НОВОСТИ
15 ДЕКАБРЯ
13 декабря
12 декабря

С климатом повезло, а со шлам-лигнином – нет

Фото: fedpress.ru

Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат не работает уже 4 года, с 2013-го, до этого экологи много лет безуспешно боролись за остановку производства, ссылаясь на загрязнение озера Байкал и негативное воздействие на окружающую среду. Когда завод всё же закрыли, карты, расположенные на полигонах БЦБК уже были заполнены шлам-лигнином, накопившемся за 47 лет. Исследования показали, что земля близ предприятия покоится под 6 миллионами тонн отходов. В случае каких-либо чрезвычайных ситуаций все загрязняющие вещества могут попасть в Байкал и привести к экологической катастрофе.

С момента закрытия завода учёные работали над проектами по рекультивации отходов БЦБК. После того как проект компании «ВЭБ-Инжиниринг» был отклонён, разработкой технологии по борьбе с отходами занялся геологический холдинг «Росгеология». Совместно с Иркутским национальным исследовательским техническим университетом (ИРНИТУ) компания разработала проект, который может стать спасательным кругом в сложившейся ситуации, но вызывает сомнения у научного сообщества. Детали проекта «Росгеологии» и альтернативные предложения по рекультивации отходов БЦБК были озвучены на общественных слушаниях, которые прошли 13 ноября в Байкальске.

Первым перед собравшимися выступил глава администрации Байкальска Василий Темгеневский. Он начал издалека и, прежде чем озвучить причину слушаний, напомнил историю создания БЦБК, затем перешёл к слушаниям 2014 года, на которых большинством голосов был утверждён к реализации ещё «сырой» на тот момент проект «ВЭБ-Инжиниринг». Принятая на тех слушаниях технология не прошла экологическую экспертизу и спустя два с небольшим года Темгеневский вновь обратился ко всем присутствующим проголосовать за переделанный проект «ВЭБ-Инжиниринг» в исполнении «Росгеологии».

«После большой и глубокой доработки, в основе того проекта, который сегодня будет предложен всё-таки лежит проект, разработанный компанией «ВЭБ-Инженеринг», и после внесения изменений и дополнений, мы вновь обратим внимание на тот проект, который был ранее. Я прошу вас всех быть конструктивными, чтобы мы не превратили наше слушание в колхозное собрание и приняли действительно правильное решение либо не приняли его. Но я надеюсь, что всё-таки то, что мы сегодня услышим, нас с вами убедит в том, чтобы мы проголосовали за данный проект», — немного путанно завершил своё выступление глава администрации.

Следующим на слушаниях должен был выступить депутат Государственной думы Михаил Щапов, но лично присутствовать на встрече не смог и оставил для присутствующих послание, в котором ясно дал понять, что если и дальше затягивать с решением вопроса рекультивации отходов Байкальского целлюлозно-бумажного комбината, то в скором времени область рискует остаться без материальной поддержки из федерального бюджета. Но, несмотря на своё предостережение о потерянном времени, депутат попросил участников процесса не принимать поспешных решений, и напомнил, что прошлая попытка реализовать несовершенную технологию стоила более 130 миллионов рублей.

«Считаю, что на слушаниях проект должен быть рассмотрен со всей объективностью, должны быть отодвинуты в сторону вопросы политической и экономической конкуренции, личные и корпоративные амбиции, у главы угла должны быть поставлены исключительно вопросы чистоты сохранения озера Байкал и соблюдение интересов людей, проживающих рядом с ним», — завершил своё послание депутат.

На этом в пояснениях на тему «Зачем «все мы здесь сегодня собрались» можно было поставить точку и торжественно предоставить слово непосредственно разработчикам проекта и участникам дискуссии,но собравшихся ждала ещё одна вступительная речь. К трибуне пригласили заместителя председателя правительства Иркутской области Виктора Кондрашова. Он сразу заявил, что не будет рассказывать насколько важны мероприятия, направленные на ликвидацию отходов БЦБК, и решил сделать акцент на важности непосредственно слушаний. И, пожалуй, он единственный из спикеров, кто попытался объяснить, почему проголосовать необходимо именно здесь и сразу после завершения слушаний.

