НОВОСТИ
24 НОЯБРЯ
23 ноября
22 ноября
21 ноября

Дома престарелых в тени закона

Пожар 18 октября, который произошёл в частном пансионате Святой Милицы в Иркутске, привёл к двум смертям, уголовному делу и обидам работников учреждения. Также он вскрыл серьёзные прорехи в федеральном законодательстве, из-за которых надзорные органы оказываются практически беспомощными в предупреждении чрезвычайных происшествий. До тех пор, пока где-то не рванёт.

Смерть от пневмонии

Пансионат на улице Курортной загорелся около 5 часов утра 18 октября. Пожилые люди были на втором этаже, их выводили на балкон, откуда затем спускали на мягких носилках вниз. Всего было спасено 16 человек, медпомощь понадобилась 13, пятерых увезли в больницу. По данным МЧС, причиной возгорания стало короткое замыкание в сушильной машине. Площадь возгорания составила 10 квадратных метров.

«По предварительным данным, в двухэтажном доме индивидуальным предпринимателем оказывались социальные услуги пожилым людям. При этом организация не значится в реестре поставщиков социальных услуг на основе федерального закона «Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации». По данному факту будет проведена проверка совместно с министерством социального развития, опеки и попечительства Иркутской области», — говорилось в официальном релизе пресс-службы ГУ МЧС России по региону.

Фото: Пресс-служба ГУ МЧС России по Иркутской области

По данным минздрава региона на 16.00 этого же дня, в больнице находились девять человек, из них пятеро – в отделении токсикологии, четверо — в отделении интенсивной терапии. Состояние одного из пациентов оценивалось как крайней степени тяжести, трое были в тяжёлом состоянии, пятеро – в состоянии средней степени тяжести.

Следственный комитет возбудил уголовное дело по статье «Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности». Было установлено, что пансионат организован «Фондом паллиативной помощи имени Святой Милицы» и работал всего две недели.

23 октября стало известно, что в больнице умерла одна из пострадавших женщин. СК возбудил второе уголовное дело по статье «Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлёкшие смерть человека», санкции которой предусматривают до 6 лет лишения свободы.

27 октября пресс-служба минздрава региона сообщила, что умерла вторая женщина. Сейчас на лечении в медсанчасти Иркутского авиационного производственного объединения остаются три человека.

Частное дело

По данным Единого госреестра юридических лиц, «Фонд Святой Милицы» зарегистрирован 2 октября 2017 года в посёлке Малая Топка Иркутского района. Председателем правления значится Наталья Ветрова, руководителем и учредителем – Милена Родовикова. Основным видом деятельности является предоставление мест для краткосрочного проживания, дополнительным — предоставление социальных услуг без обеспечения проживания престарелым и инвалидам.

Из данных системы комплексного раскрытия информации (СКРИН) «Контрагент» следует, что ранее у Милены Родовиковой было другое имя – Марина Ветрова. До 2005 года она была зарегистрирована как индивидуальный предприниматель. Затем женщина стала директором иркутской рекламной фирмы «Дизайн+», работавшей с 2005 по 2010 годы. 100% компании принадлежало Дмитрию Ватолину, который учредил семь компаний – ныне они все прекратили свою деятельность. В 2010 году Родовикова-Ветрова была гендиректором московской компании по аренде и управлению недвижимым имуществом «Ратон».

Кроме того, Родовикова (Ветрова) была гендиректором московской торговой компании «Вестхаус», закрывшейся в марте 2007 года. 100% этой фирмы принадлежали Игорю Лошакову, учредившему в целом 71 юрлицо и возглавлявшему – 60. Сейчас он гендиректор московских обществ с ограниченной ответственностью, работающих в сфере торговли: «Мастер Мобайл» и «Шаттл Логистик».

Информации об участии Натальи Ветровой в других юрлицах в системе СКРИН нет. Она является матерью Милены Родовиковой. В августе 2016 года они разыскивали внука и сына Владислава, который уехал поступать во французский иностранный легион.

