IRCITY
Погода

Сейчас-21°C

Сейчас в Иркутске

Погода-21°

переменная облачность, без осадков

ощущается как -26

3 м/c,

вос.

725мм 64%
Подробнее
USD 92,75
EUR 100,44
Криминал Бунт в ангарской колонии

«У этих сведений нет первоисточника!» Подсудимые по делу о бунте в ангарской колонии потребовали исключить показания экс-сотрудника ИК

Во время допроса он ссылался на секретные данные. Что на это сказал суд?

Подсудимые по делу о бунте в ангарской колонии потребовали исключить показания экс-сотрудника ИК

Подсудимые по делу о бунте в ангарской колонии № 15 Виктор Алешин и Антон Оленников на заседании 16 января ходатайствовали признать показания бывшего заместителя начальника по оперативной деятельности учреждения Станислава Михеева недопустимыми. Они ссылались на то, что свидетель не мог назвать источники осведомленности.

Если вы являетесь родственниками подсудимых и хотите рассказать о своей версии событий, напишите нам на ircity@sholding.ru или в наш телеграм-бот @ircitynews_bot.
Звоните круглосуточно+79246030271
Мы в соцсетях

Бунт произошел в колонии строгого режима в Ангарске вечером 10 апреля 2020 года. Как сообщили тогда в ГУФСИН, осужденные накануне напали на сотрудника штрафного изолятора. Затем стало известно, что на территории колонии подожгли несколько зданий. Общая площадь пожара составила 30 тысяч квадратных метров, сгорели восемь зданий, среди них — четыре производственных цеха, пожарная часть, учебный цех и подсобные помещения. При разборе завалов на территории промзоны колонии был найден мертвый заключенный, позже стало известно, что он покончил с собой. К утру 11 апреля ГУФСИН заявило, что обстановка находится под контролем.

На заседании в режиме видео-конференц-связи должны были допросить троих свидетелей, которые сейчас отбывают наказание в ИК-15 и на момент массовых беспорядков также находились в учреждении. Однако показания их так и не заслушали из-за технических неполадок: когда приступили к опросу первого из свидетелей, оказалось, что его практически не слышно. Не удалось установить качественную связь и после обеда.

Судья объявил традиционный перерыв в заседании до четверга, но прежде заслушал несколько ходатайств. Они поступили только от двух подсудимых. Виктор Алёшин, помимо показаний Станислава Михеева, которые он дал на заседании 11 января, просил признать недопустимыми и показания оперативного сотрудника колонии Александра Куртынова — считается, что именно с ним у подсудимого Антона Обаленичева случился конфликт в ШИЗО, после которого возникли беспорядки.

Беспорядки в ШИЗО, напомним, по версии обвинения, начались после того, как Антон Обаленичев закричал, что к нему применяют физическое насилие. Начальник ГУФСИН по Иркутской области в своих показаниях, которые он дал в суде 31 октября, заявил, что просматривал видеозапись инцидента вместе с тогдашним прокурором региона Александром Ворониным, и тот признал применение физической силы в отношении Обаленичева правомерным — у осужденного находились запрещенные в ШИЗО сигареты. Табак хранить в камерах штрафного изолятора нельзя, а Обаленичев якобы отказался их выдать.

Алёшин в своем ходатайстве сослался на Уголовно-процессуальный кодекс РФ, в котором недопустимыми считаются показания, если свидетель не может указать источник своей осведомленности. Напомним, что, в частности, Станислав Михеев в своих показаниях постоянно упоминал, что данные, озвученные им, являются результатом оперативно-разыскных мероприятий, а каким образом они проведены и кто является источником информации — засекречено.

Станислав Михеев на предварительном следствии назвал больше 20 имен осужденных с указанием дат рождений и прозвищ, а также конкретной роли каждого из них в бунте. Среди них фигурировали и почти все подсудимые. Однако во время судебного заседания 11 января он не смог назвать практически никого из них, сославшись на то, что уже мало кого помнит.

Антон Оленников подал сразу два ходатайства, касающихся Михеева. Одно было аналогичным ходатайству Виктора Алёшина, второе касалось запроса в ГУФСИН по Иркутской области.

— Михеев давал показания о том, что пользовался на допросе документами (речь о справках на каждого из осужденных, которые, предположительно, участвовали в бунте. — Прим. ред.), но не сообщал об этом следователю, — зачитал свое ходатайство подсудимый. — При допросе в суде 11 января он сказал, что не может назвать источник информации, ссылаясь на гостайну.

В связи с этим Оленников считает, что ГУФСИН по Иркутской области должно рассекретить эти данные. Также подсудимый просил предоставить видеозаписи, которые могли бы подтвердить, что именно он открывал камеры ШИЗО, как об этом сообщал Михеев.

— Если информация не подтвердится, то прошу считать эти доказательства недопустимыми, — отметил Антон Оленников.

Прокурор возразила против ходатайств. Она отметила, что решение рассекретить материалы может исходить только от самого ГУФСИН, а что касается признания доказательств недопустимыми, то нельзя сказать, что Михеев и Куртынов не могут подтвердить источник осведомленности.

— Что касается оперативно-разыскных мероприятий, то они подлежат оценке при исследовании совокупности доказательств, — прокомментировала прокурор.

Суд в ходатайствах отказал, но отметил, что оценка всем доказательствам будет дана в итоговом решении по делу. В том числе суд оценит, насколько законно они получены.

От Виктора Алёшина поступило и еще одно ходатайство. Он просил суд направить в СУ СКР по Иркутской области сведения о том, что несколько свидетелей — Игорь Шитиков, Алексей Мишин, Сергей Непомнящих, Андрей Урезалов и Сергей Петрушин — в суде заявили, что во время предварительного следствия на них оказывалось давление. В связи с этим подсудимый считает необходимым провести проверку в Следкоме и следователей, которые расследовали уголовное дело.

О фактах пыток в СИЗО-1, куда перевезли часть из осужденных после бунта в ИК-15, стало известно в декабре 2020 года. СК возбудил уголовные дела. Во ФСИН заявили, что установили 40 человек, причастных к насилию над осужденными, 75 потерпевших и примерно 90 очевидцев.

В январе 2021 года бывшего начальника СИЗО-1 Игоря Мокеева отстранили от должности из-за проверки по фактам сексуального насилия над осужденными и незаконных действий. В феврале 2023-го получили сроки бывший начальник иркутской колонии № 6 Алексей Агапов и двое его подчиненных — Антон Ерохин и Алексей Медников.

В августе Иркутский областной суд провозгласил приговор в отношении пятерых бывших сотрудников СИЗО-1: Максима Вольфа, Максима Данчинова, Алексея Мелентьева, Андрея Москвитина и Евгения Шадаева. Они признаны виновными по уголовному делу о превышении должностных полномочий по отношению к 29-летнему осужденному. Подсудимым назначено от 4 до 5 лет лишения свободы в колонии общего режима.

Суд поинтересовался, почему Алёшин не может потребовать это напрямую.

— Да я уже обращался, сто с лишним жалоб и ходатайств написал, — ответил подсудимый.

Прокурор посчитала это ходатайство преждевременным, отметив, что допрошены еще не все свидетели. Суд в ходатайстве отказал, ссылаясь на недостаточность доводов, но подчеркнул, что Виктор Алёшин может его подать повторно.

Судебный процесс начался 14 июля 2023 года, мы вели его текстовую онлайн-трансляцию — так же как и с заседания 22 августа, когда свою версию событий озвучила сторона обвинения. Во время первого заседания в судебном процессе один из подсудимых, Семен Францев, попросил суд «развернуть дело на допрасследование» из-за того, что он не понимает, в чём его обвиняют. Осужденные несколько раз уже просили, чтобы к защите привлекли наряду с профессиональным адвокатом правозащитника, но суд в этом каждый раз отказывает. Ранее мы изучили криминальную биографию каждого из предполагаемых организаторов бунта.

С 29 августа заседания проходят в условиях СИЗО-1, прессу и общественников пустили на них с 7 сентября. На заседании 7 сентября допросили двух осужденных, признанных по делу потерпевшими, затем 13 сентября рассмотрели несколько ходатайств от подсудимых, в том числе об отводе судебной коллегии и возвращении дела в прокуратуру, а также допросили представителя базы материально-технического снабжения ГУФСИН по Иркутской области, признанной по делу потерпевшей стороной.

Еще потерпевших допросили 27 октября — один из них заявил иск на возмещение морального ущерба, второй претензий не имеет. В итоге была озвучена альтернативная версия происходившего в апреле 2020 года в ИК-15.

Перед трехнедельным перерывом в заседаниях в суде допросили двух засекреченных свидетелей: один не ответил почти ни на один вопрос от подсудимых, другой смело рассказал о том, как готовился бунт. На заседании 7 декабря один из свидетелей рассказал о том, что к нему применялись пытки, двое других рассказали, что, по их версии, происходило в колонии 9–11 апреля. На заседании 26 декабря допросили также экс-начальника отряда № 6 Баира Ринчино. А 28 декабря продемонстрировали видео с регистраторов сотрудников, на которые попало начало конфликта, и допросили оперативника Александра Куртынова.

Больше новостей, фотографий и видео с места событий — в нашем Telegram-канале. Подписывайтесь и узнавайте всё самое интересное и важное из жизни региона первыми.
ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
0
Пока нет ни одного комментария.
Начните обсуждение первым!
Гость
войти
ТОП 5
Рекомендуем