«Хотелось бы заострить внимание на конкретных вещах, к которым необходимо подойти очень скрупулёзно. Поскольку на общественные слушания выносится проект по утилизации, то это процедурный вопрос, который должен пройти для того, чтобы этот проект в дальнейшем смог поступить на экологическую экспертизу. Немногие, наверное, разбираются в технологиях из присутствующих, а только узкие специалисты. Может быть, этого и не нужно. Нужно понять, насколько эти специалисты поняли суть проблемы, насколько быстро и надёжно можно применить данные наработки и в дальнейшем освоить или правильно использовать те федеральные и областные средства, которые будут выделены для утилизации отходов, потому что задача стоит действительно очень важная о том, чтобы эта территория подверглась хорошей зачистке от загрязняющих веществ», — пояснил заместитель председателя правительства.

Сам Кондрашов высказываться в поддержку или против проекта не стал, объяснив это тем, что перед принятием какого-либо решения хочет ещё раз выслушать предложения разработчиков. И, возможно, уже после этого в конце слушаний ещё раз выйти к трибуне и прямо высказать свои мысли относительно услышанного.

После того как мнения чиновников, судя по периодически выходящим из зала слушателям, не особо интересные, были озвучены, к микрофону вышел первый докладчик — управляющий директор «Иркутскгеофизики», член научно-технического совета «Росгеологии» Анатолий Кабанов.

«Проведены работы по плановой высотной подготовке всей территории БЦБК, работы по инженерным экологическим изысканиям, отобраны пробы, что позволит сейчас актуализировать объём, а также понять, насколько сейчас соответствует состав этих отходов тому, что было в 2012—2013 году, когда готовился проект «ВЭБ-Инжиниринг». В течение сегодняшнего, ближайших дней будут завершены работы по инженерным изысканиям на дамбах, которые разграничивают карты, для того, чтобы изучить их несущую способность и в последующем принять решение технически по размещению основных объектов и механизмов. Будут в ближайшее время проведены работы по восстановлению сетей – инжениринговой, мониторинговой сетей, скважин для наблюдений, которые будут оборудованы новейшими комплексами телеметрии, что позволит постоянно в реальном времени иметь информацию о составе грунтовых вод, о том, как происходят изменения дренирования тех или иных материалов», — отметил в своём выступлении Кабанов.

Он подчеркнул, что «Иркутскгеофизика» изучает проблемы целлюлозно-бумажного комбината уже больше 15 лет, а в 90-х, когда только начало проявляться дренирование почвы, их компания успешно справилась с устранением проблемы, вероятно, пытаясь донести этим сообщением, что и с новой проблемой им обязательно удастся справиться.

«Это в том числе и рабочие места для вашего города, в том числе и для вас, и тех будущих работяг, которые здесь представлены в большом числе», — выдержав небольшую паузу, в конце своего выступления ненавязчиво добавил Кабанов.

Перед следующим выступающим, чтобы наглядно продемонстрировать как на сегодняшний день выглядят карты Байкальского ЦБК, организаторы слушаний показали присутствующим видеоролик, который был снят за несколько дней до слушания. Представленные организаторами кадры способны привести в ужас даже тех, кто с ситуацией знаком весьма отдалённо.

После минутного видеоотступления участники слушаний всё же смогли услышать суть предлагаемого «Росгеологией» проекта по рекультивации отходов. Её представил руководитель инновационно-технологического центра ИРНИТУ и один из разработчиков Виктор Кондратьев. Он занимается изучением проблемы БЦБК 4 года. И, возможно, приняв во внимание слова Виктора Кондрашова о том, что скорее всего кроме учёных, мало кто понимает о чём идёт речь, решил объяснить суть проблемы доступным языком, на примере киселя и людей.

