройки на этом участке жёстко регламентируются и определяются индивидуально.

Пилотными проектами РЗТ определены две площадки на улице Чехова и на улице Фридриха Энгельса в Иркутске. Эти проекты мэрия Иркутска подготовила ещё в апреле 2019 года. В перспективе служба намерена распространить механизм на улицы Грязнова и Богдана Хмельницкого, где расположено самое большое количество МКД, подлежащих обязательному сохранению.

«Такие проекты реализуются в основном в историческом центре, поэтому [инвесторы] могут столкнуться с отсутствием достаточной инженерной инфраструктуры. Здесь важно поэтапное решение ситуации с обязательным привлечением и взаимоувязкой с инвестиционными программами ресурсоснабжающих организаций», — подчеркнул Соколов. Для внедрения этого механизма ответственным определено АРПИ.

Для религиозных построек действует механизм субсидирования, который, как отмечает служба, довольно актуален. Также определён реестр объектов в «группе риска», в него вошли 154 объекта. «Проект концепции согласован с главами всех 32 муниципальных образований, где расположены памятники деревянного зодчества. В качестве пилотных выбраны два города – Иркутск и Киренск, где можно параллельно применить максимально возможное количество механизмов», — объяснил Соколов.

Руководитель фонда «Наследие иркутских меценатов» Марина Кондрашова заметила, что в статистике объектов из «группы риска» ещё учитываются физически утраченные памятники, часть из них утеряна ещё в советское время и вряд ли может быть восстановлена на своём месте. «Есть несколько точек в городе, где целесообразнее признать утрату, перестать тратить на них энергию и внимание, чем продолжать тратить деньги на попытки их восстановить» — подчеркнула она.

По мнению Соколова, тут необходимо учитывать, что тема утраты памятников связана с темой их перемещения. «У нас есть объекты в заброшенных поселениях, например, в Жигаловском районе, которые можно было бы переместить в существующие музеи либо создать такие центры по восстановлению памятников. Но, к сожалению, мы в этом ограничены, это полномочия Федерации. Решения по таким вопросам принимаются крайне редко, а время, которое тратится на принятие решения, порой не спасает, а может только навредить», — заметил глава службы ОКН.

Он не исключил, что в этом году состоится съезд органов по сохранению ОКН, где возможно выступить с инициативой о передаче полномочий по перемещению памятников с федерального на региональный уровень.

Также Кондрашова предложила предусматривать компенсации гражданам, которые хотят жить в памятниках, но у них нет достаточных денег на проведение обследования, экспертизы и разработку проектов реставрации, чем по закону должны заниматься только лицензированные организации. По её мнению, конкретно по деревянному зодчеству можно было бы создать отдельный ресурсный центр с имеющимися компетенциями сохранения и восстановления памятников, который бы снимал часть вопросов, стоящих перед жителями.

Руководитель АНО «Иркутские кварталы» Сергей Маяренков поддержал идею центра поддержки деревянного зодчества. «Уже сейчас прослеживаются элементы, как помогать собственникам наследия, — создание сервисов. Раз уж мы обладаем многотысячным деревянным наследием, давайте сделаем его содержание и использование доступным и недорогим», — подчеркнул он. Кроме того, эксперт предложил «легализовать и сделать цивилизованным» использование подземной застройки, мансардной части и внутреннего обустройства памятников.

Также Маяренков заметил, что в концепции нужно указать, по каким правилам должны жить новые постройки, которые также могут испортить памятники. Это же касается и благоустройства улиц. «Это контекст, важные детали для сохранения наследия. У нас нередко столбы освещения стоят посреди памятника, например, на Тимирязева, 21, красивейший дом с мезонином изуродован световыми и трамвайными опорами», — пояснил эксперт. По его мнению, необходимо учитывать опыт других городов, а также, возможно, привлекать международных экспертов.

Председатель Иркутского регионального отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Алексей Чертилов хоть и поддержал концепцию, но и раскритиковал региональную власть. «Документ нужен, мы его пробивали лет 20, но нас не слышали, хотя в Москве разработали концепцию, но в неё вошли севера и центральная часть России. К сожалению, специалисты, которые всю жизнь посвятили изучению деревянного зодчества, не привлекались к разработке нашей концепции. Зачем это делать, непонятно. Те вещи, которые есть, они полезные и, наверняка, будут работать, но без учёных концепции не разрабатываются», — заявил эксперт.

Он заявил, что представленная концепция является всего лишь «набором мероприятий». «Концепция – это всё-таки идеология, но идеологии здесь нет», — подчеркнул Чертилов. «Люди, которые хорошо знают деревянный Иркутск, до сих пор его обследуют, изучают, не участвовали в разработке концепции, но концепцию разрабатывали чиновники», — добавил он.

«Рубеж стоит 30-й год, впереди огромнейшая работа, но сколько мы теряем через 2-4 года? То есть мы зная об этом, реально идём на потерю достаточно приличной части нашего наследия?», — выразил опасения председатель Иркутского областного отделения Русского географического общества Леонид Маркусович.

По его мнению, четверть деревянного наследия ставит Иркутскую область на особое положение. «Надо создавать не просто концепцию, надо ставить вопрос на уровне страны. Может быть, замахнуться на отдельную программу по Иркутской области с особым финансированием», — предложил он, заметив, что специалисты регионального отделения РГО помогут с подготовкой обосновывающей документации.

Все эксперты сходятся во мнении, что концепция сохранения деревянного зодчества – это новый, очень нужный для Иркутской области документ. Но пока концепция сыровата, вызывает много вопросов и требует более детальной, глубокой проработки. Для этого, конечно, нужно расширить пул экспертов, которые будут работать над концепцией, привлечь научное сообщество. И смириться с неизбежными потерями деревянных памятников.

Добавить отзыв

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Правила
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