Сейчас у «Фонда Святой Милицы» есть два дома – в Малой Топке и на Курортной в Иркутске. В них живут около 40 человек. В июне в газете «Аргументы недели» было опубликовано интервью с Родовиковой, в котором она рассказала, что домами для пожилых людей занимается уже 6 лет. Первое образование – медицинское, работала в «тяжёлом» отделении медсанчасти ИАПО, затем получила диплом по специальности «Финансы и кредит», но после смерти отца и деда решила помогать людям.

Фото: Александр Медведев, "Комсомольская правда в Иркутске"

На сайте пансионата сообщается, что учреждения размещаются в загородных домах, в комнатах от одного до пяти мест, клиентов обеспечивают шестиразовым питанием, за ними круглосуточно присматривают, проводятся реабилитационные программы, праздники. Стоимость проживания в сутки для тех, кто может самостоятельно себя обслужить, варьируется от 1,1 до 2 тысяч рублей, для лежачих – от 1,3 до 2,4 тысячи рублей. Аналогичный тариф установили и другие иркутские частные дома для престарелых. Сколько частников в общей сложности работает в этой нише, пока неизвестно. После пожара 18 октября надзорные органы формируют перечень учреждений.

Кроме частных, в регионе действует 18 областных учреждений соцобслуживания для инвалидов и пожилых людей, девять из них – дома-интернаты общего типа, девять – психоневрологические интернаты. В них живут 3,6 тысячи человек. Попасть в государственные учреждения можно в порядке очереди, которая с 1 января 2014 по 1 января 2017-го сократилась с 728 до 61 человека. В основном, в этих интернатах живут те пожилые люди, у которых нет родственников или родные которых не могут нанять сиделку. Оплачиваются услуги частично из пенсии постояльцев, частично – из областного бюджета.

«Одна дура на весь Иркутск»

Глава «Фонда Святой Милицы» Милена Родовикова рассказала, что дом на Курортной разделён на две части по сложности заболевания, огонь пришёлся на ту половину, где содержатся «тяжёлые», сама учредительница с годовалым ребёнком живёт во второй части дома, с «более спокойными».

Фото: "Комсомольская правда в Иркутске""/>

Руководитель "Фонда Святой Милицы" Милена Родовикова
Фото: "Комсомольская правда в Иркутске"

По её словам, пожар произошёл из-за взрыва сушильной машины, которую использовали лишь для сушки одеял. До этого у неё перестал крутиться барабан, чувствовался запах гари, поэтому 13 октября вызвали специалиста из «Рембыттехники», который отремонтировал машинку, дал гарантию в 3 месяца, но 18-го неожиданно рвануло.

Милена Родовикова вспоминает, как в 5-м часу утра вызвала спасателей, первая начала вытаскивать из задымлённых помещений стариков, из-за чего получила ожог лёгких и вместе с четырьмя постояльцами была отправлена в больницу первой же машиной скорой помощи. Всего пострадало 13 человек, в день происшествия пятеро сразу уехали обратно в пансионат. Женщина освободила свою комнату и комнату ребёнка, чтобы разместить вернувшихся из больницы. Сейчас в пострадавших от огня помещениях завершается ремонт, сегодня клеят обои.

Руководитель фонда сетует, что врачи не дают никакой информации о состоянии пациентов, отказали в помощи работников пансионата. Как она считает, две женщины умерли из-за развившейся в больнице пневмонии. У первой погибшей ещё до пожара не работали лёгкие, поэтому болезнь поразила быстрее других пациентов, через два дня её не стало. Вторая умерла 26 октября. Но претензий от родных пострадавших и погибших нет. Более того, они составили обращение в СК, прокуратуру и полицию в поддержку пансионата. После пожара ещё двое человек переехали жить в дом престарелых.

«Кто ушёл из жизни, мы же к ним привыкаем, это наши люди, здесь по-другому нельзя. Бывает, что мы девчонок больше отваживаем, чем родственников», — рассказывает Родовикова.