«В целом шлам-лигнин имеет слабую щелочную природу, то есть он к нам с вами близок, мы тоже с вами щелочные формы жизни, кислоты мы не очень любим. Шлам-лигнин очень хорошо держит воду. Это как заварить кисель. Возьмёте 100 граммов – мало, разбавите кипятком, получите литр киселя. Но только этот кисель очень плохо сохнет. В своё время проектировщики надеялись, что будет следующая картина – зимой шлам-лигнин должен был замерзать и при этом отдавать воду, при этом бы происходило расслоение. Вода бы отделялась, и твёрдая масса самоуплотнялась – это происходит в Братске, это происходит в Усть-Илимске, но здесь немножко не повезло с климатом. То есть с климатом повезло, а со шлам-лигнином – нет, он не мёрзнет», — объяснил ситуацию Кондратьев.

По словам учёного, в марте 2017 года совместно с представителями «Росгеологии» они отбирали пробы на картах, тогда толщина льда составила всего 5-10 сантиметров. Такие условия позволяют жить и размножаться различным бактериям, которые постепенно перерабатывают шлам-лигнин, но процесс этот небыстрый. Он может растянуться на десятки лет, что в данной ситуации непозволительно долго.

В основу проекта рекультивации отходов БЦБК лёг проект «ВЭБ-Инжиниринг». Как пояснил Виктор Кондратьев, технология предшественников распространена в мире и понятна, но её нельзя использовать так, как Росприроднадзор потребовал, чтобы получаемый материал не был токсичным. В свою очередь известь, которую предлагал использовать «ВЭБ-Инжиниринг», обладая повышенной щёлочью, по методикам отходы дают класс токсичности выше пятого. Это недопустимо в непосредственной близости от Байкала. Кроме этого, технология, которая предлагалась ранее, уже запатентована, и при её использовании, пришлось бы платить разработчикам.

«Мы предлагаем в качестве базовой технологии, над разработкой которой трудились политех, государственный университет в лице НИИ Биологии, иркутский центр химической службы, принять следующие технологические решения, которые дают моментальный стопроцентный результат. В качестве минерального наполнителя для связывания шлам-лигнина в твёрдое состояние принять инертный наполнитель в виде мраморизированного известняка, в качестве дополнительного наполнителя – золу, которая из-за своей мелкой дисперсности позволит создать достаточно плотную структуру, в качестве вяжущего компонента принять комплексное вяжущее в виде гипса и усилителя прочности микродисперсного диоксида кремния. По данной технологии были проведены крупные лабораторные испытания, при подготовки данной смеси через 8-10 минут получается уже достаточно вязкая масса, близкая по своему состоянию к плотным видам», — пояснил Кондратьев.

Согласно теории и проведённым исследованиям, когда пройдёт больше времени, масса засохнет настолько, что сможет выдержать малоэтажное строительство и размещение других объектов.

«По нашим расчётам – проектная группа закончила предварительные планировочные решения – весь объём накопленных отходов можно разместить в картах, которые находятся выше ЛЭП, то есть ниже ЛЭП земли останутся практически чистые и незагрязнённые. Таким образом, переводя шлам-лигнин из жидкого, полужидкого состояния в твёрдое, мы убираем возможность использования гидротехнических сооружений», — добавил учёный.

По этой технологии «Росгеология» и разработчики ИРНИТУ подготовили патент, так как у неё нет аналогов. В конце своего выступления Кондратьев попросил присутствующих поддержать проект и сразу сделал ремарку, что работа над технологией не будет остановлена, её будут совершенствовать и в будущем. Он выдвинул предложение о создании рабочей группы, которая будет заниматься поиском, мониторингом, анализом вновь поступающих предложений, как по технологии перевода в твёрдые агрегатные состояния, так и по технологии переработки в другие продукты.

Директор компании «Экостандарт» Юрий Кабаков представил технологию термолиза — альтернативную предложенной ИРНИТУ. Согласно их разработке, шлам-лигнин под воздействием низкотемпературного герметичного термолиза без процессов горения просто растворится в электролите, и на выходе получится синтетическая нефть, технический углерод, который в дальнейшем можно будет использовать для перевода в картриджи активированного угля и очистки воды. Звучит почти фантастически.

«Никаких вредных выбросов в атмосферу, в природу при использовании данной технологии не происходит. Это очень современные разработки наших российских учёных. Технология действующая, в настоящий момент перерабатываются ТБО, резина. Шлам-лигнин является таким же углеродным соединением, и утилизация строится по такой же схеме. Оборудование, которое будет использовано для переработки шлам-лигнина, может использоваться для утилизации ТБО, для мусора Байкальского и Слюдянского районов. Здесь работает технология растворение одного организма другим. Как лёд растворяется в воде, так и шлам-лигнин растворяется в электролите», — пояснил в конце своего выступления Юрий Кабаков.

Выступающий за ним директор «Центра агрохимической службы «Иркутский» Михаил Бутырин рассказал о применении процессов переработки шлам-лигнина с получением плодородного грунта для нужд рекультивации. Бутырин не стал призывать аудиторию голосовать за или против проекта «Росгеологии», он пошёл дальше и предложил свою технологию – «лечить» почву на территории БЦБК с помощью грибов и биогумата. Правда, как признался сам Михаил Бутырин, грибы, под воздействием которых лигнин должен был разрушаться во время испытаний, никакие результаты не показали, а вот биогуматы, наоборот, на практике проявили себя достойно.

«Биогуматы показали, что они не только разрушают лигнин, но и преобразует его в сыпучую структуру, которая при увлажнении действует как перегной и переходит в первоначальное состояние. Прошли биотестирование и получили хорошие результаты. Нами предлагается технология введения в почву микроорганизмов и в течение нескольких месяцев на выходе мы бы получили хороший перегной», — представил своё видение решения проблемы по ликвидации отходов целлюлозно-бумажного комбината Бутырин.

Не считая вступительных речей, первым в пользу проекта «Росгеологии» и политеха высказался заведующий лабораторией водной токсикологии НИИ Биологии ИГУ Дэвард Стом. Он подтвердил, что все вещества, применяемые в проекте, проходили тщательную проверку, в том числе и при их участии.

«Тот состав, который обозначил Виктор Викторович Кондратьев, нам показывали ещё на стадии подбора, мы что-то одобряли, что-то отбрасывали. Сейчас все компоненты, предлагаемые политехом, по всем параметрам и приказам для реализации проекта подходят. Предлагаемая смесь не токсична. Мы эти мысли поддерживаем», — озвучил свою позицию Стом.

Представитель иркутского управления по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды Ирина Винберг не стала придерживаться чьей-либо стороны, а просто кратко рассказала о том, как на экологию Байкала повлияло закрытие БЦБК. Она представила данные исследований за последние 4 года. На некоторых участках превышение показателей нормы было замечено на второй и третий год после прекращения производства. Это явление сотрудники управления пока объяснить не могут. Но с уверенностью сообщают, что по сравнению с водой воздух с момента закрытия комбината стал заметно чище. Кроме этого, она отметила, что прекращение работы БЦБК никак не сказалось на радиационном фоне.

На этом выступления зарегистрированных участников закончились и слово дали жаждущим высказаться из зала. Среди зрителей негативно настроенных по отношению к проекту оказалось немало. Первый же спикер из зала — Сергей Виноградов, представляющий экологическую организацию «Зелёный фронт», — предложил признать слушания несостоявшимися, объяснив это тем, что, во-первых, доклады половины выступающих никакого отношения не имели к теме слушаний, во-вторых, заседание проводилось с нарушением федерального закона по экологической экспертизе. Кроме этого, техническое задание по проекту в местах размещения информации о нём представлено не было, что также является нарушением. На этих словах модераторы слушания попросили говорить по существу, после чего Виноградов ещё раз повторил, что ему непонятно, какую информацию вообще спикеры пытались донести до аудитории и покинул трибуну.

Как заявил Виноградов после слушаний «Восточно-Сибирской правде», он намерен заявить об этом в Генеральную прокуратуру.

«Наши эксперты изучали проект не одну неделю. Мы подготовили десятки замечаний к нему, но нас отказались слушать. Это не обсуждения, а профанация. Такой проект не должен быть реализован. Деньги госбюджета планируется потратить на работу по технологии, имеющей негативную историю, в результате чего Байкалу может быть нанесён ещё больший вред. Мы считаем данные общественные обсуждения несостоявшимися и о своей аргументированной позиции заявим в Генеральную прокуратуру», — завил изданию представитель «Зелёного фронта».

Во время выступлений модераторам отправляли вопросы по проектам, которых набралось достаточно. В основном людей интересовали сроки реализации проекта, его стоимость, кто всё это будет финансировать и появятся ли рабочие места для жителей Байкальска. На все вопросы ответил Кондратьев. По его словам, реализация проекта обойдётся примерно в 6 миллиардов рублей, из них 79% — средства федерального бюджета, остальная часть – средства из регионального бюджета. На данный момент корректировка проекта ведётся за счёт средств «Росгеологии». По распоряжению президента России срок по завершению ликвидации отходов назначен на 2020 год, но Кодратьев отметил, что может понадобиться немного больше времени. Территория была вновь изучена, некоторые объёмы изменились, например, если по старым данным шлам-лигнина было около 2 миллионов тонн, то по новым его там 3,5.

«При прежних объёмах изысканий, которые были указаны «ВЭБ-Инжиниринг», планировалось, что мы уложимся в 3 года, сейчас, скорее всего, придётся ходатайствовать продлить программу переработки до 2022 года. Это что касается шлам-лигнина. Ангарская экспедиция прошла маршруты, опасности они не обнаружили», — пояснил Кондратьев.

По его словам, в работе будет задействовано 497 человек, из них большая часть мест будет отдана жителям Байкальска. В смену будут выходить порядка 180 человек.

Ещё один вопрос, который ещё с 2014 года не даёт покоя учёным, – противоселевая защита территорий БЦБК. Кондратьев пояснил, что ей занимается МЧС, и, по его данным, эту работу финансирует региональное правительство.

Модераторы слушаний неоднократно напоминали спикерам о том, чтобы они не забывали о времени. Из зала периодически были слышны выкрики о том, что регламент был урезан специально, чтобы не все имели возможность высказаться. Пытаясь не заострять на этих заявлениях внимание, чтобы экономить всё то же время, которого уже катастрофически для выступлений не хватало, организаторы предоставили слово ещё нескольким спикерам, которые высказались против принятия проекта. Каждый по-своему объяснил свою позицию.

Бывший главный эколог байкальского комбината Николай Алдохин, основываясь на своих подсчётах, нарисовал весьма ужасающее будущее, если предлагаемый проект всё же будет принят. Его выступление организаторы окрестили «Доклад под названием «Мы все умрём», и понятно, почему: по данным Алдохина, если применять предложенные технологии, произойдёт выброс в атмосферу токсичных веществ, которые способны в считанные минуты убить здорового человека при первом же вдохе.

«Если учесть, что сероводород тяжелее воздуха, он будет располагаться в приземном двухметровом слое. В результате мы получим 12 тысяч квадратных километров загрязнённого воздуха свыше ПДК (предельно допустимых концентраций — ред.). По обеим технологиям воздух будет очень «хорошо» пахнуть. К тому же, будет выделяться токсичный газ, который вполне может приводить к летальным исходам, плюс этот газ будет взрывоопасным», — обрисовал будущее Алдохин.

Также неэффективным проект признал и заведующий лабораторией биогеохимии Лимнологического института СО РАН Александр Сутурин. Начал он весьма лирично с песни «Жила-была бабка у самого моря»: «Она купила себе мочало, это песня хороша, начинай сначала», — заявил Сутурин, намекая на небольшие отличие проектов «Росгеологии» и «ВЭБ-Инжиниринга» и то, что обсуждение рекультивации отходов БЦБК ходит по кругу. Он отметил, что две предложенные технологии вообще никак между собой не перекликаются, технологии до конца не продуманы и их разработка довольно непоследовательна.

«Один говорит, что будет омоноличивание, а у другого в этом же ОВОСе (оценке воздействия на окружающую среду — ред.) прописано, что омоноличивание себя провалило, мы будем делать дизельное топливо и так далее. Было сказано, что все проекты были проверены и получили положительные результаты, в том числе и на экспертизе. Прокуратура-то что проверяла в этом случае? Обязательно сделать проект защиты от селя всего полигона, а затем, когда защита будет сделана, вот и развлекаться, выбирать технологию. В промышленном масштабе их испытать», — этими словами Сутурину пришлось завершить своё выступление.

Когда учёный перешёл к теме воровства властями и отмыванию денег, его доклад остановили и попросили уступить место следующему спикеру. Александр Сутурин с рассуждениями на тему «и в прошлый раз мне сказать не дали» удалился в зал, а его место на трибуне занял ещё один выступающий – директор лимнологического института Андрей Федотов. Его доклад прозвучал очень коротко и лаконично. Федотов заявил, что не понимает, за что голосовать, исходя из услышанного.

«Что нас призывают сегодня сделать – проголосовать. А за что голосовать, ребята? То, что вы сегодня слышали «мы сделаем, будет хорошо» и ни одной цифры, также и в документах: ни одной цифры, ни схемы. Если мы не уверены в результате, а я по тому, что маленькие цифры здесь увидел, понимаю, результата не будет. Говорят, потом «мясо» нарастим, всё пересчитаем. В нашем государстве потом ничего не пересчитается», — резюмировал Федотов.

Заключительное слово взял Кондратьев, который попытался объяснить спикерам, что те цифры, которые сейчас есть в проекте по ликвидации отходов БЦБК, были получены из расчёта по данным замеров ещё «ВЭБ-Инжиниринг», поэтому они и кажутся такими смешными. Он пообещал, что до 1 декабря все данные будут скорректированы и переданы на государственную экспертизу. Также он не смог удержаться и ответил на прогнозы о катастрофе, сделанные Николаем Алдохиным. По его словам, никакой опасности нет, группа ангарских учёных на катамаранах в течении дня «голыми руками» совершала замеры на картах? и все остались живы.

Как и обещал в начале слушаний под занавес ещё раз к микрофону вышел Виктор Кондрашов, он предложил поддержать проект «Росгеологии» и дорабатывать его уже в процессе.

«Основные дебаты, которые у нас развернулись, шли, скажем так, по поиску технологии, наверное. Это как у юристов, так и у учёных – единого мнения быть не может. Я уже говорил, что общественные слушания необходимы, чтобы пройти процедуру выхода на экологическую экспертизу. Вообще-то это формальность, потому что она имеет рекомендательный характер», — отметил Кондрашов.

Он поддержал предложение о создании общественной экологической комиссии для того, чтобы параллельно с государственной экспертизой был получен итоговый проект, который в процессе доработок проверялся промышленными и лабораторными экспериментами. Точкой в выступлении Кондрашова, ни на что не намекая, напомнил, на какой проект были выделены государственные деньги.

«Надо понимать, что на сегодняшний день существует один проект, на который государство выделило деньги, но выполнить его невозможно, технология не подошла, что мы делаем: предлагаем в рамках этого проекта разработать новую технологию, полностью переделать проект, скорректировать его», — завершил своё выступление Виктор Кондрашов.

Общественные слушания, несмотря на протесты из зала, как и планировалось закончились голосованием. Из 297 присутствующих, или скорее досидевших на заседании до конца, против создания общественной экологической комиссии и принятия предложенного проекта рекультивации отходов Байкальского ЦБК проголосовали всего семь человек, ещё 16 воздержались.

Добавить отзыв
Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить