Р!
17 ОКТЯБРЯ 2019
16 октября 2019

Кайская роща — большая заноза, которая свербит

— Восточно-Сибирская железная дорога заняла у государства чужое, посчитала его своим, а теперь как это своё отдавать-то?

Директор Ботанического сада Иркутского госуниверситета Виктор Кузеванов рассказал посетителям «ИрСити» о том, как ВСЖД сделала своей собственностью часть Кайского леса в Иркутске и самого сада, являющегося федеральной особо охраняемой природной территорией.

— Виктор Яковлевич, расскажите, как участок Кайской рощи оказался в ведении ВСЖД?

— В 1991 году городская администрация выдала Иркутскому госуниверситету акты на землепользования на площади 27,08 гектара с указанием назначения — под ботанический сад. В это время здесь уже располагались коллекции и здания Ботанического сада Иркутского государственного университета, а также часть лесного соснового массива Кайского леса (Кайской рощи). Здесь также временно располагался детский лагерь «Юный Сибиряк» ВСЖД, занимавший 4,5 гектара, из которых 1,5 гектара были в действительности отведены Иркутскому государственному педагогическому институту (ныне переименованному в ВСГАО) и три гектара – Иркутскому госуниверситету. Одновременно горисполком города Иркутска издал распоряжение о том, что ВСЖД следует освободить всю эту территорию и передать её официальным федеральным землепользователям (ИГУ и ВСГАО), а пионерлагерь перенести в согласованное место за пределы Иркутска. Дело в том, что ещё в далеком 1939 году горисполком Иркутска выделил железной дороге участок 1,5 гектара под пионерский лагерь в неопределённом месте и без обозначения границ в районе Кайской рощи. В это же время по решению горисполкома и ИГУ был создан Ботанический сад в 1940 году. В результате рядом с Ботаническим садом и даже частично в его пределах, примерно в 150 метрах от нынешнего пути Транссиба, железнодорожникам позже удалось организовать пионерлагерь, прихватив позднее ещё дополнительно 3 гектара соснового леса, то есть самостоятельно увеличив используемую территорию в 3 раза. В летнее время дети приходили на экскурсии в сад и помогали ухаживать за растениями.

— То есть, взаимодействие между университетом и ВСЖД было налажено?

— Да, казалось, это взаимодействие налаживалось. Но напомню, что в 1991 году госуниверситет получил акты землепользования на 27,08 гектара земли, которая включала и 3 гектара пионерлагеря. Земля приобрела статус федеральной. В 1995 году, когда вышел Федеральный закон РФ, согласно которому все ботанические сады России вошли в категорию особо охраняемых природных территорий (ООПТ) таких, как заповедники, национальные парки и так далее, они стали территориями особого значения для развития страны и её устойчивости, поэтому Ботанический сад университета и его территория вошли в федеральный госреестр ООПТ на условии постоянного, то есть бессрочного пользования. По закону эти территории после 1995 года никто не может отторгнуть и приватизировать. Поскольку там всё ещё находился пионерский лагерь, то железнодорожникам было необходимо освободить территорию и выехать за пределы города, подобрав хорошее место при содействии городской администрации. Но они приходили к нам и говорили, что у них финансовые трудности, в связи с чем они не могут пока выехать, а детям нужен ежегодный летний отдых на природе. Естественно, что всем жаль детей, поэтому университет не настаивал на скорейшем переносе лагеря. Но вдруг в 2008-м железнодорожники заявили, что эта территория теперь их собственность с 2003 года, с момента акционирования РЖД, что занимают они эту территорию абсолютно легально и действуя в правовом поле, территорию отдавать не собираются, а будут строить на ней лагерь отдыха для детей. Документы и границы на собственность оформлены должным образом, хотя границы ни с кем из соседей не согласовывались и не подтверждались. То есть фактически федеральная особо охраняемая природная территория была отторгнута, и теперь она приобрела новый статус, когда РЖД может её даже продать сторонним лицам.

— Они начали строительство лагеря или использовали территорию для своих целей?

— Спустя полгода ВСЖД объявила, что эта территория выставлена на продажу, то есть на приватизацию. Они не просто выставили землю на продажу, а также объявили о намерении строить там более десятка 12-этажных домов, с приложением широко опубликованного генерального плана частной компании «Желдорипотека». Удивительно, что это начинание активно поддерживала администрация Иркутска во главе с тогда ещё действующим мэром города Якубовским. Им говорили о том, что это неправильно и незаконно. ВСЖД попыталась изменить назначение территории и втихую устроить публичные слушания, на которые пришло почти 200 человек иркутян, чего ВСЖД никак не ожидала. Попытки продажи и изменения статуса и назначения территории были отвергнуты на публичных слушаниях. В итоге они не смогли найти покупателей, так как такая покупка грозила обременением и большими проблемами для потенциальных покупателей. Затем они объявили, что хотят на этой территории строить санаторий для отдыха детей на 400 человек, но при этом, особо охраняемая территория остаётся отторгнутой. В результате, ситуация просто оказалась патовой.

— А дети в санаторий продолжали приезжать на летний отдых?

— Нет. Мы обнаружили, что на территории лагеря жизнь замерла, детей перестали привозить. Сначала было три летних сезона, потом два, потом один, а потом и вовсе лагерь перестал работать. Нам стало понятно, что они нашли альтернативу. Через некоторое время ВСЖД объявила, что они собираются сделать на этой территории базу отдыха для детей, построить бассейн и четыре корпуса. Для этого они вырубили несколько столетних деревьев, объяснив это тем, что хотят построить корпус для обслуживающего персонала лагеря. А этот красивый двухэтажный коттедж, который в итоге появился на территории, ну никак не походит на помещение для этих целей. Строение выглядит как персональная дача или персональный коттедж, выгороженный отдельным забором от основной территории лагеря.

— А дорога от этого коттеджа положена законно?

— От этого дома имеется асфальтированная дорога через весь лагерь с выездом на улицу Жуковского. Но недавно мы обнаружили, что появилась ещё одна бетонная дорога от этого коттеджа, упирающаяся в забор Ботанического сада ИГУ. Мы сначала подумали, что в этом месте они хотят сделать небольшую стоянку для машин, но дорога слишком узкая для этих целей. При закладке дороги они также повредили несколько сосен и, похоже, даже снесли одну или две, но фактов сноса никто не подтверждает, и доказать это можно только на основе анализа фотографий и подеревной съёмки.

— То есть, они разломали забор, разграничивающий участки, и начали заливать бетонный выезд прямо на территорию Ботанического сада?

— Да, они разломали около 12 метров забора, уложили 6-метровую трубу и отсыпали гравийное полотно дороги, подготовили опалубку и арматуру для заливки бетонного выезда прямо на территории Ботанического сада, намереваясь также назавтра перекрыть дорогу, по которой в сад и в контактный зооботанический сад ежедневно приезжают сотни посетителей. Разрешение и наряд на работы подрядчики-исполнители показать отказались. По их словам, поручение им поступило от ВСЖД. Я сразу обратился к проректору университета, но он никаких разрешений не давал и поручил мне вызвать полицию, чтобы остановить эти строительные работы. В отношении «неустановленных лиц», начавших незаконные строительные работы, было даже заведено уголовное дело.

— Как ВСЖД объяснила прокладку дороги через территорию Ботанического сада?

— Они объяснили нам, что это запасной пожарный выезд. Насколько я знаю, пожарные выезды делаются только на городские дороги общего пользования. Пожарные выезды обычно делаются как запасные времянки с гравийной насыпью, но никак не с капитальным бетонным покрытием. А дорога по Саду является внутренней дорогой, но никак ни общегородской дорогой общего пользования.

— А что всё-таки будут строить на этой территории, они вам не сообщили?

— Заявили, что детский санаторий. Хотя позднее, геодезисты-подрядчики ВСЖД, зашедшие в Ботанический сад для производства измерений заявили, что они отмеряют границы базы отдыха для локомотивных бригад на территории лагеря. Вместе с тем, по непроверенным данным, они ещё год назад приняли решение застраивать эту территорию также коттеджами для руководителей ВСЖД. И то, что сейчас через территорию сада делается попытка устроить персональный капитальный выезд от одинокого коттеджа, косвенно свидетельствует в пользу этого предположение. Более того, вокруг одного, уже построенного коттеджа, строится отдельный забор, который будет отделять его от основной территории лагеря. Значит ли это, что участок будет предназначен для индивидуального использования, должно показать ближайшее будущее.

— То есть вы предполагаете, что в этих коттеджах будет жить руководство ВСЖД?

— Я сомневаюсь, что те достаточно молодые люди, которые сейчас являются руководителями ВСЖД, намерены там проживать. Известный феномен: дома, построенные рядом с ботаническими садами и лесными массивами, стоят намного дороже, чем дома, построенные, например, в центре города. И на то есть причина. Люди, которые постоянно проживают рядом с лесным массивом, в среднем, живут дольше остальных на 9 лет. Поэтому, я сомневаюсь, что руководители, которые направлены сюда, в Иркутск, временно управлять железной дорогой, намерены жить в этих постройках. Скорее всего, если там действительно планируются индивидуальные коттеджи, то они могут строиться для дальнейшей продажи сторонним лицам.

— Какой выход вы видите из сложившейся ситуации?

— Можно сделать вывод, что среди людей, которые сейчас занимаются этим пионерским лагерем, возобладала известная страсть «захвата территории», которая характерна не только в этом конкретном месте. Обычно «захватчики территории» уверены в своей правоте. А в данном случае, потому что смогли почти легально почти «приватизировать» эту территорию при акционировании РЖД, передав не только строения лагеря и землю под ними, но и также весь большой участок земли лагеря, что, вообще-то, учитывая описанные выше обстоятельства, является нарушением закона. Они федеральную ООПТ изъяли из федеральной собственности и сделали её жилой зоной. На данный момент ситуация патовая, почти неразрешимая. И единственные, кто мог бы её разрулить, возможно, губернатор Иркутской области совместно с мэром, депутаты региональной и федеральной дум, ну и, конечно, руководство страны. В таких случаях обычно правительственными органами выкупается или изымается у нового «собственника» спорная территория, возвращается в государственный оборот в том назначении, в котором она изначально находилась – ООПТ. А собственнику предоставляется компенсация. Это традиционный способ решения проблемы во всём мире. Насколько в этой ситуации удастся что-то конструктивно решить, сказать трудно. ВСЖД заняла у государства чужое, посчитали его своим, а теперь как это своё отдавать-то?

1 отзыв

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Железная дорога очень, очень многое в России считает своим.

ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