Она возмущена заявлениями о том, что никто не знал о работе пансионата – есть свой сайт, информация размещена в системе «2GIS», перед открытием была опубликована статья в «Аргументах недели». Говорит, что люди к ней обращались по сарафанному радио, иногда отправляют врачи, утверждает, что жили у неё и родственники прокуроров и судей. Возмущается и обвинениями о погоне за деньгами:

«ОБЭП считает, что я наживаюсь, ага, я обогатилась прямо, с ног до головы! Я езжу на Тойоте Ипсун 1987 года, в собственности только она, и то — в кредите. Хожу в тоненькой демисезонной курточке, до сих пор нет зимней обуви. Я продала квартиру и открыла пансионат, в нём и живу. Когда обыск был, спрашивают: «А чья это кровать?», а девчонки отвечают: «А это Милены Владимировны» — «Как?!» А вы думали, что я в хоромах живу, что ли?» — рассказывает женщина.

Она объясняет, что для открытия пансионатов долго искала юридическую форму. Регистрация как общество с ограниченной ответственностью или индивидуальный предприниматель не подходила из-за необходимости платить налоги, что отразилось бы на стоимости содержания людей. При этом она подчёркивает, что свои налоги всё равно платит – за продукты питания, транспорт и услуги. Поэтому обратили внимание на такие формы, как автономная некоммерческая организация или благотворительный фонд. Остановились на фонде как волонтёрской организации по паллиативной помощи. По словам Родовиковой, после открытия филиала в Малой Топке она обратилась в администрацию, где ей отказали в помощи, заявив об убыточности дела.

«Это состояние не поймёт никто, пока не окажется сам в такой же ситуации, это тяжело, когда твой близкий любимый человек сходит с ума, когда ты хочешь подойти, обнять, погладить, а он тебя не узнаёт, отталкивает, прогоняет. Я сама это пережила. У меня трое ушли, я их похоронила. 18 октября как раз было полгода, как не стало бабушки, она жила тут же. Я не гонюсь за деньгами, у меня чувство вины перед моим дедом, который умер в хосписе. Так не должно быть», — срывающимся голосом объясняет собеседница.

С родственниками Родовикова заключает договора как физическое лицо об оказании паллиативной помощи, предоставляет расписки за полученные и потраченные деньги. С волонтёрами она заключила договоры сотрудника бригады паллиативной помощи. Вся документация хранилась в открытом доступе, сейчас находится у следователей. Как и камеры видеонаблюдения, необходимые за контролем над постояльцами. Женщина хвастается, что не у всех домов престарелых есть кодекс корпоративной этики, развлекательная программа, не везде работают психологи, которые ведут «табели динамики», не везде постояльцы получают кислородные коктейли, делают подделки для родных, проходят курсы профилактического массажа.

«Мой юрист говорит: «Знаешь, Милен, ты одна такая дура на весь город Иркутск». А потому что мне всех жалко! В позапрошлую субботу пришла женщина со всеми вещами, принесла свою пенсию в платочке, говорит: «Буду у тебя жить». Я выгоню её, что ли? Хоть бы раз кто-то пришёл и посмотрел, как мы живём», — объясняет Родовикова.

После эмоциональных выпадов в сторону правоохранителей женщина неожиданно говорит, что благодарна прокуратуре и Следственному комитету, которые пытаются во все эти дела вникнуть: «Но зная нашу систему, им скажут уничтожить, они, конечно, уничтожат, никакие плакаты у прокуратуры, как родственники предлагают, не помогут».

Дырявое законодательство

На следующий день после пожара, 19 октября, уполномоченный по правам человека в Иркутской области Валерий Лукин призвал минсоцразвития региона и ГУВД выявить все незаконные дома престарелых. По мнению омбудсмена, контролирующие органы должны были знать о пансионате на Курортной и принять «соответствующие меры реагирования», но этого не было сделано, что «и явилось одной из причин трагедии».

22 октября РБК сообщил со ссылкой на анонимные источники в центральном аппарате МВД, что полиция планирует провести тотальную проверку всех частных клиник и домов престарелых.

Но всё не так просто. По данным замминистра социального развития, опеки и попечительства Иркутской области Алексея Макарова, «Фонд» не входил в реестр поставщиков социальных услуг ведомства, документов на вхождение не подавал: «О подобных частных учреждениях, которые якобы предоставляют социальные услуги мы знаем также, как и многие, из рекламных блоков или средств массовой информации. Соответственно, информацией о фактической деятельности этих организаций ни специалисты министерства, ни сотрудники подведомственных учреждений не располагают. И какие услуги там предоставляются – это зона ответственности только самого гражданина, который эту деятельность организовал».

Если организация хочет заниматься такой предпринимательской деятельностью, то она по закону обязана уведомить об этом соответствующие органы. Например, если это пансионат, то организация входит в реестр Роспотребнадзора, если планируется предоставление соцуслуг, то надо обратиться в региональную инспекцию по труду, если организация хочет получить компенсацию за предоставленные услуги, то — в минсоцразвития. Чтобы получить субсидию из областного бюджета, нужно войти в реестр министерства и разработать тариф за предоставляемые услуги. В соответствии с ним и выплачивается компенсация каждый месяц по отчёту организации о проделанной работе.

Но частные компании не хотят выходить из тени, по данным минсоцразвития, в реестре поставщиков соцуслуг числятся всего четыре организации, из них лишь одна – фонд «Оберег» — получает бюджетные деньги.

При этом ведомство, как и любой надзорный орган, не имеет права проверять подобные учреждения, не зарегистрированные в реестрах, без официального повода, например, жалобы со стороны соседей или постояльцев. Единственное, что минсоцразвития может предложить, это проведение образовательных семинаров о том, как начать работу, как получить компенсацию и так далее.

В пресс-службе регионального управления МЧС сообщили, что этот пробел в законодательстве – отсутствие права у надзорных органов заходить на частную территорию – лазейка для предпринимателей. Кроме того, правительство РФ объявило для субъектов малого бизнеса «надзорные отпуска», снизив тем самым количество профилактических проверок.

«Но нашли выход: прокуратура области может инициировать проверки с привлечением всех специалистов — соцзащиты, Роспотребнадзора, полиции, МЧС. Но когда это произойдёт, никто пока не знает», — пояснили в пресс-службе.

МЧС готовит свои предложения по работе с частными социальными учреждениями, которые будут внесены на совещании при правительстве или прокуратуре области. Сейчас ведомство «сработало на будущее» и начало формировать перечень частных организаций, также в ближайшее время планируется провести рейды в частном секторе Иркутска.

В пресс-службе полиции Иркутской области заявили, что вопросами деятельности частных клиник и домов престарелых занимались и до, и после пожара 18 октября, уже есть определённые результаты. Так, на улице Цимлянская в Иркутске был выявлен нелегальный пансионат. Услуги по уходу за пожилыми людьми предоставлял 31-летний иркутянин, разрешающей предпринимательскую деятельность документации у него не было. Сутки в приюте стоили порядка 1 тысячи рублей. Материалы дела направлены в суд.

Но при этом в ведомстве подчеркнули, что необходимо подойти к проблеме комплексно, с участием всех структур: «Раз есть тревожный сигнал, значит, надо посмотреть, всё ли вообще в порядке в этой сфере».

6 отзывов
Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Не единичный случай страшных историй о пансионатах и домах престарелых. Дети отдают своих родителей и не знают, в каких условиях они живут. Государству и подавно не интересно, это же не их родители, дяди и тети. Чужие старые люди, не приносящие доход, а только тратящие госсредства. Кому они нужны?!

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Дома престарелых сейчас переживают не самый лучший период, я считаю, что нужно серьезней подойти к этой проблеме, проводить регулярные внеплановые проверки, при малейшей оплошности жестоко карать подобные заведения и их владельцев, дабы избежать подобных трагичных последствий.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Если это поджог, то причина может быть разной- местные жители, кому-то помешала, кто-то что-то хочет там построить и т.д. 

Считаю, что государство должно поддерживать такие дома. Это как дети, которые живут в приёмных семья, и у них есть специальные программы для таких семей,, так и для домов престарелых должна быть схожая помощь.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Да эля ,скорее всего так и есть.полностью согласен.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Как всегда пытаются всю вину перекинуть на владельца пансиона. Как-будто возгорание произошло исключительно из-за отсутствия записей в каком-то там реестре. Почему не рассматривается криминальный мотив поджога?

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Будет очень печально если закроют её пансионат! Очень сомневаюсь что есть госучереждения где находятся пожилые люди с такими заболеваниями, как те с которыми лежат в её пансионате. В пределах иркутска нет таких гос учереждений!

Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить